The Vampire Chronicles

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Vampire Chronicles » Прошлое » В одном темном-темном переулке


В одном темном-темном переулке

Сообщений 1 страница 30 из 149

1

Участники: Жан-Пьер де Леонкур,  Бальтазар Веласкес
Время: 1520 год
Место: Франция, Орлеан
Одежда, инвентарь: В тексте
Предыдущий эпизод: -
Последующий эпизод: -

0

2

Одному Бальтазару известно, что заставило его посетить этот чудный город, не имеющий даже приличного речного порта. Если, конечно, не считать портом несколько полуразвалившихся рыбацких лодок на отшибе. В конце концов, от моря тоже надо иногда отдыхать. С неделю точно, максимум полторы. Очередной конфликт с Арсеном окончательно вывел юного вампира из колеи. Хотелось отдохнуть, забыться, хоть на неделю перестать быть собой. С таким прескверным настроением вампир прибыл в Орлеан.
Языковой барьер оказался преодолим. Время, проведенное в цыганском таборе давало о себе знать. Цыгане были на редкость многонациональны и умели говорить на всех известных языках и части малоизвестных. В первый день он устроил шумный дебош дорогой в гостинице. Во второй драку в дешевом кабаке. На третий это все надоело. Вино он больше не пил, а развлекаться на голом энтузиазме оказалось на редкость скучно. Женщины интересовали вампира скорее как еда. Француженки оказались не такими красивыми, как о них говорили.

Закат давно прошел и блаженная тьма накрыла этот загадочный город своей пеленой. Нет, о таком Бальтазар не думал. Он просто бродил по темным переулкам, которые находились как правило к мелководья реки,  и подыскивал себе жертву. Питаться приличными людьми юный вампир не мог себе позволить, так как еще плохо умел заметать следы. А вот гулящих девок, бомжей и разбойников никто пока не пересчитывал. Свист за спиной тоже не стал неожиданностью. Хорошо одетый хрупкого телосложения юноша просто ни мог не вызвать такого свиста. На это и был расчет. А дальше все пошло как-то не по плану.
За спиной стояли жуткого вида бандиты, в руках оружие, на лице полное отсутствие здравого смысла. Убивать целую банду было недопустимо. Это всегда привлекало внимание охотников. А что за звери охотники и как с ними бороться, Балти знал только в теории. Так рисковать не стоило.
- Эй, ребята, вы чего? У меня ни денег, ни драгоценностей. - он поднял руки и отступил на шаг. - Все, понял. Да не трогал я вашу сестру. И почему она не говорила, что у нее столько братьев...
Договорить он не успел. Нож просвистел прямо возле лица. Неразговорчивые попались нападающие. Он инстинктивно отшатнулся и оставил попытки наладить общение. Четверо, не сговариваясь, кинулись в нападение. Балти отшвырнул двоих, кинулся на третьего, когда на него накинули сеть. Кто-то ударил ножом в бок. Так в сети он и полетел в  заболоченную канаву реки, матерясь как портовый грузчик.

+1

3

Тихие улочки Орлеана всегда наводили на Пьера тоску по шумным городам Италии. Там и кровь была вкуснее, и жизни ночью больше. Здесь же… тьфу, скука. Если бы не тот факт, что он обязан своим пробуждением брату, и в силу своего долго сна должен был восстанавливаться вместо того чтобы уже  начать поиски этой чертовой книги… мда. Веселого мало. Пьер молча быстрым шагом шел по главной улице, его цель была проста как три копейки, найти извозчика и добраться до развалин своего дома. Несомненно, можно было сказать братцу, и  он предоставил бы карету и возничего, и еще кучу всякой фигни, которая могла бы понадобится, но увы, старший предпочитал делать все сам. Печально было, конечно, что ему все равно приходилось принимать помощь от сиятельного принца, но уж лучше деньги, чем куча нянек – мамок. Понятное дело, что Бетс рисковал доверяя ему, но уже накосячив однажды, давным-давно, еще при жизни, Пьер не собирался повторять своих ошибок. Тем более что оплакивать близнеца оказалось внезапно очень больно.
Последний фыркнул и прибавил шаг, и почти нашел искомое, когда краем глаза зацепил движение в переулке. Стало любопытно. Очень любопытно. Казалось бы  с чего бы ему, древнему, любопытствовать относительно человеческих разборок. Однако он чуял сородича. Молодого, совсем молодого, но своего. Любопытство взяло верх, и Жан-Пьер, не сбавляя хода, свернул в переулок.
Все, понял. Да не трогал я вашу сестру. И почему она не говорила, что у нее столько братьев...
До него долетели обрывки фразы и Пьер хмыкнул насмешливо. Ситуация напомнила ему давно забытое прошлое. Что же, можно и вмешаться, раз уж он все равно мимо проходил. Эта кучка халдеев вряд ли могла оказаться охотниками, а уж с людьми он как – нибудь справится, благо мечи, заботливо подаренные братом, были при себе, а вытаскивать из ножен их не обязательно. Раскидал он головорезов достаточно быстро. Все-таки не один год тренировки. Хотя, отсутствие привычной силы в мышцах и напрягало. Оглушив мужиков, он оставил их валяться в беспамятстве. Придут в себя – пусть радуются, что не убил всех. Охотникам и совету нечего было ему предъявить. Он не воспользовался ни одной из своих дисциплин или возможностей для победы, сохраняя их пресловутый маскарад, так что он чист.
- Так, где там этот, который…  - Пробормотал он, выискивая того, кому посчастливилось побывать в канаве. – Эй, ты там живой?
Он смотрел на парня сверху вниз, и протягивая ему руку.
- Давай выбирайся, вряд ли там удобно и здорово лежать. – Глаза смотрели тепло, а на губах насмешливая улыбка. Ни тени враждебности.

0

4

Бальтазар не делал лишних попыток выбраться из канавы. Спасибо местным жителям за то, что они не сливали сюда отходы. Нет, правда, спасибо. От таких недружелюбных обитателей всего можно было ожидать. Он наблюдал снизу вверх за невероятным действом. Как какой-то паренек вполне человеческими приемами раскидал нападавших. Один. Нападавших с ножами и сетью. Совсем один.
Либо что-то тут не чисто, либо люди очень изменились за последние двадцать лет.
- Давай выбирайся, вряд ли там удобно и здорово лежать.
Теплый взгляд и протянутая рука внушали доверие и одновременно опасение. Уж слишком гладко все складывается. Он принял руку и выбрался из канавы. Спаситель оказался совсем юным парнем.
- Доброй ночи, Балти. - с него все еще стекала вода и сейчас грозный вампир выглядел максимально беззащитно. Он улыбнулся в ответ, старательно скрывая клыки. Все таки первое знакомство.
- А я тут искупаться решил. Купаюсь, смотрю, заварушка какая-то. Хотел помочь, но не успел выбраться. Ты как, не пострадал? - он резко захлопнул полы пиджака, чтобы юноша не успел заметить резаную рану на боку. Это могло вызвать вопросы, а лишние вопросы сейчас были ни к чему.
В планах вампира было сейчас уйти и перекусить. Нужно было затянуть раны. Хотя и новый знакомый интриговал.

