The Vampire Chronicles

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Vampire Chronicles » Прошлое » Terra Incognita


Terra Incognita

Сообщений 1 страница 30 из 43

1

Участники: Бальтазар Веласкес, Жан-Пьер де Леонкур, и пр.
Время: 1747
Место:
Гавр, север Франции
http://www.artprojekt.ru/gallery/euroart/Pic/089.jpg
Одежда, инвентарь:
Предыдущий эпизод:
Последующий эпизод:

Отредактировано Жан-Пьер де Леонкур (2016-01-17 17:03:27)

0

2

Он добрался до Гавра верхом под утро, лишь раз остановившись на постой. Пьер плохо понимал, сон это был, или нечто больше, однако, что он терял от небольшой водной прогулки? Жанно был относительно всемогущ в центральных землях Луары, но не в Нормандии. Так что в кой-то веки можно было действовать свободно. Без ощущения чужого заботливого дыхания на загривке.
Город был разделен скальным образованием на верхнюю и нижнюю часть. В верхней располагались зажиточные дома, в нижней — порт и дома бедноты. На картах, что он смотрел, город еще носил название Ле-Гавр-де-Грас, лет двести тому назад, судя по всему. Сейчас он надеялся, что порт достаточно вырос, чтобы из него относительно часто ходили корабли куда угодно. Немногим ранее он уже побывал в Онфлере, чтобы узнать, что за те века, что он спал, гавань заилела, и теперь там швартовались разве что небольшие рыбацкие суда. Но сейчас Жан-Пьер изволил отправиться куда подальше.
Уже стоило определиться, на каком корабле ему отплывать, и неплохо бы разжиться деньгами к счастливой минуте отъезда.
Лошадь он продал на первом постоялом дворе: так у отступника появился какой-никакой, а стартовый капитал, но тут опасно приблизился рассвет (проклятая задержка с Онфлером), так что планы по увеличению оного капитала, и поиску судна пришлось отложить до заката.

0

3

Мурена вошла в порт на закате. Зашли бы раньше, но команда ставила сети в левой части пролива, там, где почти не ходят корабли из-за отмели. Рыба вампира не интересовала, но спорить с экипажем он не стал, кормить их чем-то надо. Пришвартовались, чудом не задев большое  торговое неповоротливое судно. Уже стемнело, Бальтазар стоял на палубе не шевелясь с нетерпением вглядываясь в очертания берега. Штурмана он воспитал хорошо и контролировал его работу только во время нападений и швартовки, с стальным мужчина замечательно справлялся сам. В море они были дольше запланированного, то штиль, то ветер не попутный, напасть за напастью.  Масштаб трагедии был таков, что даже судовые крысы, вечная напасть кораблей, перестали портить провиант. В планах было подобрать какого-нибудь мальчишку юнгу и использовать его по прямому назначению. У Бальтазара был список принципов, по которым он строго разделял товарищей и еду. И сейчас он планировал этими принципами пренебречь.
Оставив вахту и раздав команде стандартные указания, вместе со второй частью команды, он сошел на берег. Все как обычно, как было сотни раз до этого. Новые лица, резкие запахи. Бальтазар отшатнулся от проезжающей  в пяти метрах от него телеги. Объекты, проезжающие так близко с непривычки пугали всех моряков, так как ассоциировались со столкновением. Будь ты человек или вампир, море ломает всех одинаково.   
Еда нашлась быстро, в последнее время порт неплохо разросся, а шлюх любом, даже самом мелком порту всегда было предостаточно. Команда разбрелась по кабакам и знакомым девкам. Только капитан, слывущий поистине ответственным человеком, а по факту скучающим вампиром, вернулся к рассвету на Мурену. Однообразие и скука убивали его похлеще солнца.

+1

4

Он не помнил, какого это было - находиться в тарпоре, всякий раз как сознание пыталось обратиться к этому опыту, возникала непонятная тревога, и Пьер быстро оставлял эту затею. Но почему-то ему казалось, что тарпор должен быть похож на глубокий сон, разве что без сновидений. Вот ты заснул, будто задули свечу, и все исчезло, вот только свеча — это ты сам, а остальные живут, меняются, но тебя из жизни убирают.
После тарпора он не любил сны, опасался, что не заметит как один из них опять растянется на несколько сотен лет. Потому отчасти каждый вечер был избавлением. Признаком того, что он справился, одолел невидимого врага. Он плохо понимал, зачем вообще занялся всем этим. Прощение? Но Пьер не чувствовал себя виноватым. Место в совете? Зачем ему это? Возможность плодить птенцов. Да, заманчиво. Заманчиво и странно. Будто он не на своем месте. Но Жанно всегда было видней.
Гавр был холоден и неприветлив, и это впечатление лишь усиливалось ближе к гавани. Будто сама Франция давила на него, изгоняя из своих пределов.
Где стоит искать капитанов вечерами? Конечно же в кабаках.
Однако, вампир практически физически ощущал, что как-то сдал. «Твори Жан-Пьер, не покладая рук, и день и ночь, не предавайся лени...». Нехитрые строки взбодрили, как первая фраза нелюбимой пьесы, которую надо было сыграть. Надев на лицо улыбку, мужчина обратился к первому попавшемуся прохожему относительно возможных развлекательных заведений.

