Я - Авель. Пророки предсказывают, что я уничтожу Темный Порядок и легионы Проклятых. Когда-нибудь это произойдет, но не сегодня. Поскольку сегодня - день моей смерти. День, с которого начинается наша история.

1750 год

Общество вампиров раздроблено из-за клановых разногласий. Между собой борются крупные секты - Темный Порядок, Отступники и братство охотников. Но все едины в одном - в необходимости соблюдать Маскарад. Рейтинг: NC-21

Погода

Апрель. Ночью около +8°C. Днем +20°C.

ЖДЕМ В ИГРУ

Администрация: ТЕОДОР ДЕ МОРО

Нажми на кнопку

Рейтинг форумов Forum-top.ruВолшебный рейтинг игровых сайтов

К слову

Вампиры - Дети Ночи, мистические создания, которые пьют кровь, чтобы продлить свою не-жизнь. Мертвые, но ожившие. Внешность имеют самую разную, в зависимости от клана, пути и образа жизни.

Каждый клан имеет свою индивидуальную дисциплину, которую передает из поколения в поколение и бережно хранит секреты, оставляя тайну лишь для своих соклановцев.

Существа, называемые Мисфитс, не имеют клановой способности, но могут развить все три общие дисциплины на достаточно высоком уровне, чего им, в принципе, бывает достаточно.

Иерархия имеет очень большое значение в мире вампиров. В особенности для вампиров, состоящих в сектах, которые придерживаются тщательно разработанной структуры.

Совершая диаблери, убийца выпивает не только кровь жертвы (а кровь вампиров гораздо вкуснее, чем самая вкусная кровь простых смертных), но так же и силу жертвы.

Гули это люди, отведавшие крови вампира. Добровольно или насильно - не имеет никакого значения. После первого глотка человек становится привязанным к своему вампиру.

В Сером братстве есть и вампиры, которых называют Мстителями. Как правило это выходцы клана Малефикус. Они отказываются от человеческой крови и поддерживают не-жизнь с помощью крови животных.

Помимо официальных, всем известных сект, существуют так же тайные общества, чья деятельность является преступной как среди людей, так и среди вампиров.

Кровь вампира, содержащая его силу и имеющая магические свойства. Чем старше вампир, тем сильнее будут магические свойства его крови.

У вампиров, как известно, нет души. Она умирает вместе с человеческой оболочкой, а это значит, что не-жизнь становится окончательной и последней в цепочке реинкарнаций.

Вампиру символы веры ни по чем, если перед ним не праведник, наделенный особо мощной верой и силой воли. В его руках крест и святая вода становятся опасным оружием, но, конечно, не смертельным.

Кровь умершего не связана с его душой, она не просто теряет ценность, но и становится отравой. Глотнувший мертвой крови вампир будет долго опорожнять желудок, и еще потом его будет подташнивать. Исключение - вампиры клана Мортис.

Обезглавливание - самый действенный способ убийства вампира. Даже если кажется, что вампир окончательно мертв, на всякий случай лучше отрубить ему голову - так он точно больше не оживет. Еще ни у одного сородича голова к туловищу не прирастала.

Огонь - вампиры хорошо воспламеняются и горят. Но даже обуглившаяся головешка может выжить, если огонь вовремя потушить.

Магия сородичей страшна и разнообразна, воздействия вампиров друг на друга смертоносны либо причиняют большой ущерб, в зависимости от поколения и силы.

Если воткнуть в сердце вампира какой-нибудь предмет, оно остановится и существо упадет замертво. Не встанет, пока инородный предмет не уберут из сердца. Если это случится, орган со временем регенерирует и забьется.

Солнечный свет и ультрафиолетовые лучи причиняют ожоги моментально, а если оставить под прямым воздействием - вампир превратится в прах и развеется по ветру. Исключение - вампиры клана Гарголь.

Поколение показывает силу витэ вампира, которая тем слабее, чем дальше сородич удален от первого прародителя.

Узы начинают действовать уже после первого глотка, и с каждым новым глотком усиливаются. Трех глотков от одного вампира достаточно, чтобы человек стал его рабом.