0

5

- Купаешься значит. Ну-ну. Нет, я не пострадал, с чего бы? – Усмехнулся Пьер выходя  на свет отбрасываемый фонарем и улыбаясь новому знакомому. Парень был интересный. То, что это вампир, Последний почуял еще когда подходил, но пользоваться прорицанием и определять к какому клану он принадлежал было определенно лень. Одно понятно – не Нобилис. И это уже было отлично. Да и не Малефикус, иначе у него не было бы проблем с этими парнями. А то, что старается спрятать клыки и рану на боку говорило о том, что своего еще не почуял, значит и правда молодой. Может быть еще совсем птенец. Однако, более сильного рядом Пьер не чуял. Что дитя делает вдалеке от своего Сира?  Впрочем, все станет известно когда парень учует в нем своего. Наверняка ведь учует, хотя если нет, это будет забавно. Может быть он потерял своего создателя? Тогда рука помощи от Последнего в роду будет весьма на руку этому самому Последнему.
- Ты ранен. Помощь нужна? – Спросил он, поправляя ножны и отряхивая одежду, как если бы она была покрыта пылью. Представляться он не станет. Гораздо интереснее было посмотреть что будет делать юный вампирчик дальше. А уж потом и представится можно. Особенно было интересно видел ли этот юноша здешнего принца. Ведь наверняка мало кто знает, что у принца есть брат близнец…

0

6

- Да купаюсь я, какие могут быть раны? Водичка - во. Самое оно для ночного купания. А еще не видит никто, можно купаться без одежды. - он провел руками по пиджаку, выжимая воду. - но я стеснительный.
Если бы у Балти спросили, считает ли он себя птенцом, это бы задело его самолюбие. Он считал себя полноценным вампиром, умеющим постоять за себя. И то, что это не всегда выходило гладко, просто дело случая. Арсен отпустил его, а это значило, что признал самостоятельность своего создания.
Вода мешала подтвердить догадки. Но тут загадочный парень вышел на свет. Плохая память на лица тут не сработала. Эта линия губ. Принца Бальтазар уже видел. Бледная кожа. И обстоятельства этой встречи забыть было невозможно. Этот холодный взгляд. Нет, взгляд совсем не тот.
- Жан. Я...никого не убил и не выдал себя. Ты же видел. - он отступил на шаг назад, едва не свалившись в канаву во второй раз. - и ничего не нарушил.
Нет, взгляд был не тот. И улыбка совсем другая. И голос. И манера общения.
Он встал на краю канавы в расслабленную позу и смотрел на собеседника уже без прежнего изумления. Умение брать себя в руки у него было от сира. А еще вторым счастьем он считал наглость.
- Так и будем болтать тут, те молодчики скоро очнутся. Ты, кажется, помощь предлагал? Пригласи меня на ужин.

+1

7

Какой интересный малый. Судя по реакции на меня, он уже видел Бетса, и принял меня за него. Забавно. Сколько еще вампиров так обмануться? Это, может быть, было бы на руку, но, пожалуй, не сейчас. И все же парень прав, отсюда надо было уходить.
- Идем.  – Пьер развернулся и быстрым шагом двинулся в сторону той улицы, с которой пришел. Появилась интересная мысль, и он собирался ее осуществить. Юный вампир весьма кстати встретился ему на пути.
Он поймал извозчика и залез в карету, приглашая вампира следовать за собой и, только когда карета тронулась, нарушил молчание.
- Как ты сказал тебя зовут? Балти? Меня зовут Жан - Пьер, и я не являюсь здешним принцем, хотя твоя ошибка понятна, я его брат. Так что перестань дергаться, лично мне было бы безразлично, даже если бы ты их всех убил, они того заслуживали. Хотя, судя по тому, что я видел… насколько ты молод? И почему один? Или может быть твой Сир погиб? Или ты от него сбежал? - Голос был мягким и спокойным, да и в глазах вампира не было ни надменности, ни превосходства, только живое участие, столь редко встречающееся среди детей Ночи. Знакомство с настолько молодым сородичем могло принести отличные плоды, но в отличие от брата, он не стал бы принуждать его делать что-то из того, что ему нужно. Не зачем. Такие молодые вампиры еще почти люди, они еще не успели потерять своей человечности, а значит, миссию Августа можно было продолжить, не смотря на запрет старейшины. Он не нарушит условий, ведь этот юноша не его дитя. Да и кто-то, кто смог бы ввести его в сегодняшний мир, без королевской мишуры, был намного полезнее брата, который слишком пропитался своей властью и настолько увяз в подковерных играх, что может и рад был помочь, да не мог. С другой стороны, чтобы этот юноша пошел за ним, его нужно было сначала расположить к себе. Чем, впрочем, Пьер и занимался, расспрашивая его с искренним участием.
Карета остановилась спустя полчаса езды и Последний легко выпрыгнул из нее. Они остановились на окраине города, где не было ни светящихся окон, ни шумной толпы. Пьер отпустил карету и подождал, пока она укатится подальше, а после развернулся к юноше.
- Подожди меня здесь.  – Сказал он и скрылся в темноте переулков.
Вернулся он спустя минут пятнадцать и за ним, со стеклянными глазами, шла девушка, в одной ночной рубашке и босая.
- Приятного аппетита. – Улыбнулся Пьер. Вряд ли этот юноша пробовал здешнюю чистую, не загаженную алкоголем и дурманом, юную кровь. Он протянул юноше нож, и подвел девушку, протягивая ее руку, не желая, чтобы тот кусал и оставлял следы.

0

8

- Бальтазар Веласкес - легко назвал вампир придуманное некогда имя. Когда-нибудь это имя будет у всех на слуху, но это потом, в ближайшем будущем. - Два брата, похожих друг на друга как... Ясненько, понятненько. И сейчас ты не побежишь рассказывать своему брату о нашей встрече?
Жан-Пьер и правда при ближайшем рассмотрении оказался мало похож на своего брата. Одинаковые на первый взгляд черты лица создавали в итоге сильно отличающиеся друг от друга картины.
Еще в детстве, когда Балти был человеком, мама часто рассказывала ему сказки и легенды. Одна из них гласила о близнецах, они были то ли благословением, то ли проклятьем. Определенности не было, но когда близнецы рождались одного пола, то второго настоятельно рекомендовалось убить.
Интересно, кто из них второй. Хотя как теперь определить, родители наверняка не один раз путали их в детстве.
- Мой создатель - не любил Балти это слово сир, которое сразу опускало его на уровень ниже Арсена - жив, здоров и процветает. Я передам ему при встрече, что ты о нем спрашивал.
На вопрос про побег он отвечать не стал. Птенцы не сбегали. Узы крови не оставляли ни единого шанса принимать решения самостоятельно. А к тому времени, когда они ослабевали, вампир уже не был юным птенцом.
Узы крови он считал не благом, а проклятием. Знать, что твои чувства фальшивка, но не иметь возможности этого изменить, худший сценарий придумать сложно.
Он послушно сел в карету и всю дорогу без капли стеснения разглядывал Пьера. И даже не попытался сбежать в переулке, пока древний как сам принц вампир ходил за ...девушкой, вы серьезно?
Он разглядел ее со всех сторон, даже пульс проверил, пощелкал пальцами возле лица. Потом недоверчиво посмотрел на Пьера.
- Только после вас. И ...как ты это сделал? Я тоже так хочу.