0

5

Ночь снова накрыла город. Они планировали стоять не больше трех суток. Вахта сменилась, теперь за судном приглядывали вчерашние гуляки. Они держались за головы и изображали крайнюю усталость, но не спорили. В работе и отдыхе все равны.
Для начала Бальтазар вместе с командой навестил самую шумную таверну в городе. Там он оставил приличную сумму денег, показав, как отдыхают настоящие пираты. Ром лился рекой, вокруг него столпилось много веселых девиц, с одной из них он и покинул таверну. Никто не заметил отсутствие капитана. Оставив девицу, он вздохнул прохладный ночной воздух. Находясь постоянно с людьми, дыхание становится привычкой. Человеческие развлечения забавляли вампира, но не могли в полной мере развеять его скуку. К тому же, у него еще оставалось дело. Стоило найти юнгу для нечастых перекусов.
На окраине порта стоял небольшой бар, в котором собирались моряки, ищущие недостающих членов команды. Бальтазар выбрал столик в центре зала и устроил настоящий смотр. Кандидатов пришло три и ни один не понравился вампиру. Один был глупым, второй слишком болезненным, третий тоже не в полной мере подходил, но подавала надежды.
- Вот представь, боцман говорит тебе вымыть грот-мачту. Что ты ответишь? - темноволосый долговязый паренек, стоявший напротив вампира, что-то пробормотал.
- Невероятный идиот. Ты должен посмотреть, какого черта там мыть. Если она вымазана в крови или каком дерьме, это одно... Иди отсюда. Следующий. Что, больше никого. Как трудно быть капитаном.
Он откинулся на стуле, всем своим видом изображая несправедливость этой жизни.

+1

6

Жан-Пьер явно свернул где-то не там, заведение как-то слабо напоминало увеселительное, хотя, тут явно наливали и контингент подобрался подходящий. Один кричал и бахвалился словно недавно ему дала пощупать свою грудь сама мадам де Помпадур, и он спешил этим поделиться со всеми.
- Вот представь, боцман говорит тебе вымыть грот-мачту. Что ты ответишь?  Невероятный идиот. Ты должен посмотреть, какого черта там мыть. Если она вымазана в крови или каком дерьме, это одно... Иди отсюда.
- Что вам дороже, месье, ваша мачта или мой покой? - Скалясь, ответил Жан-Пьер, так, чтобы его слышали все рядом сидящие и незадачливый кавалер публичной мадам. Раздался одобрительный гогот соседей. Это подстегнуло продолжить.
- Месье, а подскажите, почему он должен вам нечто отвечать? - Поймав непонимающий взгляд, Жан-Пьер пояснил. - Ну, вы уточнили, что бы он ответил, но вопроса там не было, вы просто расписали, в какой крови и дерьме вымазана ваша грот-матча. Оу, простите, или вы не ту мачту имели в виду? - Теперь уже пошлость слышали практически все, а те кто не слышал выслушивали торопливый пересказ более удачливых соседей.

0

7

Бальтазар не заметил, когда в бар зашел этот наглец, посмевший так нагло вмешаться в разговор. Мальчишка, кандидат на роль юнги, невольно засмеялся и тут же испуганно опустил глаза, так и не сумев снять глупую улыбку с лица. Зря боялся, внимание капитана полностью переключилось на говорливого наглеца.
-...Оу, простите, или вы не ту мачту имели в виду?
Вампир не перебивая дослушал дерзость. Резко встал, стул, на котором он сидел, перевернулся, но капитан этого даже не заметил. Подошел к наглецу вплотную, разглядывая его с ног до головы. Будь незнакомец разумен, но отступил бы на шаг.
- А ты должно быть хочешь проверить, о какой именно мачте идет речь? Давай выйдем, покажу. Найдем твоему дерзкому ротику достойное применение.
Он слегка толкнул незнакомца плечом и указал на выход из бара. В баре не осталось ни одного человека, который бы сейчас не смотрел на них. Бальтазара тут мельком знали и знали и знали, что напрасно он никого не обидит, но и шутить с ним не стоит.

+1

8

- А ты должно быть хочешь проверить, о какой именно мачте идет речь? Давай выйдем, покажу. Найдем твоему дерзкому ротику достойное применение.
Де Леонкур заметил, показавшиеся было при столь страстной отповеди клыки капитана, и подключил прорицание. "Вот что? Офендер, и довольно молоденький". Жан-Пьер расплылся в лукавой улыбке:
- А я даже начал переживать, что ты не предложишь. - Однако, зрителей набралось прилично. В былые времена продиторес бы это не остановило, но, увы, те времена прошли.
Как только они покинули таверну, де Леонкур подключил путы, сковывая очаровательного капитана выше пояса. На всякий случай.
Закинул руку ему на плечо, при обнимая, будто они были бывалыми собутыльниками и повел прочь.
- Советую не дергаться, дорогуша, сейчас я нежен, но если ты предпочитаешь по жестче, это я мигом устрою, - он погладил пальцем щеку вампира и развернулся с ним к тем, кто вывалился из заведения вслед за ними, в надежде увидеть сочную драку.
Все же жажду театральности в Жан-Пьере было истребить не так просто:
- Не переживайте, месье! И не скучайте! Уверяю вас, ему понравится! - И они опять двинулись вниз по улице.

