ФОРУМ ЗАКРЫТ. ИГРА ОКОНЧЕНА.

1750 год

Общество вампиров раздроблено из-за клановых разногласий. Между собой борются крупные секты - Темный Порядок, Отступники и братство охотников. Но все едины в одном - в необходимости соблюдать Маскарад. Рейтинг: NC-21

Погода

Апрель. Ночью около +8°C. Днем +20°C.

ЖДЕМ В ИГРУ

Администрация: ТЕОДОР ДЕ МОРО

Нажми на кнопку

Рейтинг форумов Forum-top.ruВолшебный рейтинг игровых сайтов

К слову

Вампиры - Дети Ночи, мистические создания, которые пьют кровь, чтобы продлить свою не-жизнь. Мертвые, но ожившие. Внешность имеют самую разную, в зависимости от клана, пути и образа жизни.

Каждый клан имеет свою индивидуальную дисциплину, которую передает из поколения в поколение и бережно хранит секреты, оставляя тайну лишь для своих соклановцев.

Существа, называемые Мисфитс, не имеют клановой способности, но могут развить все три общие дисциплины на достаточно высоком уровне, чего им, в принципе, бывает достаточно.

Иерархия имеет очень большое значение в мире вампиров. В особенности для вампиров, состоящих в сектах, которые придерживаются тщательно разработанной структуры.

Совершая диаблери, убийца выпивает не только кровь жертвы (а кровь вампиров гораздо вкуснее, чем самая вкусная кровь простых смертных), но так же и силу жертвы.

Гули это люди, отведавшие крови вампира. Добровольно или насильно - не имеет никакого значения. После первого глотка человек становится привязанным к своему вампиру.

В Сером братстве есть и вампиры, которых называют Мстителями. Как правило это выходцы клана Малефикус. Они отказываются от человеческой крови и поддерживают не-жизнь с помощью крови животных.

Помимо официальных, всем известных сект, существуют так же тайные общества, чья деятельность является преступной как среди людей, так и среди вампиров.

Кровь вампира, содержащая его силу и имеющая магические свойства. Чем старше вампир, тем сильнее будут магические свойства его крови.

У вампиров, как известно, нет души. Она умирает вместе с человеческой оболочкой, а это значит, что не-жизнь становится окончательной и последней в цепочке реинкарнаций.

Вампиру символы веры ни по чем, если перед ним не праведник, наделенный особо мощной верой и силой воли. В его руках крест и святая вода становятся опасным оружием, но, конечно, не смертельным.

Кровь умершего не связана с его душой, она не просто теряет ценность, но и становится отравой. Глотнувший мертвой крови вампир будет долго опорожнять желудок, и еще потом его будет подташнивать. Исключение - вампиры клана Мортис.

Обезглавливание - самый действенный способ убийства вампира. Даже если кажется, что вампир окончательно мертв, на всякий случай лучше отрубить ему голову - так он точно больше не оживет. Еще ни у одного сородича голова к туловищу не прирастала.

Огонь - вампиры хорошо воспламеняются и горят. Но даже обуглившаяся головешка может выжить, если огонь вовремя потушить.

Магия сородичей страшна и разнообразна, воздействия вампиров друг на друга смертоносны либо причиняют большой ущерб, в зависимости от поколения и силы.

Если воткнуть в сердце вампира какой-нибудь предмет, оно остановится и существо упадет замертво. Не встанет, пока инородный предмет не уберут из сердца. Если это случится, орган со временем регенерирует и забьется.

Солнечный свет и ультрафиолетовые лучи причиняют ожоги моментально, а если оставить под прямым воздействием - вампир превратится в прах и развеется по ветру. Исключение - вампиры клана Гарголь.

Поколение показывает силу витэ вампира, которая тем слабее, чем дальше сородич удален от первого прародителя.

Узы начинают действовать уже после первого глотка, и с каждым новым глотком усиливаются. Трех глотков от одного вампира достаточно, чтобы человек стал его рабом.

Узы Крови можно разорвать, если убить своего хозяина, но это крайне сложно, поскольку у жертвы попросту не поднимется рука. После смерти хозяина Узы естественным образом распадаются.

Кровь вампира творит с человеком настоящие чудеса. Гуль становится сильнее, быстрее, выносливее, раны его быстро регенерируют, кожа разглаживается от морщин и тело наполняется неведомой энергией.

Вампирам, как и людям, не чужды никакие эмоции. Они могут любить, могут ненавидеть, могут страдать, могут оставаться эгоистами. Вампиры покупают дома и иногда даже заводят семьи, они так же плетут интриги и скрываются от правосудия.

Размножаются вампиры при помощи ритуала инициации, других способов нет. Их мертвое семя не способно дарить жизнь.

Вампиры могут имитировать жизнь в своем теле - заставить кровь прилить к коже и сделать ее розовой, направить свою силу на то, чтобы температура тела была как у человека.

Для того, чтобы поддерживать себя в нормальном состоянии, новообращенному вампиру необходимо питаться каждый день. Со временем он может сдерживать жажду и растягивать запас витэ на недели, что тоже зависит от поколения.