Узы Крови можно разорвать, если убить своего хозяина, но это крайне сложно, поскольку у жертвы попросту не поднимется рука. После смерти хозяина Узы естественным образом распадаются.

Кровь вампира творит с человеком настоящие чудеса. Гуль становится сильнее, быстрее, выносливее, раны его быстро регенерируют, кожа разглаживается от морщин и тело наполняется неведомой энергией.

Вампирам, как и людям, не чужды никакие эмоции. Они могут любить, могут ненавидеть, могут страдать, могут оставаться эгоистами. Вампиры покупают дома и иногда даже заводят семьи, они так же плетут интриги и скрываются от правосудия.

Размножаются вампиры при помощи ритуала инициации, других способов нет. Их мертвое семя не способно дарить жизнь.

Вампиры могут имитировать жизнь в своем теле - заставить кровь прилить к коже и сделать ее розовой, направить свою силу на то, чтобы температура тела была как у человека.

Для того, чтобы поддерживать себя в нормальном состоянии, новообращенному вампиру необходимо питаться каждый день. Со временем он может сдерживать жажду и растягивать запас витэ на недели, что тоже зависит от поколения.

Клану Мортис необходимо употреблять человеческую плоть так часто, как они могут.

Похищая не-жизнь вампира, который ближе находится к Прорадителям, вампир навсегда усиливает собственное витэ. Таким образом, даже новообращенный вампир может получить могущество старейшин, конечно же, если у него хватить силы и наглости отнять его у них.

Каждый клан имеет возможность помимо своей дисциплины развить две общие, уровень развития будет так же зависеть от поколения.

Многие полагают, что у движения Отступников нет четкой структуры, что они — не более чем неорганизованный сброд, однако это далеко от истины; не будь они организованы — их уничтожили бы еще много веков назад, а на данный момент они живут, процветают и набирают в свои ряды новичков.

Отступники - это те, кто отказывается подчиняться законам Темного Порядка, да и любым другим законам тоже. Для отступников любые законы - это цепи, а цепи ограничивают свободу. Это неправильно и поэтому они готовы идти на всё чтобы разорвать путы.

Чаще всего отступники молоды. Это бунтари, изгои, вампиры, имеющие неординарное мышление и своеобразный взгляд на мир в целом и на вещи в частности. И, к сожалению или к счастью, отступники долго не живут.

Согласно легенде, первым в их роду был Каин - братоубийца. За свое преступление Каин был проклят Богом и превращен в вампира.

В Пророчестве сказано, что реинкарнация Авеля, брата Каина, разбудит его первых детей. Проснувшиеся от тысячелетнего сна, чудовищные голодные монстры начнут пожирать всех вампиров.

Прародители - первые вампиры, от которые пошли все последующие. Каждый из шести создал своих потомков и передал им свою силу. Так появились кланы, в которых сородичи сильно отличались друг от друга.

Вампиры Темного Порядка клянутся соблюдать шесть законов для достижения всеобщей цели. Как и другие законы, они часто игнорируются, искажаются или прямо нарушаются.

Охотники на вампиров точно так же пытаются соблюдать Маскарад, поскольку им тоже не хочется кровопролитной войны, в которой еще не известно, кто победит.

Наверх

Вниз

The Vampire Chronicles

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Vampire Chronicles » Завершенные эпизоды » Кровавая охота


Кровавая охота

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Участники: Жан-Пьер де Леонкур, Жан-Батист де Леонкур
Время: Средневековье, 13 век
Место: Франция, Орлеан