0

9

Бальтазар так редко в последнее время встречал вампиров, что даже предположить не мог, что наглец окажется одним из них, да еще и таким сильным. Раньше он не встречал столь древних представителей не живых, поэтому не мог даже предположить, что за существо перед ним и чего от него можно ждать. Мысленно он выругался, когда почувствовал на себе путы. С таким он тоже сталкивался впервые. Так резко из охотника превратиться в жертву. Поэтому выругался второй раз, тоже мысленно. Однако, путы не лишали возможности говорить, а молчание, к сожалению, не было сильной стороной капитана. Молчанье продлилось не долго.
- Надо же, не думал, что ты быстро согласишься, даже уговаривать не пришлось. Я по всякому люблю. Если расскажешь, чего хочешь, мы сможем договориться.
Он не дергался и послушно шел за похитителем, лишь не такой дерзкий, несколько растерянный взгляд выдавал, что что-то пошло не так. Сначала было даже интересно, потом Бальтазар приуныл. Мурена планировала отчалить уже на рассвете, кто знает, не уйдет ли она, забыв на берегу очередного капитана. Да и общество смазливого мальчишки, столь легко его сковавшего, как-то не радовало.
- Куда мы идем? Ты обещал, что мне понравится. Десяток свидетелей подтвердят, а пока мне просто скучно.

0

10

- Надо же, не думал, что ты быстро согласишься, даже уговаривать не пришлось. Я по всякому люблю. Если расскажешь, чего хочешь, мы сможем договориться.
Пьер рассмеялся:
- Видите, как нам с вами повезло. Я тоже люблю по всякому.
Они спустились уже к подножью холма, на котором располагались питейные заведения. Сторожили глумились, что отличный вид на гавань открывается как раз для того, чтоб замешкавшиеся матросы выпив, могли пустить скупую слезу вслед убывающему без них кораблю.
- Куда мы идем? Ты обещал, что мне понравится. Десяток свидетелей подтвердят, а пока мне просто скучно.
Де Леонкур кивнул Бальтазару в сторону каких-то ящиков у дороги:
- Присаживайтесь. Я так сразу не могу, стеснителен, знаете ли. Хочу узнать вас получше. - Продиторес улыбается. - Надеюсь, вы капитан не какой-нибудь рыбацкой лодки, которой три мили от берега - уже потолок? Это было бы неприятно. - Голова подсказывала очередную пошлость, но Пьер сдержался, а то с такими темпами, переговоры бы грозили затянуться. В такие минуты ему было даже отчасти обидно, что он не нобилис, Жанно бы просто приказал и этот капитан вез бы его на край света.

0

11

Бальтазар послушно присел на предложенную коробку. Он всегда был так послушен, когда выбора не было. Раза три точно.  Наконец прелюдия была закончена и вампир, имени которого Бальтазар не знал и величал мысленно не иначе как наглец, а то и еще похлеще, перешел к делу.
- Надеюсь, вы капитан не какой-нибудь рыбацкой лодки, которой три мили от берега - уже потолок? Это было бы неприятно.
Радовать приятностями наглеца не хотелось, чего конкретно он хотел от Мурены тоже не было понятно. Капитан усмехнулся, уже без стеснения демонстрируя клыки. Он так и не понял, с представителем какого клана имеет дело, перебрал в памяти все, ни на один стоящий напротив юноша, извините, наглец, не походил.
- А ты, красавчик, порыбачить с нами захотел? Или все таки юнгой ко мне пойти? Для юнги у тебя мордашка подходящая. - потом он внезапно стал серьезным, что было редким явлением - Мое судно, не рыбачья лодка. Но я пока не вижу мотивации продолжать с тобой разговор, даже имени твоего не зная.

0

12

- А ты, красавчик, порыбачить с нами захотел? Или все таки юнгой ко мне пойти? Для юнги у тебя мордашка подходящая... Мое судно, не рыбачья лодка. Но я пока не вижу мотивации продолжать с тобой разговор, даже имени твоего не зная.
- Однако. - Пьер улыбался, демонстрируя клыки, - меня - юнгой? Не опасаетесь, что ваша мачта меня не выдержит? Возьмет и сломается.
Продиторес не стал садиться рядом, стоя перед капитаном, и смотря на него сверху вниз:
- Подскажите, а какое имя мне стоит назвать, чтобы у вас появилась мотивация? Возможно, Людовик ХV? - Жан-Пьер вынул из поясной сумки кошель, доставая золотой луидор возлюбленного короля, подкидывая его в воздухе и ловя.
Чертов Жанно посмеялся над ним, запретив отдавать эти деньги кому-нибудь кроме капитана. Проклятые нобилис со своими дьявольскими приказами. Чем плохо было бы, если бы Пьер останавливался в лучших гостиницах и не особо считал затраты? Неужели это доставило бы брату особые неудобства?
- Ну, так что? - Пьер тряхнул всем кошелем, чтобы капитан мог на слух оценить его вес. - Не появилась ли мотивация, милейший?
Капитан-вампир? Об этом нельзя было и мечтать. Корабль, наверняка, был оборудован изолированными от света помещениями. И гули. Там обязаны были быть гули. А Пьер не гордый, он готов уже был делить с этим славным капитаном надкусанную плоть.

