Я - Авель. Пророки предсказывают, что я уничтожу Темный Порядок и легионы Проклятых. Когда-нибудь это произойдет, но не сегодня. Поскольку сегодня - день моей смерти. День, с которого начинается наша история.

1750 год

Общество вампиров раздроблено из-за клановых разногласий. Между собой борются крупные секты - Темный Порядок, Отступники и братство охотников. Но все едины в одном - в необходимости соблюдать Маскарад. Рейтинг: NC-21

Погода

Апрель. Ночью около +8°C. Днем +20°C.

ЖДЕМ В ИГРУ

Администрация: ТЕОДОР ДЕ МОРО

Нажми на кнопку

Рейтинг форумов Forum-top.ruВолшебный рейтинг игровых сайтов

К слову

Вампиры - Дети Ночи, мистические создания, которые пьют кровь, чтобы продлить свою не-жизнь. Мертвые, но ожившие. Внешность имеют самую разную, в зависимости от клана, пути и образа жизни.

Каждый клан имеет свою индивидуальную дисциплину, которую передает из поколения в поколение и бережно хранит секреты, оставляя тайну лишь для своих соклановцев.

Существа, называемые Мисфитс, не имеют клановой способности, но могут развить все три общие дисциплины на достаточно высоком уровне, чего им, в принципе, бывает достаточно.

Иерархия имеет очень большое значение в мире вампиров. В особенности для вампиров, состоящих в сектах, которые придерживаются тщательно разработанной структуры.

Совершая диаблери, убийца выпивает не только кровь жертвы (а кровь вампиров гораздо вкуснее, чем самая вкусная кровь простых смертных), но так же и силу жертвы.

Гули это люди, отведавшие крови вампира. Добровольно или насильно - не имеет никакого значения. После первого глотка человек становится привязанным к своему вампиру.

В Сером братстве есть и вампиры, которых называют Мстителями. Как правило это выходцы клана Малефикус. Они отказываются от человеческой крови и поддерживают не-жизнь с помощью крови животных.

Помимо официальных, всем известных сект, существуют так же тайные общества, чья деятельность является преступной как среди людей, так и среди вампиров.

Кровь вампира, содержащая его силу и имеющая магические свойства. Чем старше вампир, тем сильнее будут магические свойства его крови.

У вампиров, как известно, нет души. Она умирает вместе с человеческой оболочкой, а это значит, что не-жизнь становится окончательной и последней в цепочке реинкарнаций.

Вампиру символы веры ни по чем, если перед ним не праведник, наделенный особо мощной верой и силой воли. В его руках крест и святая вода становятся опасным оружием, но, конечно, не смертельным.

Кровь умершего не связана с его душой, она не просто теряет ценность, но и становится отравой. Глотнувший мертвой крови вампир будет долго опорожнять желудок, и еще потом его будет подташнивать. Исключение - вампиры клана Мортис.

Обезглавливание - самый действенный способ убийства вампира. Даже если кажется, что вампир окончательно мертв, на всякий случай лучше отрубить ему голову - так он точно больше не оживет. Еще ни у одного сородича голова к туловищу не прирастала.

Огонь - вампиры хорошо воспламеняются и горят. Но даже обуглившаяся головешка может выжить, если огонь вовремя потушить.

Магия сородичей страшна и разнообразна, воздействия вампиров друг на друга смертоносны либо причиняют большой ущерб, в зависимости от поколения и силы.

Если воткнуть в сердце вампира какой-нибудь предмет, оно остановится и существо упадет замертво. Не встанет, пока инородный предмет не уберут из сердца. Если это случится, орган со временем регенерирует и забьется.

Солнечный свет и ультрафиолетовые лучи причиняют ожоги моментально, а если оставить под прямым воздействием - вампир превратится в прах и развеется по ветру. Исключение - вампиры клана Гарголь.

Поколение показывает силу витэ вампира, которая тем слабее, чем дальше сородич удален от первого прародителя.

Узы начинают действовать уже после первого глотка, и с каждым новым глотком усиливаются. Трех глотков от одного вампира достаточно, чтобы человек стал его рабом.