0

2

- Не дай им уйти, дитя.
- Да, мессир, - Жан-Батист поклонился Старейшине, развернулся, вскинув полы своего плаща и, поманив жестом свой отряд, быстрым шагом двинулся к выходу.
Ночной Орлеан встретил их улицами, вычищенными от простых смертных. Во время Кровавой охоты Порядок умел позаботиться о благополучии народа в угоду собственных интересов. Для них происходящее было просто и понятно - это третий крестовый поход, и лучше сидеть в своей лачуге, чем получить копьем в голову. О Маскараде можно было не переживать, а вот с тенями, копошащимися в переулках, стоило быть на стороже.
Жан-Батист остановился и отдал команду своим сопровождающим. Через несколько минут в переулках полыхали пожарища, освещая сомнительные темные углы и, вместе с тем, организуя несколько ловушек. Орлеан начинал гореть в буквальном смысле, в прежние времена сердце Жанно наполнилось бы тоской, но сейчас он равнодушно смотрел на этот хаос. В последнее время Жану-Батисту приходилось часто совершать подобные вылазки, паранойя Старейшин в купе с их кровожадностью добавляла ему множество забот.
Двадцать восемь вампиров под его командованием рассредоточились по всему городу, временами до слуха доносились истошные вопли. Каждый из его отряда растворился в ночи чтобы нести смерть сородичам Продиторес. Вот уж невезучий клан, ничего не скажешь. Но их вина или невиновность его не волновала, поскольку дело служителя Порядка - служить Порядку, а не обдумывать его решения.
Жан-Батист услышал оклик - это его друг Франц. Повинуясь его жестам, Жан побежал следом.
- Несколько этих тварей укрылись в церкви Сент-Эверт, - радостно воскликнул он.
- Постой, надо выкурить их оттуда. Внутри они сильней.
Сейчас на Жане не было доспехов, только бордовая туника с длинными расклешенными рукавами, перехваченная широким кушаком поперек талии, да полукруглый черный плащ, закрепленный брошью на плече. Волосы Жана-Батиста спадали волнами на плечи, и в общем-то он не был готов принять открытый бой. Его меч был практически бесполезен против демонов Продиторес, а оружием Нобилис был голос. Франц был из клана Офендер, силен, могуч и вонюч, но и он бы ничего не сделал со своей грубой силой. Оставалось действовать хитростью.
- Устроим засаду, наш единственный шанс - внезапное нападение, - говорил Жан-Батист, поджигая сено вокруг церкви. Он сразу ощутил присутствие нескольких сородичей внутри. Они, естественно, тоже почувствовали его. Но долго прятаться им все равно не удастся.

0

3

Забавно, я даже не помню с чего началась эта глупая травля. Хотя разве требовалось когда-нибудь Порядку особое объяснение, надо и все. Надо и нас режут как собак, сжигают, подловив, загнав в угол как крыс, но никогда не выходят с нами на честный бой. Кишка тонка. С демонами теней сложно справится, а если они стары и опытны… один на один точно ничего не светит. Нет, может быть я, конечно, и не прав, но свой бой не проигрывал ни разу, иначе не имел бы возможности поучаствовать в этой гонке под названием «Кровавая охота». До чего же пафосно! Как раз в стиле этих напыщеных болванов и их прихвостней, лижущих им пятки. Чем бессмысленней и кровавей бойня, тем красивее у нее название. Дались им эти правила.
- Пьер! Церковь, туда! – Голос Мари, пожалуй самого близкого существа для Жан- Пьера на данный момент, вырвал его из размышлений и он подчинился, сворачивая, не останавливаясь ни на секунду, и вбежал в открытые двери небольшой церквушки. Запирая ее изнутри. Их было всего четверо. Два вампира пятого поколения и они с Мари. Всего ничего. Но их боялись, иначе с чего бы послали за ними целый отряд. Пьер не знал сколько их, но явно не равное количество.

- Где-то тут должен быть подземный ход. – Он постарался просканировать помещение, но было поздно. Огонь высветлил темные уголки, разрывая ткань теней. – Чертовы шавки! Отступать некуда, ребята. Справимся с кучкой бесполезных вампиров?

Он подбадривал, храбрился, но наверно единственный из всех знал, что этой бой им не выдержать. И даже не потому, что преследователей больше. Они устали. Скрываться от преследователей, убегать, защищать себя и близких. Это только кажется что Продиторес каждый сам за себя. Они такая же семья, пусть и со своими принципами. Ничего, даже если они не уйдут, даже если этой бой будет последним, каждый из них заберет с собой не одного противника.
- Давайте ребята, надерем задницы этим жополизам Порядка! - Если бы он знал, кто будет ждать его там… он бы вышел первым. Но первым был один из ребят. Жалко парня….