0

13

Бальтазар пропустил мимо ушей очередную пошлость про мачту. Он равнодушно оценил кошель с деньгами. Может монет в нем было и не мало, может вампира и тянуло на экстрим, может и хотелось как-то разнообразить свое существование, но дураком капитан не было. Он отрицательно тряхнул головой.
- Ты, дружок, умерь свой пыл. На моем корабле есть место всего для одного вампира. О тебе я знаю только то, что парализуешь ты хорошо, да любовь в разных позах любишь. Мне этого не достаточно, чтобы проникнуться к тебе доверием. Либо рассказывай кто ты, куда путь держишь или от кого бежишь. Либо на мой корабль тебе ход закрыт.
Он продолжал дружелюбно скалить клыки, что совсем не соответствовало серьезным словам. На Мурене и правда не было места второму вампиру. Экипаж понятия не имел, с кем имеет дело, считая капитана просто своим парнем, но со странностями. Другой вампир мог легко разрушить эту иллюзию, а что еще хуже, проявить агрессию к членам экипажа и вызвать охоту на ведьм в открытом море. А как тяжело набирать новую команду, обучать и изучать ее, Бальтазар знал не по наслышке. Деньги не окупали предстоящих проблем. Был еще второй путь, шантаж и пытки. Но решится ли так дерзко стоящий напротив наглец оказаться на корабле с ненавидящим его капитаном. Разве что, если он склонен к суициду. Судя по его поведению, этот вариант отметать не стоило.

0

14

- Ты, дружок, умерь свой пыл. На моем корабле есть место всего для одного вампира. О тебе я знаю только то, что парализуешь ты хорошо, да любовь в разных позах любишь. Мне этого не достаточно, чтобы проникнуться к тебе доверием. Либо рассказывай кто ты, куда путь держишь или от кого бежишь. Либо на мой корабль тебе ход закрыт.
- Как же с тобой непросто, - вздохнул де Леонкур, все же садясь рядом, и пряча свой звенящий, но не сыгравший козырь. Вот почему его не укусил нобилис? Все было бы гораздо проще. Капитан бы живо повез его, куда следует.
- Можешь звать меня Пьер. Фамилия моя, если ты не был в долине Луары - вряд ли тебе что-нибудь скажет. Я немного повалялся в тарпоре, несколько веков, у всех бывают тяжелые дни. И, если честно, еще не встречал никого из своего клана. А был бы не против. Так что я хотел арендовать твой корабль - для поисков себе подобных. Потому, куда плыть  конкретно - не скажу, я прислушиваюсь к инстинктам. Говоря начистоту, я даже не думал, что есть капитаны из наших. Если ты трусишь участвовать сам, то я готов рассмотреть твоих кандидатов. Что? Никто из знакомых не желает подзаработать? Мне все равно, кому платить.
Продиторес провожал спускающихся по дороге скучающим взглядом. Капитан не рыпался, так что, похоже, был не забиякой. Что делало ему честь, однако он выходил более рассудительным, чем Жан-Пьеру показалось на первый взгляд. А это было хуже, лишние вопросы, повышенное внимание. Близнец все же рассчитывал на более безмолвного и глуповатого проводника.

0

15

- Как же с тобой непросто.
Капитан в ответ лишь усмехнулся, никто не обещал, что будет легко. Да и не он все это начал. Сам он считал себя довольно рассудительным и сдержанным, что правдой не являлось ни в коей мере. Объективная самооценка не входила в достоинства Бальтазара.
- Вот и познакомились, Пьер. Мое имя тоже ничего тебе не скажет, можешь звать меня Бальтазаром, а можешь и не звать, мне как-то все равно. Значит, ты хочешь, чтоб я взял тебя на свой корабль, мы забыли про все наши планы и пошли с тобой неизвестно куда, повинуясь твоим инстинктам. Сними свое заклятье, я тебе поаплодирую, более идиотского предложения я еще не слышал. Может нам на дно пойти, если твоя интуиция туда поведет. - тут он замолчал и осекся, услышав следующие слова Пьера.
- Если ты трусишь участвовать сам, то я готов рассмотреть твоих кандидатов.
- Кого ты назвал трусом? Ты считаешь, что я трушу - он вновь оскалил клыки, но уже не дружелюбно. - Ты должен усвоить, что на моем корабле, я капитан. Людей моих грызть не позволю. Подчиняешься моим правилам или идешь искать своих за бортом. Чего сидишь, идем на Мурену.

0

16

- Кого ты назвал трусом? Ты считаешь, что я трушу... Ты должен усвоить, что на моем корабле, я капитан. Людей моих грызть не позволю. Подчиняешься моим правилам или идешь искать своих за бортом. Чего сидишь, идем на Мурену
- Тихо-тихо, мой капитан. - Он чуть сильнее сжал путы, словно решив, что это как-то остудит на удивление горячую кровь молодого вампира. После череды нобилисов, что вертелись возле Жанно, да и самого младшего Бальтазар выглядел на редкость живым.
Пьер примирительно поднял руки вверх, демонстрируя, что сдается:
- Какой, однако, вы грозный. Хорошо, Бальтазар, ваш корабль - ваши правила. - Вампир пружинисто поднялся и поднял за путы капитана, секунду помедлил и снял их. - Весьма рад знакомству. Но, прошу заметить, если я сочту ваше командование... - продиторес хмыкнул, - несправедливым. Устрою бунт, в следующий раз путы могут оказаться на вашей шее, а если сжать их чуть сильнее. Мало ли что произойдет?
Де Леонкур мягко улыбнулся:
- Некоторые теряли из-за меня голову.