Узы Крови можно разорвать, если убить своего хозяина, но это крайне сложно, поскольку у жертвы попросту не поднимется рука. После смерти хозяина Узы естественным образом распадаются.

Кровь вампира творит с человеком настоящие чудеса. Гуль становится сильнее, быстрее, выносливее, раны его быстро регенерируют, кожа разглаживается от морщин и тело наполняется неведомой энергией.

Вампирам, как и людям, не чужды никакие эмоции. Они могут любить, могут ненавидеть, могут страдать, могут оставаться эгоистами. Вампиры покупают дома и иногда даже заводят семьи, они так же плетут интриги и скрываются от правосудия.

Размножаются вампиры при помощи ритуала инициации, других способов нет. Их мертвое семя не способно дарить жизнь.

Вампиры могут имитировать жизнь в своем теле - заставить кровь прилить к коже и сделать ее розовой, направить свою силу на то, чтобы температура тела была как у человека.

Для того, чтобы поддерживать себя в нормальном состоянии, новообращенному вампиру необходимо питаться каждый день. Со временем он может сдерживать жажду и растягивать запас витэ на недели, что тоже зависит от поколения.

Клану Мортис необходимо употреблять человеческую плоть так часто, как они могут.

Похищая не-жизнь вампира, который ближе находится к Прорадителям, вампир навсегда усиливает собственное витэ. Таким образом, даже новообращенный вампир может получить могущество старейшин, конечно же, если у него хватить силы и наглости отнять его у них.

Каждый клан имеет возможность помимо своей дисциплины развить две общие, уровень развития будет так же зависеть от поколения.

Многие полагают, что у движения Отступников нет четкой структуры, что они — не более чем неорганизованный сброд, однако это далеко от истины; не будь они организованы — их уничтожили бы еще много веков назад, а на данный момент они живут, процветают и набирают в свои ряды новичков.

Отступники - это те, кто отказывается подчиняться законам Темного Порядка, да и любым другим законам тоже. Для отступников любые законы - это цепи, а цепи ограничивают свободу. Это неправильно и поэтому они готовы идти на всё чтобы разорвать путы.

Чаще всего отступники молоды. Это бунтари, изгои, вампиры, имеющие неординарное мышление и своеобразный взгляд на мир в целом и на вещи в частности. И, к сожалению или к счастью, отступники долго не живут.

Согласно легенде, первым в их роду был Каин - братоубийца. За свое преступление Каин был проклят Богом и превращен в вампира.

В Пророчестве сказано, что реинкарнация Авеля, брата Каина, разбудит его первых детей. Проснувшиеся от тысячелетнего сна, чудовищные голодные монстры начнут пожирать всех вампиров.

Прародители - первые вампиры, от которые пошли все последующие. Каждый из шести создал своих потомков и передал им свою силу. Так появились кланы, в которых сородичи сильно отличались друг от друга.

Вампиры Темного Порядка клянутся соблюдать шесть законов для достижения всеобщей цели. Как и другие законы, они часто игнорируются, искажаются или прямо нарушаются.

Охотники на вампиров точно так же пытаются соблюдать Маскарад, поскольку им тоже не хочется кровопролитной войны, в которой еще не известно, кто победит.

Наверх

Вниз

The Vampire Chronicles

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Vampire Chronicles » Настоящее » В поисках утраты


В поисках утраты

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Участники: Жан-Батист де Леонкур, Флоренцо Конти
Время: 1950 год
Место: Франция, элизиум Принца
Одежда, инвентарь:
Предыдущий эпизод:

0

2

Замок словно застыл во времени. Когда много лет тому назад Жан описывал саму идею замка, оно было даже забавно. Воплощение всех желаний тщеславного и гордого собрата. Тогда казалось, что его амбиции добавляли ему шарма. Конти редко понимал, отчего все ценности нобилис так кристаллизовались в нем, но это все равно восхищало. Как любой, кто не только болтал, но и делал. Однако, замок Флоренцо не любил. Он любил едва заметную улыбку торжества Жана, когда его закладывали. Но не хотел воздавать хоть какие-то почести выродившемуся чудовищу.
Будь его воля, он бы и впредь воздерживался от всей этой гнетущей помпезности, предпочитая ей незатейливую свободу почтовых станций и шумный уют комнат при кабаках.
Но Принц ко всему прочему был прорицателем. Конти знал еще двоих вампиров, что были старше Жана, и чьи способности совпадали с его, но их еще нужно было найти. А де Леонкур редко покидал вверенные ему области, предпочитая добиваться своего чужими руками. Что ж, мог себе позволить.
- Хозяин у себя? - Не спешиваясь, Флоренцо сдерживал коня, переминающегося с ноги на ногу во внутреннем дворе, словно рассчитывал услышать "боюсь, его нет, месье" и тут же рвануть прочь.

+1

3

Ожидания Конти не оправдались и гули, охранявшие парадный вход - не столько для защиты, сколько для виду - молча кивнули и отворили перед вампиром дверь. Внутри его уже встречал дворецкий, разодетый и напомаженный, словно это могло скрыть гнилость и язвы на его коже. Он медленно осмотрел гостя, кивнул и пригласил следовать за ним, освещая темные коридоры и лестницы факелом.
Жан-Батист, чувствуя приближением всадника, привычным жестом надел свой камзол и аккуратно вытер платком кровь с уголков губ, велел гулю убрать остатки трапезы, а сам отправился в главный зал, где всегда принимал гостей. Со скучающим видом он подошел к окну, пытаясь разглядеть лицо прибывшего, что было довольно просто при его хорошей прозорливости. Узнать Флоренцо Конти труда не составило и губы Принца тронула холодная ухмылка, которая, впрочем, быстро развеялась, стоило двери за его спиной распахнуться. Жан-Батист повернулся лицом к гостю, изобразив некую смесь удивления и интереса на белом лице.
- Приветствую тебя, сородич, - после небольшой паузы сказал он и шагнул на встречу, расцепив руки.
- Рад встрече. Позволь узнать, какими судьбами?

0

4

Конти также не понимал стремления Жана к формализму, будто он черпал из него кровь и силы. Когда они расставались ничто так не остужало пыл Флоренцо как переход на язык официальных бумаг.
- И вам вечной ночи, ваше высочество. - Бульонец поклонился, разве что слегка недодержал позу, распрямляясь раньше времени.
- Перейду сразу к делу. Мой последний птенец, бумаги по нему проходили через вашу канцелярию год назад, мы ненадолго вернулись из Англии, и уже было назначено отплытие обратно. Но третий день, как он не возвращается. Несмотря на зов. Хоть я и чувствую отклик, он жив. Возможно, вам нечто известно. Были ли подобные случаи? Или ваше прорицание усилилось достаточно, чтобы помочь этой ситуации разрешиться благополучно?
- Себастьян не из проблемных. Не могу представить, что могло бы вынудить его уйти по собственной воле. Тем более - перечить моему зову. Он еще слишком юн даже для меньших фокусов
.

0

5

Когда дверь за спиной Конти закрылась и он начал свой длинный монолог, Принц вскинул подбородок, слушая его. Между делом он пригласил его жестом присесть на один из стульев, стоявших возле его собственного, больше напоминающего трон, нежели стул. Жан задумчиво на него опустился, поставил локти на подлокотник и сложил пальцы рук домиком, с интересом слушая Флоренцо. Видимо, тот очень переживал за своего птенца, раз опустил любезности.
- Вот как. Да, я помню твоего птенца Себастьяна,  - сказал он, почти вздыхая, когда дорогой гость закончил свою речь, - Милое дитя, жаль, если с ним что-то случилось в расцвете его не-жизни. Я весьма сочувствую твоему горю, Флоренцо, но чем я могу помочь?
Внимательный взгляд Принца сделался чуточку лукавым, когда он, понизив голос, добавил:
- И, ради Каина, обращайся ко мне на "Ты", когда мы наедине.