0

9

Пьер усмехнулся глядя на реакцию вампира на жертву. Но спорить не стал, справедливо полагая, что юноша имеет полное право сомневаться в его открытости. Брат видимо не мало поработал над тем, чтобы ему не доверяли находящиеся в здравом уме. А сам Пьер слишком похож на Батиста, куда деваться – близнецы. Он поднял руку девушки, глядя в ее глаза, мягко улыбаясь ей и обнимая ее за талию. Девушка смотрела на вампира влюбленными глазами, и безропотно позволила надрезать себе руку. Вообще, конечно, Пьеру повезло, что девушка оказалась такой легкой на внушение. Будь она постарше и не настолько падкой на красивое лицо и притягательность, с ней было бы сложнее. Но ему частенько везло. Вампир припал к ее запястью, словно целуя, и она сомлела в его руках, оседая. Пьеру осталось только подхватить ее не давая упасть и пить аккуратнее, чтобы сердце не остановилось раньше времени.  Оставив ровно половину свежей, чистой жизни, он оторвался от руки и, придерживая жертву, подвинул ее Балю.
- Пей, но пей до конца. Оставлять ее в живых нельзя. Не торопись и не обрывай ее жизнь раньше, чем закончишь, не в твоих интересах терять драгоценные капли.. – Он улыбнулся, облизываясь и стирая с губ остатки крови.  – Я научу тебя этой хитрости, если захочешь, но с данным экземпляром нам просто повезло.
Дождавшись пока юноша осушит девушку до конца и проверив, чтобы случайно не оставить ей надежды на жизнь, Пьер подхватил легкое тело на руки и обернулся к сородичу.
- Мне бы хотелось, чтобы ты составил мне компанию, но тебе решать хочешь ты этого или нет. И не переживай, я не собираюсь ничего сообщать своему брату. Я не его слуга и у меня свои пути. – С этими словами вампир скрылся с глаз, ступая в тень.
Заметать следы его в свое время тоже научил Август, он говорил, что чем меньше следов вампира, тем меньше вероятности, что охотники нападут на след. Потому он и не кусал свою жертву. Укус всегда след. Холодное оружие тяжело отследить, а запах выветрится уже к утру. Когда бы девушку не нашли, никто не отследит причастность именно его к ее смерти.
Вернулся он так же неслышно как и ушел, надеясь что юноша его все же ждет.

+1

10

Ты не мой учитель.
Хотел сказать Балти, но почему-то промолчал. Этот покровительственный тон и добрый взгляд вызывали внутри бурю протеста. Наивно было полагать, что древний вампир будет общаться с тобой на равных. Хотя мог бы и притвориться, раз уж заинтересован в его компании.
Девушка в руках Пьера выглядела очень красиво. И даже тот, кто не умел замечать красоту в людях, ни смог не оценить этого. Она была теплой, даже горячей. И пахла почему-то медом. Молодым вампирам первое время ужасно не хватает этого тепла. Сейчас Бальтазар уже привык, но когда француженка оказалась в его руках, утерянные ощущения вновь вспыхнули. Арсен никогда не осуждал убийства людей, зато всегда советовал быть осторожнее. Мертвая кровь была ядом, это первое, что усвоил юный вампир после обращения.
Когда Пьер унес тело, он прислонился спиной к холодной стене. Обдумывать предложение было тяжело. Затягивалась рана на боку и сердце, которое уже перестало биться, забилось с новой силой. Живя среди людей, он всегда старался оставаться теплым и живым. И пусть на это уходило много сил, результат того стоил. Ах да, предложение. Вампир возвращался, вот издали вылитый принц. Им можно местных вампиров на улице пугать.
- Слушай, Жан, Жак... можно я тебя буду Пьером называть, а то о твое имя можно язык сломать. Ты мне такое предложение сделал, даже добровольное, я ценю. Но расскажи, в чем заключается составление тебе компании? Сразу говорю, я парень приличный. Если убить кого-то, это одно, это всегда за. А если извращения какие, то в таком не участвую. И еще совет. Если ты и правда не побегушках у брата, то уезжай отсюда.
Он продолжал стоять, не показывая желания ни уйти, ни следовать за древним вампиром. Других планов у Балти просто не было. Поиски себя результатов пока не дали. А древний вампир явно не имел ни малейшего понятия, чей птенец стоит перед ним.
- И у тебя на побегушках я тоже не буду. - уже серьезно, отбросив свою полушутливую манеру общения, закончил он.

0

11

- Конечно, ты можешь называть меня Пьером. – Кивнул Последний улыбаясь. – Не переживай, сексуальные услуги меня не интересуют, если ты их имел в виду под извращениями. И ты прав, мне стоит уехать от сюда, но, видишь ли, я пока не могу этого сделать. На данный момент мне нужен товарищ, который поможет мне освоиться в этом новом для меня мире, я слишком долго спал. Я расскажу тебе историю, и если она тебе понравится - буду рад такому спутнику. Но давай немного пройдемся, стоять на месте плохая идея.
Пьер указал вперед рукой, и двинулся по открытой дороге не сворачивая ни в какие переулки, чтобы не вызывать никаких подозрений у своего спутника.
- Вряд ли ты знаешь, но когда-то давно, до твоего рождения, существовал клан Продиторес. Их еще называли демонами теней, за способность управлять тенью. Вампиры этого клана преследовали всего одну цель – каждый вампир должен был оставаться человеком, не смотря на свою не жизнь, сохраняя чувства. И, конечно, они не собирались никому служить, тем более старейшинам. А еще они, как и многие другие искали книгу, легендарную библию вампиров, вот о ней ты наверняка слышал. Продиторес умудрялись сохранять свои идеалы вплоть до тринадцатого века, когда прошел слух о том, что книгу они таки нашли, и на них было решено объявить охоту, весь клан тогда вырезали. Спастись удалось только одному. Как видишь, мне пришлось нелегко. – Последний усмехнулся, останавливаясь и поворачиваясь лицом к юноше. – Мне не нужен слуга, мне нужен товарищ. И заинтересован я в тебе лишь потому, что ты юн, и человеческая душа в тебе все еще жива, а значит и жива вера в то, что даже вечный может быть человечным. Я не считаю тебя несмышленышем просто потому, что старше, наоборот, я думаю, что в тебе гораздо больше силы, чем во мне, которому все сложнее помнить,  кем я был изначально. И в любом случае я не принуждаю тебя идти со мной, но разве прозябать в этом тухлом городке интереснее? Сомневаюсь, что ты, совсем не обученный ничему, оставил своего создателя только для того, что бы приехать в Орлеан.
Его откровенность была продиктована отнюдь не глупостью. Бальтазар, а Пьер сомневался, что это имя настоящее, должен понять, что вампир открыт. У людей это называется честностью, у вампиров глупостью, но идея проста как три копейки. Если юноша согласится принять его предложение – Пьер обзаведется необходимым ему спутником и возможностью нести идею Августа уже сейчас, а если он откажется, то наверняка не станет молчать о странном древнем, встреченном им на пути, и тогда весть о последнем из рода разнесется по миру, что тоже будет на руку Пьеру. Беспроигрышный вариант.
Он остановился на развилке и вновь обернулся к сородичу.
- Вот тут тебе придется решить. Дорога к городу обратно уходит налево, мне же в другую сторону. Что скажешь, Баль?