0

17

Бальтазар подавил вспыхнувший поток злобы. Вот так привыкаешь, что на своем корабле ты авторитет, как сразу появляется некто с путами, кто опустит тебя на землю. Манией величия Балти не страдал, поэтому угрозу воспринял на редкость лояльно. Хотя и подумал, что поторопился, так поспешно сказав "да". Забирать свои слова обратно было не в правилах капитана, оставалось работать с тем, что было. Почувствовав свободу, он слегка оживился.
- Ладно, я понял, что просто с тобой не будет. На корабле я представлю тебя как моего старого приятеля. Любить меня не обязательно, но клыки при команде скалить нельзя. Команда моя человеческая, с кем дело имеют не знают. Если голоден, перекуси на берегу. В рейсе питаемся только кровью животных, которых кок закупит. Мерзость. - он сплюнул, вспомнив вкус - А что делать.
Отсутствие крови, дневной сон, человеческая команда нисколько не напрягали относительно молодого вампира. И если другие считали, что нужно перестраховаться, сделать гулей или просто сменить профессию, то капитан был вполне доволен своим существованием. Вот, чтоб не скучно было, проблему себе завел. Он перевел взгляд на стоящую рядом проблему.
- Терять голову из-за тебя я пока не готов. Знакомы, знаете ли, мало. Работаем так. Ты говоришь куда плыть, мы прокладываем удобный курс. И смотри...- он сделал шаг к Пьру, глядя ему прямо в глаза - без глупостей.

0

18

- Терять голову из-за тебя я пока не готов. Знакомы, знаете ли, мало. Работаем так. Ты говоришь куда плыть, мы прокладываем удобный курс. И смотри... без глупостей.
- С вами приятно иметь дело, капитан, - Жан улыбнулся, вручая кошель. - Скажите своим людям, что получите второй такой же, когда все закончится. Чтоб не роптали, - уточнил вампир после небольшой паузы. - Получите, получите, у моей экспедиции есть покровители.
- Особо купать меня тоже не советую, думаю, мы наделали достаточно шума в той таверне, чтобы те, кому я интересен, выяснили, на каком корабле болтается славный капитан, - Пьер ненадолго приложил пальцы к груди, будто признавался в самых глубоких чувствах.

---

Они болтались на открытой воде уже вторую неделю, по мнению штурмана порт уже должен был появиться дня три назад. Команда начинала нервничать, потому что все чаще появлялись айсберги, люди мерзли и злились, припасы заканчивались, как и вода.
- Они считают, что второй кошель того не стоит, - поделился Жан-Пьер, до заката было около часа, а продиторес не мог позволить себе разгуливать, как Бальтазар под прикрытием жалкой шляпы, которую того гляди унесет под этими северными ветрами. - Могу показать на зачинщиков. - Пьер широко улыбался, не оставляя сомнений, что бы он сделал с заговорщиками.

0

19

Бальтазар в очередной раз изучал карту, оказавшуюся, по его словам, такой же точной, как и интуиция Пьера. Кто-то считал, что женщина на корабле приносит несчастье. Он же был убежден, что ни одна женщина не сравнится в этом с вампиром. Одним. Конкретно этим. Была даже мысль подкинуть его на корабль недоброжелателей, чтобы проверить эту теорию. Но, увы, недоброжелатели в эти края не заглядывали. Вот с чего бы это.
Порт обычно издали заметен по проходящим мимо судам. Либо они сейчас искали очень мелкий порт, либо искали его не там. Был еще третий вариант, что порт сгорел ко всем чертям лет сто назад, а с карты его не убрали. Но тогда другой вопрос, где суша. Суша же сгореть не могла. Бальтазар отбросил бесполезную карту и повернулся к Пьеру.
- Они считают и они правы. Каждый из них выполняет свою работу. Не станет одного и заменить его будет некем. Мы не торговое судно, нам из казны не платят, у нас одна вахта, делимся только в порту. Но я готов поиграть в твою игру, кто же из них хочет занять мое место? Штурман еще слишком юн и считает меня своим  старшим братом. Он талантлив и, возможно, в будущем решит меня сместить, но сейчас еще не готов. Боцман трус, примкнет к тем, кого больше. Работу свою знает, поэтому и держу. Матросы, идиоты. Набирал их по физической подготовке, канаты кидать много ума не надо, а силы надо прилично.
С момента этого бесконечного и бессмысленного блуждания на волнах, Бальтазар заметно поутих. Он все реже отпускал пошлые шутки и почти не приставал к Пьеру с двусмысленными намеками. Зато все больше хмурил брови и большую часть ночи проводил на палубе в одиночестве.

0

20

- А ты приглядись к этому со шрамом. - Пьер поднялся покачиваясь прошелся по каюте, сунул нос в карту, словно ожидая, что его сейчас должно озарить. Сны не приходили, упрямо где-то прятались, словно опасались пронизывающего северного ветра. Справа послышался скрежет, продиторес в кой-то веки нахмурился и перевел взгляд на Бальтазара. Команда забегала, послышались перекрикивания, но разобрать, что встревожило людей - не удавалось. Кто-то распахнул дверь, вынуждая вампира как стеснительную даму метнуться в глубину каюты, словно ее застукали в неглиже. Жан-Пьер нырнул в ворох тряпок, что когда-то был для него постельным бельем и явно знал лучшие дни. Только зарывшись в них, Пьер позволил себе прислушаться дальше к происходящему снаружи.
- Иди! Иди и узнай, что там! - Продиторес закопошился под тряпками, ему было глубоко наплевать, что за человек ворвался в каюту и столь бестактно его спугнул, он уже сплетал тени, что клубились вокруг него, отправляя сквозь щели наружу, заполняя все трещины корабля, любовно перебирая и огибая каждую доску.
Люди скопились на правом борту и тревожно взглядывались вдаль. Установился странный штиль, но течение неуклонно гнало их все севернее.