Клану Мортис необходимо употреблять человеческую плоть так часто, как они могут.

Похищая не-жизнь вампира, который ближе находится к Прорадителям, вампир навсегда усиливает собственное витэ. Таким образом, даже новообращенный вампир может получить могущество старейшин, конечно же, если у него хватить силы и наглости отнять его у них.

Каждый клан имеет возможность помимо своей дисциплины развить две общие, уровень развития будет так же зависеть от поколения.

Многие полагают, что у движения Отступников нет четкой структуры, что они — не более чем неорганизованный сброд, однако это далеко от истины; не будь они организованы — их уничтожили бы еще много веков назад, а на данный момент они живут, процветают и набирают в свои ряды новичков.

Отступники - это те, кто отказывается подчиняться законам Темного Порядка, да и любым другим законам тоже. Для отступников любые законы - это цепи, а цепи ограничивают свободу. Это неправильно и поэтому они готовы идти на всё чтобы разорвать путы.

Чаще всего отступники молоды. Это бунтари, изгои, вампиры, имеющие неординарное мышление и своеобразный взгляд на мир в целом и на вещи в частности. И, к сожалению или к счастью, отступники долго не живут.

Согласно легенде, первым в их роду был Каин - братоубийца. За свое преступление Каин был проклят Богом и превращен в вампира.

В Пророчестве сказано, что реинкарнация Авеля, брата Каина, разбудит его первых детей. Проснувшиеся от тысячелетнего сна, чудовищные голодные монстры начнут пожирать всех вампиров.

Прародители - первые вампиры, от которые пошли все последующие. Каждый из шести создал своих потомков и передал им свою силу. Так появились кланы, в которых сородичи сильно отличались друг от друга.

Вампиры Темного Порядка клянутся соблюдать шесть законов для достижения всеобщей цели. Как и другие законы, они часто игнорируются, искажаются или прямо нарушаются.

Охотники на вампиров точно так же пытаются соблюдать Маскарад, поскольку им тоже не хочется кровопролитной войны, в которой еще не известно, кто победит.

Наверх

Вниз

The Vampire Chronicles

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Vampire Chronicles » Завершенные эпизоды » Утешение


Утешение

Сообщений 61 страница 67 из 67

61

Фраза, брошенная Флоренцо, явно предназначалась ему. Теодор встрепенулся, поняв, что его обнаружили, но как? Его точно не было видно и он не шумел. Как этот.. Впрочем, в этом мужчине было очень много необъяснимого и подозрительного. Что-ж, план графа де Моро провалился с треском. А он уже подумывал взять Асмодея и проследить за Конти, узнать, куда он направляется, кому-то доплатить за информацию, кого-то подкупить, это делалось на раз-два-три, он был хорош в слежке. Очень хорош.. Раньше у Теодора всегда был запасной план, но не сейчас. И было горько от того, что он не знал, как быть. Нужно выйти, прятаться глупо, если вот тайна его пребывания раскрыта. Как-то даже пренебрежительно со стороны Конти, словно граф для него мигом обесценился. Словно он ничуть не удивлен, что Теодор здесь. И, видимо, это означало конец их непонятной истории. Что-ж, так тому и быть. Граф вышел из тени, теперь и сам напоминая тень, стоявшую неподалеку от Флоренцо. Сглотнув и облизав губы, тихо поинтересовался:
- Уже уходишь?

0

62

- Пожалуй, - Флоренцо продолжал поправлять вальтрап, который грозил сползти при активном галопе. - Думал задержаться. А потом подумал еще немного... Наверно, все же это разница в возрасте.
Наконец, он разворачивается и смотрит в упор на юношу:
- Я действительно ехал к тебе. Я хотел послушать тебя, узнать как ты, чем жил эти пять лет. В порядке ли, что тебя огорчает, а что радует. Хотел знать, кому ты улыбаешься и... - Конти улыбнулся, - за кем бегаешь ночами. - Вампир кивнул на костюм графа, - тебе идет.
- Но в итоге я будто сам начинаю за тобой бегать. В такой позиции, знаешь ли, трудно вести диалог.
Однако, это оказалось труднее, чем ему представлялось, пока мальчишка был далеко. Отказаться от одиннадцати лет. Отказаться от будущего, что жило у него в голове все это время.
- И я все же хотел бы еще раз извиниться. Хоть тебе уже и все равно, но можешь считать, что это для меня.