+1

12

Бальтазар криво усмехнулся. Об услугах сексуального характера он как-то не подумал. Оказывается, и такой вариант возможен. Но, кажется, Пьер говорит откровенно и не собирается вредить Балти. Хотя тот факт, что не собирается сейчас еще не значит, что не пожертвует им в будущем, если это будет выгодно.
История Пьера была ему знакома, вампирские сказки про умерший клан рассказывали чуть иначе. Мораль была такова, что абсолютная власть всегда ведет к гибели. Юному вампиру эта морально не нравилась. Просто погибший клан не сумел подчинить себе остальных. Осознание того, кто идет рядом с ним, пришло не сразу. Балти даже остановился, изумленно разглядывая копию принца. Одно дело сказки, а совсем другое слышать это лично.
- Значит, ты заинтересован во мне не на долго. И мои личные качества тебе не интересны. Во всяком случае это честно. Ты берешь первого встречного вампира и зовешь следовать за собой. Куда? Туда вон. - он кивнул в сторону дороги - И чем мы будем заниматься, если не прозябать в грязном Орлеане? В одном ты прав, а этом городе мне делать нечего. Там даже порта нет. Да куда идет эта чертова дорога?
Он послушно шел за Пьером, не забывая при этом много болтать и ругаться. Оставив такое чудо природы как представителя вымершего клана, он не мог себе позволить. Не каждые сто лет такое происходит. Так создатель говорил. А тут в первую же сотню лет так повезло.
- Только, прошу, никогда не называй меня Баль, звучит ужасно.

0

13

- Я заинтересован в тебе настолько, насколько долго ты сможешь оставаться человеком, твои личные качества не берутся в учет потому, что я о них еще не знаю. Все познается в изучении. – Пожал плечами Пьер возобновляя путь и сворачивая на поросшую травой дорогу, что когда-то была вымощена камнями.  – Мы идем туда, где родилась легенда.
Дорога заняла еще час. Не настолько далеко был его дом, но заросшая кустарником и деревьями дорога тормозила даже вампиров.
Дом, что раньше был богато обставлен и имел прекрасный сад, любовно ухоженный и богатый на всевозможные виды роз, сейчас представлял из себя печальное зрелище заросших  руин. Пьер остановился около полуобвалившейся стены и прикоснулся к ней, печально глядя на то, что было когда-то его домом.
- Беспощадно время к нашей памяти… - Пробормотал он, но после, вздохнув, улыбнулся. – И все же до отдельных стен не добралось.
Он прошел мимо заплесневелого камня, прорубая себе дорогу коротким мечом, и остановился около кладки, которая сохранилась подозрительно хорошо и вросла в холм.
- Ну вот, Балти, мы и пришли. Отойди ка в сторонку.  – Вампир усмехнулся, вгоняя меч между камнями, и с силой нажал на рукоятку. В глубине камня что-то грохнуло, оглушая, больше похожее на взрыв, выплюнуло пыль, осевшую на одежде и кладка, оказавшаяся дверью, неохотно поддалась, открываясь. Последний напрягся, отодвигая ее в сторону и шагнул в темноту, махнув рукой Бальтазару. – Идем. Держись ближе, не потеряйся.
Едва юноша зашел следом, Пьер закрыл дверь обратно и, найдя сиротливо воткнутый в крепление на стене факел, зажег его, передавая Бальтазару.
Пахло тленом, сыростью и временем. Стены тайного хода поросли мхом, но, сделанные на совесть, выдержали долгое отсутствие хозяев оставаясь все такими же крепкими. Пьер уверенно шел по коридору, не обращая  внимания на ответвления и поворачивая именно там где нужно. Память услужливо подсказывала карту лабиринта. Это для мира прошло уже двести лет, а Пьер был тут только месяц назад.
Наконец они уперлись в еще одну дверь и Пьер открыл ее так же, как и первую, с помощью лезвия меча. За дверью обнаружилась комната, с множеством полок и каменным столом. Здесь хранилось оружие, которое уже явно было не актуально, несколько сундуков с драгоценностями и то, что искал Пьер – карты. И если бы не стекло, под которыми они хранились, вряд ли время пощадило бы их.
- Смотрю тебя заинтересовали сундуки? Когда пойдем обратно, можешь взять с собой что-нибудь, на свой выбор, а пока иди сюда. – Позвал Пьер, останавливаясь перед картами и склоняясь ближе. – Посвети мне и за одно посмотри сам. Это карта старого мира. Вот сюда нам нужно добраться. Знаком ли ты с морским делом? Можешь ли прочитать их, или тебе стоит объяснить?

+1

14

Бальтазар тихо шел вслед за Пьером. Тихо, потому что сказать ему было нечего, а на вопросы Пьер отвечал весьма абстрактно. Кровь клана офендер уже не в первый раз заводила юного вампира в такие переделки. Страхи и сомнения его никто не терзали. Он шел по следу протоптанной травы и казался на редкость задумчивым. Но делиться своими мыслями не спешил. Дом вызвал у него лишь один вопрос, как его еще не разграбили за столько лет. Кое где среди сорной травы пробивались мелкие дикие розы. Фокусы с открыванием дверей тоже не смогли произвести впечатления. Арсен часто показывал ему свои кладовые, некоторые из них открывались также. Мысли об Арсене все еще причиняли боль, но уже перестали быть такими постоянным лейтмотивом. Коридоры лабиринта оказались настолько темными, что даже ночному зрению вампира понадобилось дополнительное освещение. Первая же попытка свернуть не туда была жестко пресечена. Дорога заняла намного больше времени, чем могло показаться, когда они смотрели на дом снаружи. Легендарные заброшенные постройки легендарного погибшего клана. Увы, трепета эти мысли не вызвали. На сокровища он смотрел не долго, но с нескрываемым интересом. На эти побрякушки можно долго безбедно жить. Человеческую жизнь он провел на грани нищеты, вынужденный тяжело трудиться и носить обноски. Но эта жизнь осталась в прошлом, он скинул старое имя вместе с лохмотьями, никогда с тех пор не возвращался в родной город, много учился и шел к своей цели.
Увидев карты, он усмехнулся. Весьма схематичные, выцветшие от времени, их рисовали, основываясь больше на догадках, чем на реальных знаниях. Но места узнать можно. Вот тут забыли указать остров. А здесь расстояние не верно рассчитали. Неужели в те времена добирались на удачу. Зато течения указаны весьма точно. Может в этом ответ. Помедлив, он ответил.
- Да, я умею читать карты. Хоть с такими и не работал, но если совместить их с современными и достать схему лоц. проводки, а в идеале, конечно, живого лоцмана, если они там вообще есть, то мы доберемся без особых приключений. А зачем нам туда?