0

21

Капитан взметнул брови, задумываясь, может ли головорез со шрамом через все лицо быть зачинщиком бунта. Бальтазар лично спас этого мерзавца от виселицы и наивно полагал, что это вполне достаточно, чтобы вызвать хоть какое-то подобие благодарности. Но, увы, люди такие мелочи в расчет не брали. Самому капитану корабль достался не совсем честно, но это другое, ему можно. Из этих печальных мыслей его вывел ворвавшийся в панике матрос. О том, что его матросы умеют паниковать капитан раньше не знал. Ворвавшийся в комнату тусклый предзакатный свет заставил Бальтазара невольно отшатнуться вглудь комнаты. На севере ночи были длиннее, дни короче, но даже если бы световой день длился всего час, какая-нибудь ерунда все равно произошла бы именно в это время.
- Иди! Иди и узнай, что там!
То, с какой быстротой Пьер закопался в постельное белье, на Мурене это именно так называлось и гостю выдали лучший комплект, вызывало уважение. Капитан поправил свою спасительную шляпу. Может, со стороны и казалось, что он поборол свой страх перед дневным светилом, но выходить в такое время было сравнимо с нырянием в ледяную воду. Только ощущения обратные.
- Что такое, опять меня к себе не пригласил. Когда-нибудь, я не стану ждать приглашения.
Последние слова он говорил уже на хожу, захлопывая дверь каюты. Можно было оставить ее открытой, пусть бы Пьер помучился, но как-то сразу в голову не пришло. Он подбежал к тому самому правому борту, где происходило движение.
- Какого тут черта?

0

22

Первоначальные крики, призванные собрать всех на палубе, утихли. Повисло гнетущее молчание. Дня два как они не встречали айсберги, которые нет-нет, да попадались в этих широтах. Но прежнее облегчение сменилось такой вот оглушающей тишиной, впереди начинались льды, они подступали сразу с трех направлений, а течение неустанно гнало их все глубже в лоно этого бесконечного белого и абсолютно ровного материка. Тени юркнули ниже, к самой кромке воды, какое-то время блуждали там, растягиваясь вдоль ватерлии, словно принюхивались и, наконец, нырнули, дотягиваясь до самого днища.
Плохо, они грозили застрять здесь всерьез. А в условиях нарастающего бунта не сложно было понять, что пассажир, затащивший команду в столь глубокую задницу и капитан, пустивший его на борт, долго не протянут. Нет, Пьер не боялся людишек, он был уверен, что справится с девятью из десяти. А каждого десятого был готов уступить Бальтазару, но все же. Если милый капитан так трясся над каждым членом экипажа, сможет ли он столь же качественно управлять судном, если перебить для профилактики, к примеру, половину?

0

23

Команда с энтузиазмом пропустила капитана на лучшее место для обзора. На долю секунды он остолбенел, оценивая масштаб трагедии. Вечно вести не могло, но ведь так хотелось. Маленькая шустрая мурена не была предназначена для зимних прогулок. Проламывание льда было для нее непосильной задачей. Здесь нужно было крупное судно, а шанс, что они такое встретят, да еще и это судно пожелает им помочь... Экипаж может не дожить.
Все смотрели на Бальтазара, кто-то с надеждой, но большинство с упреком. Он отвесил подзатыльник стоящему рядом штурману и заулыбался, привычно пряча клыки.
- У всех штурманов профессиональная болезнь дальнозоркость. Я у тебя что, друг мой, критинизм? Единственная твоя задача на море смотреть.
Ответа дожидаться не стал, в конце концов, сам поручил юнцу управлять судном днем. Да и увидеть издали человеческим взглядом эти льдины не так просто. Капитан подбежал к штурвалу и рванул его, пытаясь экстренно сменить курс, хотя и понимая, что уже поздно. Даже если скинуть орудия и груз и посадить всех на весла, даже красавчика Пьера с его вампирскими силами, все равно поздно. Бальтазар ударил кулаком по несчастному штурвалу, пытаясь сдержать гнев.
- Остается надеяться, что твои соклановцы обитают на этих льдинах и мы пришли куда надо.

0

24

Ахтерштевень едва заметно завибрировал, рулевой баллер пришел в движение, меняя положение руля. Тени, будто испугались этого, отпрянули и начали поспешно стягиваться обратно к хозяину. Один из матросов, заметивший боковым зрением странное движение на досках, резко обернулся, но там уже ничего не было. На всякий случай он перекрестился.
Пьер не видел сны, которые хоть как-то можно было трактовать как провидческие уже дней десять. Естественно Бальтазару об этом знать не следовало, а то мало ли. Он и так в последнее время стал временами слишком серьезен, продиторес грешным делом думал, что он в такие моменты подсчитывает, какая сумма могла бы успокоить мечущееся сердце пирата. Но капитан молчал, никаких требований не выдвигал, но и настроение его явно не думало идти на поправку.
Единственное, что Жан-Пьер знал точно, так это то, что течение их вынесло куда-то гораздо севернее, чем был изначальный расчет.
Несмотря на резкий маневр, а скорее благодаря ему руль задел подступившие почти вплотную с левого борта льды, послышался скрежет, судно чуть тряхнуло, что продиторес напрягся и отрыл себя из подушек и одеял. Образовавшаяся взъерошенность создавала эффект ранней и явно вынужденной побудки, так что менее всего он сейчас напоминал почти девятивекового бессмертного. Почему-то не хватало Жанно, продиторес испытал волну раздражения. Весь этот корабль, весь этот совет и клан хотелось послать далеко и абсолютно однозначно.