0

63

Что бы сделал граф, если бы Флоренцо его не заметил? Сначала он думал, что поедет следом, но потом снова закралась эта мысль - для чего это все? Мысль, мучившая его с того момента, как он узнал мужчину в ванной.
- Я действительно ехал к тебе. Я хотел послушать тебя, узнать как ты, чем жил эти пять лет. В порядке ли, что тебя огорчает, а что радует. Хотел знать, кому ты улыбаешься и.. за кем бегаешь ночами.
Теодор усмехнулся. Конти хотел знать о его жизни. Ничего хорошего он не мог ему рассказать, а если бы Флоренцо узнал плохое, граф был бы вынужден его убить. Вот и выходит, что даже поговорить им не о чем. Теодор будет молчать, он уже не тот мальчишка, который хвастается своими подвигами, чтобы впечатлить взрослого мужчину. Он вообще ни с кем не мог больше общаться, вот так запросто, только с братом, которого у него больше нет. И что же, упасть на грудь Флоренцо и пожаловаться? Больший вздор сложно было себе вообразить. Но что же тогда он может дать, если не может дать ничего из того, что мужчина от него хочет? У графа была невыносимая дилемма - он вынужден был отталкивать показной холодностью человека, с которым в тайне очень хотел дружить. Внутри сжалось, словно кто-то наступил на грудную клетку, мешая сделать вдох. Верный признак, что пора развернуться и уйти. Наверно, так было бы лучше для них обоих. В свою очередь, резко поддавшись вперед, Теодор обхватил затылок мужчины ладонью и впился в его губы, грубо, жадно сминая их своими. В груди его обрушился целый мир. Он не мог ничего сказать сам и не давал говорить Флоренцо, удерживая его, а вскоре прижал его спиной к деннику и притиснул собой, не позволяя вырваться.

0

64

Усмешка в ответ яснее тысячи слов. Флоренцо чувствовал себя ужасно глупо, распинаясь перед тем, кому это не надо. Но и в самом деле, это было в большей степени необходимо ему чем мальчишке. Все эти откровения. Да и куда хуже раз за разом задавать себе после вопрос: а что было бы, если бы? Конти предпочитал избегать подобных сюжетных заворотов, что травили кровь и путали мысли.
Теодор упрямо молчал, и вампир уже думал, что, пожалуй, развлек его довольно и можно уезжать. Но и тут граф удивил его. Почувствовав руку на своем затылке, вампир тут же перехватил запястье юноши, готовый сломать его в любой момент, если граф решил, что извинений мало и не званный гость должен поплатиться за все физически. Похоже, отчасти младший де Моро так и решил, его поцелуй был жадным и грубым. Конти вспомнилось, как припадали к воде, облаченные в пятидесяти килограммовые доспехи рыцари, во время недолгих передышек перед очередными набегами мусульман. Иногда они вставали перед самой водой на колени и лакали как собаки, порой задние ряды давили и опрокидывали их в воду, где те так и тонули или барахтались как черепахи, не способные выбраться без посторонней поддержки. Флоренцо будто физически ощущал, как Теодор боится что его оттолкнут, боится, что поцелуй прервется и последуют опять какие-то слова. Словно юноша не знал о чем или просто не хотел говорить.
И вот за спиной уже денник, а в бок упирается кольцо для развязок, а Теодор продолжает давить, словно не замечает этого. Однако, это же не может длиться вечно? Или может? Вампир берет юношу за подбородок и кладет большой палец ему на губы, прерывая поцелуй. Он молчит. Раз юноша не хочет говорить, что ж. Помолчим. Но смотрит Флоренцо внимательно, разглядывая в полутьме лицо выросшего мальчика. Конти улыбается. Он будто перестал слышать свои собственные мысли или же их просто не осталось ни одной сколь-нибудь годной. Бульонец просто не знал, что и думать на все происходящее, потому мужчина мягко улыбнулся, убрал палец и поцеловал его сам. Гораздо спокойнее и вдумчивее. Будто говоря: "нам некуда спешить, наслаждайся нюансами".

0

65

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

66

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

67

Граф не понимал, что происходит и как он упустил момент, когда его руки оказались связаны. Он только догадывался, как себя вести с мужчинами, да и с женщинами в общем-то, но сейчас он очень этого хотел и верил, что все у него на этот раз получится. Верил, но напрасно. Теодор дернул руками, понимая, что теперь с ним могут беспрепятственно делать все, что вздумается, и это пробудило в нем самые неприятные ассоциации. Удушливая волна злобы поднималась изнутри, заставляя активнее выпутывать руки.
- Значит, кто у вас там за девочку, говоришь? Садовник?
Теодор чувствует его колено, напрягаясь и забывая, как дышать.
- А сам ты уже был, за девочку?
Рывком повернувшись, Теодор зарядил Флоренцо крепкий удар в челюсть. Да такой сильный, что любой человек от него свалился бы без чувств.
- Нет, и не буду.
Голос его прозвучал низко и угрожающе. Граф был уверен в одном, если мужчина попытается сделать с ним нечто подобное еще раз, он убьет его быстро. Один удар ножом, что у него припрятан, и нет больше Флоренцо. Однако, романтичный настрой уже выветрился из его головы, возвращая тяжесть в грудную клетку, ком в горло и тянущую боль в пах. Теодор смотрел на мужчину, но куда-то сквозь него.
- Уезжай. И никогда больше не возвращайся.

0


Вы здесь » The Vampire Chronicles » Завершенные эпизоды » Утешение