0

15

- Замечательно. – Пьер и правда был рад, найти не только спутника, но и полезного помощника… все-таки судьба его любила, балуя отличными, а главное своевременными подарками. – Очень удачно, что ты умеешь читать карты.
Он снял небольшую сумку, что все это время была на его поясе и вытащил из нее карту, которую предоставил ему брат.
- Вот, возьми. Чернила есть в сумке. Вынести эти карты отсюда мы не сможем, так что тебе придется справится как-то так. Место отмеченное на этих картах это небольшой городок, где жил когда-то хранитель книги. А нам с тобой предстоит найти именно ее. Как тебе такая цель приключения, принять участие в котором я тебя зову? Награда невероятно велика. Свобода от своего создателя, исключительные знания… вот если бы тебе сказали, что есть возможность разорвать твои узы с сиром, не убивая его, хотел бы ты этого?
Пьер возбужденно взмахнул руками, а потом уселся на каменный выступ.
- Так много тех, кто живет под гнетом своего создателя. Эти все напыщенные снобы, считающие что дают великое благо тем, кого обращают порой без спроса. Я не встречал еще ни одного сира, которого кто-то называл бы отцом, который любил бы своего птенца как ребенка, а не как игрушку, которой можно управлять. А значит такие вампиры не заслуживают своих детей. Вампир, как и человек, должен любить своего отца сам, а не по велению магии. Нет ничего хуже искусственных чувств…впрочем, что-то я заговорился. – Он поднялся, и подошел ближе к юноше. – День переждем здесь. Я пойду приведу нам ужин. Не советую пытаться выйти от сюда самостоятельно, это опасно для тех, кто не знает лабиринт. Я вернусь до рассвета.
Он легко коснулся плеча Бальтазара и оставив ему факел, скрылся во тьме коридора .

0

16

Часть расстояния можно пройти по торговому пути. Для этого, кажется, нужны какие-то документы. Разберемся на месте. Интересно, течения могут измениться со временем. Скорее всего да, их переносить не буду. А вот это опасный участок. Я пока не знаю, как его обойти. Надо будет достать книги и посмотреть. Как хорошо, что такие науки как навигация и лоция не стоят на месте. Стоп. Он что-то говорит про награду?
Увлекшийся картами моряк резко поднял голову.
-  ...Свобода от своего создателя, исключительные знания… вот если бы тебе сказали, что есть возможность разорвать твои узы с сиром, не убивая его, хотел бы ты этого?
Он молчал. У офендер существовала легенда о ритуале, который разрывал узы крови. Желание избавиться от уз было практически у каждого из членов их клана. Ходили легенды, что кто-то из офендер нашел это заклинание и освободился. Но на деле это оказывалось сказкой. И, конечно, сам Балти не было исключением и тоже мечтал о свободе. Конечно, для сиров было не выгодно, чтобы заклинание было найдено. Они всячески убежали своих птенцов в нереальности этой легенды. Да и как еще управлять эмоциональными головорезами, коими являлись в большинстве своем их птенцы, если не узами крови. Арсен был лучшим и Балти был ему верен. Но остается ли он лучшим, если снять с птенца поводок.
- Книга - заулыбался вампир, дружелюбно скаля клыки. А что, все свои. - конечно, я пойду с тобой искать  эту книгу. Как тебя одного отпустить.
Когда Пьер ушел, он снова погрузился в карты. Работы было не так много, как показалось вначале и без сверки с современными картами соваться в море не стоило. Но в старых картах было много полезной утерянной информации, что делает несомненную честь морякам того времени.

0

17

Вернулся Пьер не один. С ним снова была девушка, но уже не  настолько хороша как первая. Впрочем, это было не важно, церемонится с жертвой не было смысла сейчас, когда она навсегда останется в этом месте. И раз уж никто не нашел его за двести лет, не найдет и сейчас. Он бесцеремонно втолкнул девушку в комнату, проходя следом.
- Как твои успехи в картах? – Поинтересовался Последний, усаживая гостью и застегивая на ее руках цепи, что были тут в изобилии. Рот жертвы был закрыт ее же платком.  – Вечером мы уйдем, и к этому времени нам необходимо наметить дальнейший путь. Корабль у меня есть, построенный в лучших традициях пиратов. Никогда не хотел стать капитаном пиратского корабля? Я не особо понимаю в мореходстве, так что у тебя в этом преимущество. Знаешь где набрать команду?
Пьер подошел ближе, ложа руку на плечо юноше и, заглядывая в карты, которые тот разложил на столе.  Его рука наверняка была весьма не легкой, веса телу добавляла добротно сделанная кольчуга двойной вязки, которую сделали по его заказу и которую он не снимал почти никогда, приучая свое тело к дополнительной защите. С такой помощью он чувствовал себя более защищенным. По крайней мере и мечом сложно разрезать, и колом не пробьешь.
Близость к этому новому знакомому неожиданно волновала, может быть потому, что тот поддерживая маскарад был теплым, взгляд скользнул по шее и вернулся к картам, не проявив никак интереса. Это было бы не уместно.

+1

18

- Долго ли умеючи? - ответил Балти, не отрывая глаз от карты. Свой первый торговый путь Алжир-Триполи от проложил еще будучи подростком. Увы, этот путь остался только на бумаге.
Почувствовав руку на своем плече, Балти недоуменно поднял голову. Увидел девушку. И снова перевел взгляд на Пьера. Не нравились ему убийства беззащитных дам. Драться с мужчинами и пить их кровь было как-то честнее и правильней. А девочек его с детства учили защищать или хотя бы не трогать. Но мысль свою озвучивать он не стал. Старые вампиры в легендах всегда питали слабость к крови именно красивых дам. Видимо, это правда.
- Конечно, я хотел стать капитаном. - хоть какого-нибудь судна. не стал врать моряк. - А почему именно пиратское? Пиратов набрать чуть сложнее, чем простых моряков. Они не любят афишировать свою профессию. Да и торговым путем не так легко пройти будет. Но если это принципиально, я налажу контакты с местными пиратами. Нет, тут пиратов, конечно, не будет. А в порту, где стоит твоя посудина, я их найду.
Как не старался Бальтазар держать себя в руках, восторг скрыть не получалось. Ну не дано это вампирам клана офендер. Он представлял шум волн о борт, ветер, бьющий в лицо и себя у штурвала.
- Я думаю, набирать команду целиком нет смысла. Мы же не везем грузы. Ради второй вахты брать в два раза больше провизии. - тут он понял, что Пьеру это скорее всего не интересно и замолчал. - тебе, кстати, тоже придется притворяться живым. Тебе понравится, я не сомневаюсь.