0

25

- Твою! Да какого! Ну почему?! - капитан поспешно убрал руки от штурвала, чтобы не доломать его окончательно.
Подошедший было штурман хотел что-то сделать, но увидев взгляд Бальтазара, отскочил, как ошпаренный. Даже у тех, кто планировал бунтовать, уверенности сейчас поубавилось. Уж очень неестественно и жутко выглядел капитан. Глаза выделялись на бледном лице и горели каким-то звериным огнем.
Вампир был не из тех, кто привык контролировать все. Он предпочитал ввязываться в переделки,а потом экстренно искать их них выход. Люди и нелюди другого склада в пираты не идут, для них придумали торговый и военный флот. Но если до этого клыкастый капитан думал, что судьба не сможет выбить его из колеи, то сейчас осознавал, как ошибался. Мурена без штурвала, Мурена во льдах, Мурена в... ну вы поняли. Все таки этот вампир приносил несчастья. Изначально не стоило брать его на корабль, еще когда нужное знакомство он заводил дерзостью и силой.
С этими печальными мыслями, Бальтазар понесся в каюту в Пьеру. Кто-то из экипажа логично предположил, что не там стоит искать выход из сложившегося положения. Предположил шепотом, но не учел, имеет дело с взбешенным вампиром. Последний притормозил и влепил наглецу со шрамом, а это был именно он, увесистую оплеуху.
- Плотник, оцени урон. - рявкнул Балти, влетая в каюту Пьера.
- Я же сто раз говорил, я больше по мачтам - промямлил испуганный плотник, явно не понимая, что тут можно сделать.
В каюту капитан ворвался весьма эпично. Сейчас он не помнил угроз Пьера оторвать ему голову в случае нападения. Как и того, что осуществить эти угрозы для древнего вампира не составит труда. Он видел перед собой просто мальчишку, причину всех проблем. Который нежился в постели, когда снаружи апокалипсис наступает. Он схватил Пьера за грудки, притягивая к себе и оскалил клыки.

0

26

Пьер только собрал тени, что отправлял повторно - проверить, что за очередной толчок произошел с несчастным кораблем и каковы его последствия. Трещины и отколовшийся угол он успел заметить, как и то, кто был в момент столкновения за штурвалом. Вампир вяло прикидывал, до какой степени могут быть фатальны повреждения, когда дверь распахнулась и на пороге возник Бальтазар. Продиторес даже не успел испугаться возможного закатного света, когда его за грудки потянули вверх:
Видимо, страх Жан-Пьера как-то визуально увеличил клыки капитана, потому что первый мог поклясться, что в первую их встречу они были в разы меньше:
- Что такое? Сломал любимую игрушку? - Пьер попытался воспроизвести тон Жанно, с каким Принц обычно разговаривал с неугодными ему вассалами. Получилось весьма относительно, при этом продиторес улыбнулся, почти виновато, на что младший, конечно же, был не способен чисто физически.

0

27

Капитана несколько сбила с толку информация, что пассажир уже в курсе случившегося. Балти не совсем представлял, какими силами владеет Пьер. И этот факт только еще больше злил. Как злил этот издевательский тон, невинная мордашка и сам факт существования. Хотелось просто выволочь его под последние закатные лучи. И не думать о том, что будет дальше.
Снаружи раздавалась крики, кажется, кто-то молился и каялся в грехах, Бальтазар не помнил, чтобы среди экипажа были религиозные люди. Может кто-то ударился в религию именно сейчас, очень мило сеять панику раньше времени.  Или уже самое время.
- А ты сам не наигрался еще. С моим кораблем. С моим экипажем. Со мной, в конце концов! Понесло тебя на север кого-то там искать. Проклятый, и на Мурену твое проклятье перешло. Я в эту всю ерунду не верю, но проверить стоит. Как считаешь, стоит?
Он не подбирал слова и не думал о том, что говорит. Одной рукой все еще держа Пьера за рубаху, второй схватил за волосы и поволок к двери, намереваясь выволочь на палубу.