0

6

Принц иногда переигрывал, пытаясь обозначать свои хоть какие-то эмоции. Флоренцо знал, до какой степени их на самом деле было мало. Сейчас, наверняка, еще меньше, чем тогда. Так странно, раньше эта манера казалась Конти даже очаровательной, а сейчас хотелось одернуть, чтобы он уже перестал ломать комедию. Хотя бы перед ним. Флоренцо одернул себя, понимая, что скорее раздражен сейчас из-за опасений за Себастьяна, а Принц всегда был таким и глупо требовать от него иного, тем более сейчас, когда пришел просить.
- Это не расцвет, а самое начало, - поправил Принца Конти. - И случилось это не где-нибудь, а в твоих землях, - Флоренцо поздно одернул себя. "Твоих", которого хотел Принц как-то обратилось в обвинение.
- Сколько сотен лет ты держишь уже эту территорию? Хочешь сказать, что я первый с такой пропажей? Что под твоим носом исчезают столь юные из нас, и это воспринимается как норма? Я что-то успел пропустить за английскими дождями, и ты больше не хозяин в своих землях? - Скрипнула дверь и вошел гуль, это как-то отрезвило, и Флоренцо сел обратно. Однако, он даже когда-то успел подняться.
Скорее уже по привычке, чем в расчете, что это как-то поможет, Конти отправил Себастьяну еще один зов. Вслушиваясь в расстояние между ними.

0

7

Это был слишком стремительный переход на "Ты", даже по меркам Флоренцо Конти. Принц выгнул бровь, искренне удивляясь его вспышке гнева и таким наглым обвинениям в свой адрес. Словно кто-то в этом зале причастен к исчезновению Себастьяна. Тем не менее, Жан-Батист сохранял спокойствие и не спешил отвечать на претензии, давая старому знакомому время, чтобы успокоиться. Он даже не посмотрел на гуля, который чинно подошел и поставил поднос с бокалами и кувшином свежей крови на столик, лишь едва заметно указал ему жестом, чтобы пошевеливался и уходил быстрее. И когда он ушел, Жан снова взглянул на Конти с прежним любопытством, только позу поменял, подперев кулаком подбородок.
- Ты и правда многое пропустил, птенцы уходят от своих Сиров, это норма, - произнес Принц, не сводя глаз с Флоренцо, - некоторые вступают в банды Отступников, других крадут охотники на вампиров. Преступления против Порядка всегда были, есть и будут на любой территории. Вопрос в том, с какими из них бороться в первую очередь. Мои агенты сейчас распределены по всей Франции и работают против одного ордена, а так же против Серого братства. Ты хочешь, чтобы я все бросил и искал твоего неоперившегося птенца? Сколько их у тебя было? И каждый из них оборачивался для нас новой головной болью.
Жан-Батист встал и шагнул к столику, разливая густую бордовую кровь по хрустальным бокалам. Один из них он протянул Конти, взглянув ему в глаза.
- Обычно те, кто что-то просит, ведут себя скромнее, дорогой сородич. По старой дружбе я прощаю тебе твою дерзость. Но впредь выбирай выражения.

0

8

Мои агенты сейчас распределены по всей Франции и работают против одного ордена, а так же против Серого братства. Ты хочешь, чтобы я все бросил и искал твоего неоперившегося птенца? Сколько их у тебя было? И каждый из них оборачивался для нас новой головной болью.
- Для нас? - Переспросил Конти, принимая бокал. В то, что Принц испытывал к своим птенцам нечто большее, чем сухой прагматизм - верилось слабо. - Птенцы не уходят так рано, тебе ли это не знать. Слишком много крови завязано при обращении, чтобы столь легко рвалась эта связь.
Странным образом предложенный Жаном напиток несколько охладил его пыл. Хотя, нет, скорее так подействовало то, что Принц сам разлил его, словно напоминая о том, что не заслужил такого обращения.
- Я знаю своего птенца, Себастьян - не Отступник. Охотники? Тогда бы его уже убили. А птенцов у меня было достаточно мало, чтобы я дорожил ими. - Конти отпил, тут же на автомате стараясь определить, кому принадлежала эта кровь.
- И перестань уже. Твое "дорогой сородич", иногда мне слышится на ровном месте в темных переулках. Это обращение было ужасно с первых дней своего существования.
- Выбираю выражения, Жан. Если силы твоего прорицания не достаточно, чтоб сказать мне, в какой стороне искать Себастьяна, я постараюсь найти тех, кто уже был в совете, когда меня только обратили. Всячески поддержал бы тебя в твоих текущих развлечениях, но раз ты не можешь мне помочь, лучше откланяюсь.