0

19

- Думаю, ты прав. – Кивнул Пьер, убирая руку с плеча юноши и подходя ближе к столу, опираясь на него.  – Но в вопросе набора команды я целиком положусь на тебя.  Хотя буду рад, если ты мне подробнее расскажешь о этом процессе. А живым притворяться не проблема. Посмотри на меня, разве я похож на мертвого?
Последний улыбнулся, демонстрируя нежную окраску кожи и коснулся теплыми пальцами щеки Бальтазара, проводя пальцами сверху вниз, очерчивая скулу. Это умение он тренировал наряду с ношением кольчуги, прекрасно понимая, что жить среди людей ему долго.
- Как видишь, с этим проблемы не будет. Да и с пиратами все просто. – Он подошел к сидящей на полу девушке, вытащил из ее косы коричневую ленту и стянул ею свои волосы, обрезая лишние концы. – Пираты не задают вопросов. Если, конечно, они не изменились со времен моей молодости. Каждый хочет своей наживы и нам с тобой будет, что предложить этим морским волкам в качестве добычи, тогда они пойдут за нами в огонь и погибнут если нужно, защищая нас , а обычные люди трусливы как козы. Конечно, защищать их можем мы, но нам оно надо?
Вампир прошелся по комнате, и снова вернулся к девушке, садясь с ней рядом и привлекая ее к себе, поглаживая по волосам.
- Знаешь, почему мне нравятся девушки больше чем юноши? Чем вообще любые люди? Они чисты. Витэ, которая поддерживает нас, частенько зависит от того, насколько чисты носители. Девушка чаще всего невинна, не одурманена алкоголем и табаком и ее кровь сильнее всего. Я удивлен тем, что тебе этого не рассказали, но если у тебя есть вопросы – спрашивай, не стесняйся. Быть благословленным Ночью и быть проклятым Каином не одно и тоже. Ты голоден?

0

20

- Говорить о морском деле я могу долго. Обычно, люди столько не выдерживают. - он усмехнулся своим воспоминаниям из прошлого. - но если коротко, то для работы судна на государственной службе, нужно три вахты. Одна спит, другая работает, третья помогает. Они меняются и не устают. Для мелких судов хватит и две, там работа не тяжелая, все отдохнуть успевают. Мы можем набрать по единице командующего состава и матросов. Минус, таким составом мы не сможем сидеть на веслах. Плюс, не нужно много еды, всем хватит награды. Ну. И пираты всегда так делают. А вообще...- он не успел договорить, потому что теплая рука коснулась его щеки.
Бальтазар застыл, забыв, о чем только что говорил. Он не отрываясь следил за движениями Пьера, выдохнув только тогда, когда тот отошел к девушке.
- А ты молодец, так быстро, вот что значит быть древним и сильным. Я так сходу не могу. - он заулыбался, стряхивая остатки смущения. Ощущение теплой ладони все еще жгло кожу. - Пираты разные бывают, за ними следить нужно, чтоб прирезать не попытались и отобрать награду раньше времени. Но мы справимся. А девушки, не знаю, может в прошлом. Сейчас я разницы не ощущаю. Может испортились они, девушки эти. Или мы стали другими.
Он тоже подошел к девушке, разглядывая ее лицо. Обычная, ничем не примечательная. Бальтазара всегда привлекали другие, яркие, веселые, вульгарно одетые, в портах они продавались за деньги, а в городах можно было встретить и бесплатных. Он вырос в порту и видел обычно только таких или изможденных нуждой пахнущих рыбой торговок.
- Отказываться, когда предлагают еду, не вежливо. Да и не разумно. Слушай, а дышать ты тоже умеешь? Это важно. Люди очень нервничают, когда перед ними кто-то не дышит.

0

21

Пьер поднялся, отпуская девушку, едва Бальтазар подошел к ней. Юноша его интересовал, еще слегка наивный, но уже вкусивший горести человеческой и вампирской жизни, это было видно по движения, по лицу, по словам. Это все настолько напоминало ему его самого в юности, что становилось даже печально от мысли о том, что еще придется пережить этому мальчику. И все же… разве не для этого он, Пьер, был рядом сейчас? Пожалуй, что так.
- Умею. Я вообще много умею, и ты научишься, если будешь рядом.  – Он двинулся ближе, обнимая стройное тело вампира и последнее слово выдохнул ему на ухо полушепотом. – Обещаю.
Отстранился он почти сразу, лишь на мгновение задержавшись, глядя ему в глаза, чтобы юноша успел почувствовать жар тела, не присущий не живому, услышать как бьется его сердце, поймать его дыхание.
- Ужинай. Но не убивай. Она нам пригодится под утро. За это время ничего с ней не случится. Не торопись. Слишком быстрый и слишком резкий укус может быть последним для неокрепшего ума человека. И на будущее… старайся не кусать свою жертву, для этого есть лезвия. Так проще заметать следы, охотники во все времена стояли на страже. И пускай эту юную леди не найдут, учиться лучше все время. – Он отошел к противоположной стене. – Наверху сейчас уже рассвело, так что нам стоит немного поспать, чтобы к вечеру быть готовыми выйти отсюда. Дорога будет не близкая. Но перед этим я задам тебе один вопрос. Кто обратил тебя? Не сочти за праздное любопытство. Зов крови сильная вещь и сопротивляться ей невозможно, особенно когда ты так молод. Мне бы не хотелось потерять спутника только потому, что твой создатель позовет тебя. И еще вопрос: насколько ты хочешь к нему вернуться?

Пьер ласково смотрел за тем, что делает Бальтазар, ожидая пока он насытится и ответит ему.