Следующие минуты смешались в одно сплошное зарево, состоящее из огня, криков и крови. Он не помнил ни лиц тех, кого убил собственными руками, ни в каком порядке падали его товарищи. Просто вереница взрывов, света, что больно резал по глазам, запаха гари и мертвой крови. В конце – концов, они остались вдвоем. Он и его противник. Они вылетели друг другу на встречу, готовые вгрызться друг другу в глотки и Пьер, уже готовый нанести удар вдруг замер, словно его поразил гром.

- Бетс? – Это просто не могло быть правдой. Прямо перед ним, в каком-нибудь метре, стоял его брат. Словно в зеркало смотришься. Но он же умер, погиб, разве нет? Кого тогда оплакивал Пьер?

Руки вампира опустились. Брата он убить не сможет. Даже если тот обманывал его все эти годы, это все равно, что убить себя. Он замер глядя на свою копию.

- Рад что ты жив, брат…

+1

4

План Жана-Батиста сработал, как и всегда. Он обнажил меч, скорее для большей уверенности - тяжесть стали в руке успокаивала. Франц действовал голыми руками, разрывая выбегающих Продиторес с поражающей жестокостью и азартом. Мужчины, женщины, дети - ему было все равно. Впрочем, Жану тоже. Последний из беглецов проявил больше прыти и сумел нанести соратнику смертельный удар, но тут же перед ним появился де Леонкур. Вырос, как из под земли и снес голову подлым ударом со спины. Когда тело упало на землю, Жан перевел взгляд на павшего товарища и сплюнул на землю, высказывая этим жестом презрение к противникам и сожаление об утраченном друге. На самом деле ему не столько друга было жаль, сколько жаль такого сильного союзника. Теперь ему предстояло доделывать начатое в одиночку. Жан-Батист прикрыл глаза и коснулся двумя пальцами своего веска, напрягая всю свою чувствительность. Он чувствовал ауру одного вампира, идущего прямо к нему, чтобы встретить свою смерть. Но когда он снова открыл глаза... Одного взгляда хватило, чтобы узнать в этом удивленном лице свое собственное.
- Бетс? - голос, такой же, как у него самого. И это глупое прозвище..
- Ты?
Если бы у Жана-Батиста было живое сердце, оно бы провалилось в пятки. Он смотрел на брата широко раскрытыми глазами, не веря в реальность этой встречи и, вместе с тем, все еще не опускал оружие.
- Рад что ты жив, брат…
- Так значит, ты тоже? Или я схожу с ума?
Сбитый с толку Нобилис - та еще картина. Мысли в голове роились как мухи, сливаясь в один вопрос:
- Почему?
Жан-Батист снова посмотрел в глаза напротив, делая осторожный шаг на встречу.
- Почему мы не встретились раньше? Почему Продиторес? И почему именно сейчас?
- Твоя радость будет не долгой. Я должен убить тебя, Пьер, - сказал он тише, чем нужно было, и этим выдавая неуверенность. Но в нужный момент голос его не подведет. Он ощущал ауру вампира, но не чувствовал в нем родственника - больше их кровное родство при жизни не играло такой роли, куда явственнее он ощущал вампира чужого клана. Проклятого клана Продиторес, которых он призван был истребить до последнего. Если бы он не взглянул на один миг на его лицо, то Пьер был бы уже мертв. Совсем мертв, окончательно. А сейчас он усложнил ему задачу. Приказы Порядка нельзя оспаривать, нельзя не подчиниться.
Шаг за шагом он приближался, глядя в глаза своего близнеца. Огонь за его спиной уже сожрал передний фасад церкви и грозил перекинуться на деревья.
- Если не я, то другие тебя догонят.
Секунда на размышление, и Жан бросил меч на землю, остановившись перед Пьером. Он ему не нужен, даже если они будут драться. Сейчас, стоя в шаге от него, в это сложно было поверить. И, в то же время, он не представлял иного исхода.
- Я дам тебе шанс одолеть меня.