0

9

Фамильярность Конти резала слух, но Принц и глазом не повел, чтобы еще раз одернуть его. Воспитывать этого зарвавшегося нобилис должен был его Сир, а Жану достался дефектный результат. Как и все его потомство, не умеющее проявлять уважение к вышестоящим. Глаза Принца сверкнули, но голос звучал тихо и вкрадчиво.
- Ты шутишь сейчас или ты всерьез думаешь, что мне или кому-то из совета есть дело до тебя и твоего птенца? Ты несешь ответственность за него, пока он не стал самостоятельным, и то, что он пропал - полностью твоя вина.
Жан-Батист сел напротив, сделал глоток восхитительной жидкости, от которой все тело наполнялось живительной энергией, - кровь принадлежала юноше не старше двадцати, - и после оставила в нем расслабляющее тепло. Принц посмотрел в глаза Флоренцо и улыбнулся.
- Ты слишком наивен, мой друг, - сказал он уже более дружелюбно, - Ты пытаешься перекладывать свои проблемы на мои плечи, или, что еще забавнее, на плечи совета. Впрочем, почему бы нет? Попробуй обратиться к совету, собери шишки на свою голову и может это тебя чему-то научит.
Слова Принца разлетались по залу, отражаясь слабым эхом от украшенных картинами стен, его улыбка была по дьявольски опасна и обворожительна, но что за ней стояло - знал лишь он сам.
- Я не обязан помогать тебе. Я обязан только предоставить тебе на одну ночь убежище и пищу, а преступление против тебя еще никто не совершил. Я пальцем не пошевелю, мой дорогой сородич, если мне это не выгодно. И если ты думаешь, что те, кто сидит в совете, чем-то лучше меня, ты очень разочаруешься.
Жан-Батист сделал еще глоток и поставил бокал на стол и откинулся на спинку стула.
- Так вот, если тебе действительно нужна моя помощь, какая мне с этого выгода?

0

10

Принц никогда не любил пустые разговоры. Кто иной на его месте мог бы исключительно из любопытства поинтересоваться: а что мне будет, если я тебе помогу? Но Жан... Если Жан спрашивает: а какая мне будет выгода? Значит информация либо уже у него есть, либо он совершенно точно знает, у кого ее можно достать.
Взгляд Флоренцо задерживается на руках Жана, одна лежит на столе, такая аккуратная и холеная. Конти представил, как пробивает ее кинжалом насквозь, как вгоняет острие в стол, пригвоздив к нему Принца, как какую-нибудь экзотическую бабочку. Разум подкидывает иную фантазию, руки Жана, что вцепились в скатерть и сминают ее, когда он стонет и выгибается под ним на столе.
Флоренцо резко поднялся:
- Раньше ты был более гибок и дальновиден, милый. Этот замок и твое окружение испортили тебя, лишив знатной доли очарования. Когда я благодарен, то, знаешь ли, дела обычно довольно незатейливо происходят сами. Потому что такова моя воля. Но когда мне в затылок дышат чужие желания. Я лучше сам перестану двигаться вперед, но и этого... доброжелателя не пропущу.
Короткий поклон:
- Пожалуй, освобожу тебя от того, что ты «обязан». Поищу убежище и кровь попроще под стать моей наивности. - Флоренцо не дожидается ответа и разворачивается к выходу.
Странно, раздражение, что наполняло его весь разговор, внезапно прошло. Вероятно, потому что он знал, что Жан, который был дорог ему когда-то, может, и похоронен где-то в глубине того замка, но слишком глубоко, чтобы как-то повлиять на решения Принца. А быть обязанным такому как де Леонкур? Уж лучше сразу в отступники.