0

22

Бальтазар было дернулся, почувствовав на себе объятия Пьера, но тот тут же отпустил. Это была всего лишь демонстрация дыхания и сам вампир не понимал, почему столь невинная шутка вызвала в нем такое негодование. Чуть позже пришло осознание того, что им пытаются манипулировать. Пусть невинно и безобидно, но все же.
- Ты хочешь знать, кто меня обратил? Думаешь, знаешь его? Ты знал всех вампиров, которые жили до твоего сна? Его зовут Арсен Вальехо. Когда он отпускал меня, то обещал не тянуть за поводок, пока я сам не захочу его видеть. Он никогда не испытывал зова на мне, поэтому я не знаю, что почувствую. Но если он это сделает... - Бальтазар зло усмехнулся. Он помнил, как тяжело ему дался этот уход. И как не просто он дался Арсену. Глава отступников явно не ожидал, что его юный птенец попытается заставить сира выпить свою кровь. Или узы крови будут обоюдными, или к черту тебя и твою заботу. Я не буду твоей тенью и когда-нибудь я тебя превзойду. Попытки вразумить птенца не увенчались успехом. Проще было отпустить.
- Короче, не переживай. Девушку, ножом? Можно и ножом.
Он выхватил нож и резко, не прицеливаясь, полоснул ее по шее. Она попыталась закричать, но он прижал ладонь к и без того завязанному рту. Эмоции от поступка Пьера все еще были сильны и это показательное представление было для него. Кажется, девушка плакала. Бальтазар держал ее и пил кровь из порезанной шеи. Когда он оторвался, кровь текла по его губам и подбородку.
- Твоя очередь, дружище. Не переживай, выживет.

0

23

- Вальехо значит… не имел чести. – Пьер не проявил ни одной эмоции, пока юноша говорил, а вот на обращение с девушкой нахмурился. – Эх, ну кто ж так обращается с леди, даже если это твой ужин, ее надо уважать.
Он поднялся, приближаясь, и опустился перед пленной, приподнимая ее заплаканное лицо, глядя ей в глаза.
- Тише, тише милая, все будет хорошо. – Его голос, ласковым шепотом стирал с лица жертвы слезы, заставляя смотреть на вампира, внимать ему и даже попытаться улыбнуться.  – Видишь ли, не всем в этом мире повезло остаться живыми и нам в этом тоже не повезло. Если ты будешь молчать, я уберу кляп и перевяжу твою рану.
Девушка кивнула, и Пьер вытащил кляп, освобождая ее  и прикладывая платок к порезу на шее.
- Наслаждение от пищи приходит с ее правильным употреблением.  – Он очертил лицо девушки пальцем, мягко улыбаясь той, которая смотрела на него уже с ужасом, но все еще с надеждой.  – Забирая чью-то жизнь, ты должен понимать то, что делаешь. Кровь дает нам силу и возможность жить, но у всего есть своя цена. Я поем перед выходом.
Вампир перевязал девушке рану и отодвинулся, оборачиваясь к юноше.
- Твои мысли настолько громкие, что их невозможно не услышать, хотя я, никогда не умел копаться в головах. Дай ка угадаю, тебя обратили силой, не спросив и ничего не объяснив, учить тебя тоже не стали, предпочитая отпустить на произвол судьбы, едва ты показал клыки. Офендер, да? Только они на это способны. И сейчас ты, озлобленный, брошенный, без помощи и поддержки, боишься доверять мне только потому, что я старше. Тебе наверно кажется, что я играю с тобой, прикармливаю для чего-то. Но знаешь в чем правда? Правда в том, что за всю мою жизнь у меня было три птенца, и все они шли за мной по собственной воле, желая стать ко мне ближе до того, как их разум связали узы крови. Каждого я терял с болью в душе, каждого помню до сих пор. В этом мое главное отличие перед твоим сиром. А знаешь, что я сделаю первым делом? Я, последний хранитель тайны,  разорву твои узы, освободив тебя, если ты доверишься мне, потому что любое чувство, будь то уважение или любовь, должны быть добровольными, рожденными сердцем, а не магией. Ночь принесет тебе еще много сюрпризов. 
Пьер улыбнулся и вернулся в облюбованный им угол, укладываясь прямо на земле, закладывая руки под голову и закрывая глаза.
- Тебе тоже стоит отдохнуть, Балти.  – Тихо сказал он, не открывая глаз.

Отредактировано Жан-Пьер де Леонкур (2016-04-06 17:06:00)

0

24

- Все будет хорошо? Ты сейчас сказал ей, что все будет хорошо - он засмеялся, такая откровенная ложь от Пьера была полной неожиданностью. - Девушка, вы умрете на рассвете. Если верите в каких-то богов, то молитесь, вы скоро с ними встретитесь.
Офендера вывести из себя было делом не сложным. На и без того вспыльчивую натуру Балти наложила отпечаток буйная кровь его сира. А Пьер как будто специально подливал масло в огонь и говорил о том, что действовало на Балти как красная тряпка.
- Пожалуйста, не надо притворяться моим учителем. Я сам разберусь, как кого и когда убивать. Как пить кровь и кого мне уважать. Ты ничего не знаешь обо мне. Ни-че-го. А уже делаешь какие-то выводы. Меня выбрали. Выбрали! Меня не обратили в темном переулке или грязном борделе, как ты думал. И хватит говорить о нем. Я рад, что стал тем, кто я есть. Мне хотя бы не скучно живется. - он приблизился к Пьеру, смотря прямо в глаза. - А ты такой правильный, что даже скучно.
Он резко сгреб в охапку карты и ушел в противоположный угол комнаты. Сел на пол, прислонившись спиной к стене и принялся сверять, правильно ли перенес все с одной карты на другую.
- И я иду не за тобой, а рядом с тобой. Запомни это.

+1

25

В тишине комнаты, сквозь тихий плач девушки и шуршание бумаг, раздались четкие аплодисменты, ровно четыре хлопка.  Пьер даже глаза не открыл.
- Браво. Значит тебя так же легко вывести из себя как и смутить. Ты все еще человек и это прекрасно. Впрочем, если тебе что-то будет особенно не нравиться, ты всегда можешь предложить мне драку. Рукопашный бой, мечи – мне все равно. Это куда лучший способ чем сотрясать воздух. Приятных снов, Балти.
До самого утра он не произнес больше ни слова. Боялся ли он что юноша может убить его во сне? Нет, не боялся, просто потому что ясно дал понять – без него Балти не выйдет от сюда, а парень был вспыльчив, но дураком явно не был. Какое то время после того как замолчал, Пьер еще думал над тем что узнал, ведя эту милую перепалку, об особенностях характера юноши, о его мыслях и реакциях. Он оказался пылким и эмоциональным, это было, несомненно, хорошо. Самое печальное было в том, что мальчишка пропустил мимо ушей достаточно важную информацию, сказанную Последним.   Он, может быть, ее еще вспомнит, когда успокоится, но сразу пропустил – это факт.
Не учитель. Что ж, пока это так. Может никогда и не будет иначе. Выбрали его, как же. Офендер не выбирали, как, например, Нобилис. Да и черт с ним, это мелочи. Со временем парень поймет выгоду нахождения рядом со мной. Либо уйдет. Но тогда туда ему и дорога. Как бы мне не хотелось помочь этому юноше, я не стану бегать за ним, не кисейная барышня все-таки. Но ритуал надо опробовать. И мне интересно и мальчишке польза. Посмотрим, как дальше пойдет.
С этими мыслями Пьер и уснул.
Просыпался он, как не странно, тяжело, может сказалось то, что он отказался от ужина. Заставив себя открыть глаза и сесть, он обвел глазами комнату, ища своего нового знакомого и девушку. Время здесь определить было нельзя, но внутренние часы работали исправно. За две недели тренировок он приучил себя вставать  спустя пол часа после заката.