0

5

Возможность победить значит? Что ж, ты не изменился брат. Все такой же надменный и считающий себя богом. Я не хочу, но вынуждено признаю, что ты на самом деле готов меня убить. И твое снисхождение меня выводит из себя. Все говорят и всегда говорили, что для вампира нет прошлого, нет кровного родства, нет бывших друзей, но как быть когда вот он ты, стоишь настоящий, живой, не тронутый временем как и я. Как скажите на милость, я должен реагировать на своего собственного брата, на близнеца, без которого в свое время не видел самого себя? Я прекрасно помню тот день, когда мне сказали что моего младшего больше нет. Было невообразимо странно слышать свое имя из их уст, но факт остается фактом, даже будучи вампиром, я прекрасно помню ту боль. И теперь этот живущий в моей памяти образ, говорит мне что убьет меня? Своими руками?

Пьер окинул взглядом свое отражение и хмыкнул, без предупреждения нанося удар, целясь в, смотрящую на него с превосходством и чем-то похожим на сожаление, физиономию брата, желая стереть его полуулыбку с лица, и отскакивая, чтобы  обратный удар не достал слишком быстро.  Драться магией с противником, о котором не знаешь ничего, кроме того, что это твой близнец весьма тяжело. Ему нужно было время, чтобы понять, к какому клану он относится, что может. Благодаря своему наставнику он отлично знал какой клан чем богат, осталось только выяснить.

- Я скучал по тебе. Оплакивал тебя. – Он окинул взглядом окружающее пространство, прикидывая что можно будет использовать себе в помощь и только заметив необходимое оскалился, глядя в глаза Батисту, которого с детства привык называть почти любовно Бетс. И почему он раньше не подумал о том, что его брат мог стать таким же как он? Может сейчас он был бы на его стороне…

Отредактировано Жан-Пьер де Леонкур (2016-03-30 20:49:53)

+1

6

Удар был внезапным и довольно сильным, от чего Жан-Батист даже пошатнулся, но устоял на месте. Отвыкший от рукопашного боя Нобилис вытер тыльной стороной ладони разбитую губу и вновь нашел глаза брата, прожигая их взглядом. Во рту появился металлический привкус, боль была не привычна и приятна, она давала вновь иллюзорно почувствовать себя живым. Теперь был ход за Жаном, но он медлил. Пьер даже не представлял, на сколько легко было победить его, используя Доминирование. Сейчас, в эту секунду, одно слово - и ему уже не спастись. Но стал бы он медлить, если действительно хочет этого? Должен, не значит, что хочет.
- Я скучал по тебе. Оплакивал тебя.
Слова, которые должны были всколыхнуть в нем какие-то чувства, отскочили, как горох об стену. Кровь Нобилис холодна, раньше это тревожило, а теперь ему было все равно. Если бы Пьер появился на столетие раньше, когда еще можно было пробиться сквозь тонкую корку льда из пустоты и одиночества, но сейчас это было не по силам даже родному брату. Однако, Пьер на что-то отвлекся, и, подловив этот момент, Жан молниеносно нанес ему удар в челюсть. Он мог сказать одно слово, но решил подкрасить лицо Пьеру, как будто ему не нравились различия. Удары посыпались один за другим, Пьер был довольно быстр, пропустив первый, он все же уворачивался и атаковал вновь. Жан-Батист пропускал больше ударов, довольно сильных, но терпимых. Он не сразу вспомнил, как ставить блок руками и атаковать ногами, делать захват и бросать противника через плечо, быстро вскакивать с земли, пригибаться и пинать под колени. Все это они уже проделывали в прошлом, когда еще были людьми и тренировки были лишь развлечением. Старший всегда побеждал, младший всегда мечтал победить, и вот сейчас он снова мог хотя бы на секунду взять реванш. Желание увидеть брата опрокинутым на земь и побежденным вдруг затмило рациональное холодное мышление Нобилис. Детский азарт и веселая ухмылка промелькнули на его лице, когда Пьер влетел в стену и осел на землю, но тут же подобрался и понесся на него. Игры кончились.
- Замри! - голос Жана резанул, как удар хлыста. Доминирование сработало как всегда безошибочно, и Пьер встал перед ним, как вкопанный. Разъяренный, потрепанный и восхитительно опасный. Нельзя не признать, что близнецы прекрасны в гневе. Окинув его лицо внимательным взглядом, Жан-Батист доверительно произнес:
- Я тоже скучал, брат мой.
Капля злой иронии в голосе и тень улыбки стерлась с лица. Жан нашел взглядом свой меч и поднял его, чтобы нанести последний удар.
- Прости, я дал тебе шанс, но ты проиграл.