0

11

- Мне не нужна твоя благодарность, Конти, - резко встав, сказал Принц ему во след. Флоренцо мог уйти, что в его планы не входило, поэтому, на всякий случай, Жан-Батист дал знак своему стражу. Большая каменная горгулья под потолком одной из колонн вдруг ожила и спрыгнула на пол со страшным грохотом, аккурат перед Конти, который мог почувствовать вибрацию по полу от удара. Принц поморщился. Он не любил, когда его Страж так делал - придется снова заставить гуля менять паркет.
- Принц желает продолжить разговор, - низким клокочущим голосом пробасил Страж, глядя на Флоренцо кровавыми глазами.
Де Леонкур улыбнулся, глядя в спину Конти.
- Прости за эту вынужденную меру, я не хотел тебя напугать. Но ты первый разбушевался.
Сказав это, Принц сцепил руки и неспешно двинулся к своему гостю. Настроен тот был крайне не дружелюбно, - Жан видел это по его ярко-красной ауре, - так что Страж был сейчас очень кстати.
- Конечно, ты можешь потянуть время, сходить в Совет или даже стать Отступником, - Принц неопределенно взмахнул рукой, останавливаясь перед Флоренцо, - Но что за это время случится с твоим птенцом?... Я предлагаю пропустить всю эту никчемную трату времени и заключить со мной сделку. Честная сделка лучше благодарности, твоя гордость тут не пострадает. Услуга за услугу - и мы оба останемся в выигрыше.

0

12

Флоренцо никогда не понимал, зачем на самом деле Жану страж. Принц был не из тех, кто не умел постоять за себя, потому Конти всегда считал, что это скорее была мера предупреждения и статуса. Демоны помладше — не полезут, а постарше — трижды подумают. Однако, несмотря на это — вот он, личный опыт общения с охраной его высочества.
Вампир разворачивается, вслушиваясь в разницу тона недавнего Жана с Жаном настоящим. Да, пожалуй, ему все же было на что клюнуть четыреста лет назад. Принц миролюбив, Принц практически выражает свою симпатию. «Вот почему тебя вечно нужно довести, чтоб показался Жан?» Мысленно поинтересовался Конти, но вслух вопрос не задал.
Флоренцо чуть наклоняет голову, смотрит куда-то вбок, словно изучает трещины на полу из-за каменного стража.
- Несколько вопросов, Принц... Для честной сделки, - бульонец улыбается и теперь смотрит на бывшего любовника. - Ты ли? И если да — то зачем? Видишь? Я уже почти не злюсь. Мне просто любопытно. Отчего нельзя было заключить «честную сделку» без этой «никчемной траты времени».

0

13

Слушая Конти, Принц оставался беспристрастным, продолжая равнодушно смотреть на него и едва заметно улыбаться. В чем бы Флоренцо его не подозревал, он ничего не докажет, пока Жан не выдаст себя в открытую, чего он конечно же не сделал бы.
- А ты не такой дурак, Флоренцо, - усмехнулся Принц, выдержав красноречивую паузу, - Ты прав, с моей стороны было бы очень коварно и хитро украсть твоего птенца и потом тобой манипулировать. Тогда бы ты мог сделать все, что угодно, лишь бы тебе вернули твою игрушку.
Жан сверкнул белым рядом зубов и рассмеялся звучным раскатистым смехом, не сводя глаз со своего друга.
- Я даже не буду отрицать, что это не так, - продолжил он, отсмеявшись и подступая к нему ближе, - думай, что я украл Себастьяна, это мне на руку. Так ты будешь охотнее выполнять нашу сделку. На самом деле не важно, мой милый сородич, моих ли рук дело исчезновение Себастьяна, все равно только в моей власти вернуть его тебе. И, раз мы это выяснили, перейдем к сути сделки.
Принц сложил пальцы рук в замок и переглянулся со своим стражем, который стоял за спиной Конти. Гарголь тут же насторожился и приготовился хватать гостя при малейшем его резком движении. Он снова заглянул в глаза Флоренцо и произнес:
- Приведи мне Теодора де Моро, брата твоего птенца. Но не укушенным, не гулем, не обращенным, а живым и невредимым. Так ты вернешь своего Себастьяна.
Жан-Батист по-прежнему смотрел на Конти с прохладно-высокомерным видом.

0


Вы здесь » The Vampire Chronicles » Настоящее » В поисках утраты