0

28

Жан-Пьер распустил вокруг себя тени, словно паук он внезапно оказался в самом центре своей паутины. Со времен Режиссера Жан-Пьер не испытывал такой паники, все, о чем мечтал продиторес в этот момент - это оказаться в другом месте, Бальтазар будто не замечая сопротивления, продолжает тащить его к выходу. Оказаться в другом месте. Пока вампир вцепился в чужую руку, пытаясь освободить свои волосы, одна из теней смачно захлопнула дверь. Чем несколько обескуражила капитана, потому что он в какой-то момент остановился. Оказаться в другом месте. Жан-Пьер дошел до того, что вцепился пальцами в пол, будто пытался пустить в него корни. Внезапно продиторес видит, как рука его словно проваливается в дерево. И это пугает, что он сам отшатывается, насколько позволяет держащий его Бальтазар, но тот не замечает произошедшего, он уже справился с первым удивлением и распахивает дверь, столь нагло закрытую тенью. Страх перед солнцем сочится пульсирующим в висках ужасом. Продиторес опять погружает руку в пол, рука исчезает, словно ее не существует. Густая тьма отсутствия ощущается гораздо более безопасной, чем таящийся за дверью свет. И Пьер погружает в пол уже обе ноги и начинает проваливаться корпусом. Как нырнуть в глубокие холодные воды. Страшно, но почему-то надо. Он погрузился в пол уже по грудь, словно лишь руки Бальтазара удерживают его на этом свете.
Жан-Пьер расслабляет руку, что пыталась освободить волосы от пальцев капитана, и она даже погладила его, прежде чем перенестись на затылок уже заметившего происходящее, а потому удивленного и развернувшегося к нему Балти. Лишь его руки, удерживающие на этом свете...
Жан-Пьер улыбается почти нежно. Пальцы стягивают ужасную шляпу, зарываясь в длинные волосы:
- Если встретишь его... Передай моему брату. - и продиторес подтягивается к капитану, целуя его в губы, за мгновение до того, как вампир ощущает, что его отпустили. Руки, удерживающие его на этом свете. Далее следует небольшой полет. Что странно, в представлении Пьера Ад должен быть несколько дальше. Он чувствует удар в спину, позвоночник скрутило, правое плечо теперь ноет, а потом вампир видит потолок уже до жути опостылевшей каюты. Продиторес стонет, приподнимая голову и находя глазами все также стоявшего у двери Бальтазара. Он на столе в чертовой каюте, чертового капитана, на порядом заимевшем его корабле, по заданию Совета, который хочется вертеть на... Пьер валяется на столе, на каких-то картах и измерительных приборах, что болезненно впиваются в бок и думает о вечном.

+1

29

Сначала Бальтазар просто не замечал происходящего, занятый лишь одним делом, попыткой вытащить на солнце сопротивляющуюся причину всех своих невзгод. В последнее время прекраснейший представитель клана офендер слишком мало общался с вампирами и слишком много с людьми. Поэтому захлопнувшая дверь тень осталась проигнорированной, он просто рванул дверь снова, не особо задумываясь о том, почему она закрыта. Но наступил момент, когда попытки не замечать перестали работать. А именно, когда извивающийся как змея Пьер стал проваливаться в пол. Бальтазар даже рот открыл от изумления, прикидывая, не нанесет ли это урон и без того пострадавшей Мурене. Если дыра, а была ли дыра, затянется, то это одно... Потом он вдруг сообразил, что Пьер просто пытается убежать мало того, что не расплатившись, так еще и с практически тонущего корабля. И, естественно, сжал его крепче.
- Если встретишь его... Передай моему брату.
Передавать брату такое капитану хотелось в последнюю очередь. Брат же наверняка еще и спросит, куда провалился Пьер. А Балти не знал. Шокированный поцелуем, он разжал руки. Немая сцена. Пьер проваливается. А Бальтазар стоит столбом, пытаясь понять, что произошло на этом проклятом (в последнем сомнений не осталось) корабле. И даже упавший на стол с картами и чернильницей опять же Пьер не смог вывести его из ступора.
Наверное, все офендер давно вымерли бы, будь они такими впечатлительными, как Балти. Не выходя из ступора, он подошел к столу, достал из под Пьера какую-то важную бумагу, прочел ее и положил обратно. Потом подал безбожно провалившему побег пассажиру руку.
- Все, солнце село. Чего разлегся. Дела надо решать, а не бежать от них. - вторую руку, он запустил в волосы Пьера, видимо, они чем-то нравились капитану. А может просто сомневался, что тот примет руку. Глянул Пьеру в глаза, хотел что-то сказать про поцелуй, но промолчал.

+1

30

С вялым интересом скучающего феодала Жан-Пьер наблюдал, как ползет по потолку тень, сама ползет, стоит заметить, безо всякой его воли, а в силу естественных причин. Несмотря на плотные шторы, отдельные заслуги все же принадлежали солнцу. Тень ползла по потолку, истощаясь, бледнее и явно умирая. Подошедший Бальтазар явно утратил былой боевой дух, правда, продиторес все же чуть напрягся, когда чужая рука опять оказалась в его волосах. Неожиданная ласка удивила. Капитан почти заслонил тень:
- Все, солнце село. Чего разлегся. Дела надо решать, а не бежать от них.
Почти... Только сейчас она, наконец, будто услышав его растворилась бесследно.
- Вот теперь село. - Подтвердил Жан-Пьер, принимая руку и садясь на стол. Он был на удивление задумчив, все произошедшее явно проходило множественную перепроверку у него в голове, но выводы пока не формировались.
- Знаешь, а думаю, я смогу тебе помочь. Правда, вот незадача, на твоей кормежке далеко не уедешь. Разрешишь мне завести гуля, и я спасу твой корабль, - Пьер, наконец, улыбнулся, - ну, или уже заведи его для себя и уступи на время. Мне не принципиально, чью задницу он будет облизывать больше.

0


Вы здесь » The Vampire Chronicles » Прошлое » Terra Incognita