0

7

Эта улыбка. Ради того, чтобы все-таки увидеть ее можно и рискнуть. И ты можешь сколько угодно думать что холоден и мертв, а именно об этом кричат твои жесты, но ты все тот же. Значит мастер слова, да? Не мудрено, ты всегда им был, не важно на бумаге или магически. Мы играем в кошки – мышки и эта игра так сильно напоминает детство, что я не выдерживаю и мой смех разносится по округе объятой огнем и унесшей жизни моих сородичей. Даже это сейчас не важно. Мне было скучно без тебя брат…
Тень. Ты ведь знал кто я, знал еще до того как я выяснил к какому клану ты относишься. Если бы хотел меня убить, уже  убил бы. Не отрывая от меня своего пронзительного взгляда. И если бы я хотел я бы убил тебя сразу. Но кто-бы что не говорил, мы все еще есть друг у друга. Я чувствую.

Едва Брат отвел взгляд, Пьер шатнулся в бок, уходя из под движения меча и зацепил взглядом тень, отбрасываемую самим Жаном. В ярком свете полыхающего города, не могло не быть теней. Всего одно движение руки, один приказ и тьма, служащая клану Продиторес, послушно рвется спеленать противника, бывшего всего секунду назад ее хозяином, связывая крепко и надежно. Пусть и не особо надолго, Пьер уже изрядно устал.
Он подошел ближе, понимая, что у него есть всего минута, чтобы попрощаться и еще пять чтобы не дать себя найти.
- Прости младший, ты побеждаешь меня только в спорах. – Пьер, притянул брата к себе, крепко обнимая его, а потом отстранился, сдирая с шее медальон первого круга клана, вкладывая его в руку Жана, как доказательство своей смерти и, оставив на щеке едва влажный след поцелуя отшатнулся поворачиваясь.
- Помнишь нашу любимую игру? Найди меня брат. – Это последние слова демона теней прежде чем он срывается с места, скрываясь в шаткой конструкции горящей церкви и ныряя в примеченный чуть ранее подземный ход, за минуту до того, как спадут путы, за минуту до того как рухнут стены горящего здания.

+1

8

Тени, холодные и щекочущие, в один миг обвились вокруг стройной фигуры младшего де Леонкура, обездвижив его. Это было ожидаемо.
- Молодец, Пьер, ты как всегда пляшешь под мою дудку, не осознавая этого.
Все правильно, все так и должно быть. И если позже какой-нибудь Старейшина Нобилис влезет в голову Жана-Батиста, он увидит этот бой, эту неуемную жажду крови, и этот подлый прием Продиторес. Служитель Порядка дернулся, пытаясь скинуть путы, но безуспешно - нити тьмы были удивительно крепкими. Ему помог бы кинжал, но он был слишком далеко. Жан взглянул на брата, демонстрируя ему всем своим высокомерным видом тонну презрения и праведного негодования, вот только тот на него не смотрел и не мог оценить.
- Ты последний из вашего проклятого клана. Тебе все равно не скрыться. Некуда бежать, - младший взвился, когда его вдруг обняли, но быстро успокоился и прикрыл глаза, на миг прижимаясь щекой к щеке брата. Секунда, в которой заключалась вся истина, которую никто не должен узнать. В этот миг окружающее словно перестало существовать, и горечь, забытая и похороненная, начала было просачиваться в душу. Но Пьер отстранился и все рухнуло. Поцелуй обжог щеку и горел на ней еще долго после того.
- Помнишь нашу любимую игру? Найди меня брат.
Жан смотрел вслед уходящему брату, сжимая его вещицу, которую, конечно же, нельзя предоставить как доказательство его смерти. В это никто не поверит. Любой обман будет разоблачен при встрече с сильным Нобилис.
- Тебя будут искать, пока ты ходишь по земле и пьешь кровь. Ты не уйдешь так просто. Я найду тебя, Пьер!
Последние слова Жан выкрикнул, и это можно было понять, как угрозу. Но с его стороны это было предостережение. И обещание.

0


Вы здесь » The Vampire Chronicles » Завершенные эпизоды » Кровавая охота