0

26

Бальтазар замолчал. Его так ловко поставили на место, что и ответить было нечего. Все это оказалось ловкой проверкой опытного кукловода. Что ж , не в первый раз он попадает в такую ловушку и, наверняка, не в последний. Гнев утихал медленно, его сменяла обида и раздражение на себя самого. Может быть способности у них и разные, но научиться видеть людей, проверять их и использовать в своих целях очень хотелось. Пока он еще действительно юн и слаб, это следовало признать. От мыслей не спалось. Он пристально посмотрел на Пьера, уже без злости, отмечая, как сон изменил его черты. Сейчас он был больше похож на мраморную скульптуру, чем на человека, такой же холодный и идеальный. Наверное, во сне из с братом невозможно было отличить друг от друга.
Где же твои амбиции, Бальтазар. Ты стал игрушкой для этого древнего. Держись от него подальше и не играй в его игры. Посмотрим, как он запоет, когда окажется в открытом море.
Он погрузился в целительный сон. Рассветов Бальтазар не чувствовал, что-то внутри подсказывало, что пора бы проснуться, но необходимости вставать по часам вампир не ощущал. На корабле он часто просыпался до заката и выскакивал на палубу в часы сумерек. Подходящий костюм и шляпа делали это относительно безболезненным. Главным тут было побороть панический страх перед солнцем. Поговаривали, что чем моложе вампир, тем легче ему это сделать.
Когда Пьер проснулся, Бальтазар еще спал. Никаких планов к побегу или попыток убийства он явно не замышлял.

+1

27

Найдя глазами спящего юношу, Пьер улыбнулся и наконец, поднялся. Пленная девушка спала, на ее щеках блестели высохшие слезы. Пьер с тоской посмотрел на нее. Все-таки человек способен привыкать к любым условиям и смиряться с ними. Ему даже на мгновение захотелось отпустить ее, но понимая, что не может этого сделать, Пьер отмахнулся от этой мысли. Оставаться человеком надо, но и забывать о том, что слишком многие хотят тебя убить, тоже нельзя. На всех жалости не хватит. Вздохнув, он принялся не спеша собирать то, что успел вытащить накануне. Юношу будить он не торопился, все приготовления он вполне мог сделать и сам. И все же взгляд на парне задержался. Спящий, он выглядел совсем невинно. Аккуратные, словно высеченные искусным художником, черты лица, темные волосы, что ложились волнами, красив…в груди шевельнулось странное чувство и Последний отвернулся, не желая беспардонно пялиться на юношу.
Он успел покопаться в сундуках, укладывая в сумку несколько особо красивых побрякушек, щедро усыпанных драгоценными камнями на желтом металле, по которому сходили с ума все живущие на этой земле, добавил горсть монет, что даже за это время не вышли из обихода.
Девушка проснулась и теперь молча следила за его действиями, боясь произнести хотя бы звук. Заметив, что она не спит, Пьер отложил сумку и присел рядом с ней.
- Прости. У меня нет выбора. А тебе нечего терять, ты ведь одна, верно? Живешь голодно, никому не нужна, никто не заметит, когда тебя не станет. Но знаешь, ты поможешь мне. Поможешь тем, что дашь мне силы выполнить свою миссию. И это, несомненно, зачтётся тебе на великом суде, куда мне дорога, увы, закрыта. Не плачь милая, у каждого свой путь. Не бойся, больно больше не будет. – Он ласково погладил девушку по щеке и коснулся губами ее лба.  Она смотрела на него, в его глаза и что-то словно изменилось во взгляде, она словно поняла его… и простила. Пьер снял повязку с ее шеи, рана едва затянулась, и не стоило большого труда открыть ее снова, но на этот раз, Пьер, в отличие от Бальтазара, постарался не причинить ей боли.
На душе скребли кошки. Так всегда было, когда приходилось растягивать мучения человека, не имея возможности убить сразу…
- Подъем, Балти! – Громко произнес Пьер, заканчивая последние приготовления и сел на каменный уступ. – Завтракай, и идем. На пора, солнце уже село.

+1

28

- ...Живешь голодно, никому не нужна, никто не заметит, когда тебя не станет...
Бальтазар почувствовал движение рядом, но не открыл глаз. Опасности не исходило. Потом до него донеслись слова. Странно, то же самое можно было сказать и о нем. Никто не заметил смерти юного матроса. Убеждать девушку в том, какая она никчемная и никому не нужная для того, чтобы ей легче было умирать. Да он издевается.
- Подъем, Балти!
Вот тут уже не отвертишься. Еще и кричит так, будто к глухому обращается.
- Чего ж так резко, Пьер. В следующий раз буди поласковей, по голове бы погладил или в щеку поцеловал. Всему тебя учить. И купи сюда кровать. - он сел, сонно разглядывая пещеру. Запустил пальцы в спутанные волосы и улыбнулся девушке, отчего та снова начала плакать.
- А ты чё такая грустная? - он ощущал прилив сил, радовался тому, что они наконец покинут это место. Замкнутые пространства Балти не любил, они его угнетали. На Пьера уже почти не злился, во всяком случае, обижался значительно меньше.
Второй раз приглашать на завтрак его не стоило. Он подошел к девушке и прошептал ей на ухо едва слышно про то, как нехорошо быть плаксой и приступил к еде. Она пыталась сопротивляться, но это было делом бесполезным. Когда безжизненное тело упало на пол, он с улыбкой посмотрел на Пьера.
Чудесное начало чудесной ночи.
Как-то надо было сказать Пьеру, что на корабле они никак не смогут убивать людей каждую ночь и придется умерить аппетиты, тратя силы только на поддержание живого вида. А питаться придется невкусной кровью животных. Он, наверняка, расстроится после этой новости.

0

29

- Хорошо. – Улыбнулся Последний наблюдая за юношей. – В следующий раз, обязательно тебя поцелую. Правда вряд ли в щеку.
Он, дождался пока Бальтазар доест, и поднялся, кидая ему сумку с картами, направляясь к выходу.
- Руку давай. Факел обратно с нами не поедет, а ты в отличие от меня в темноте не видишь.  – Он протянул руку, и, дождавшись пока юноша выполнит его просьбу, потушил факел,  и  вышел в коридор, ведя его за собой. Использовать родные дисциплины было необыкновенно приятно, а поддерживать ее на начальном уровне, который давал только очертаний стен и помогал не сбиться с пути  - легче легкого. Остановился и отпустил руку юноши, он только когда они очутились перед дверью ведущей наружу. Постояв несколько мгновений, прислушиваясь к улице, Пьер открыл дверь выпуская Балти и следом вышел сам, закрывая проход за собой. На улице уже стемнело. Было прохладно и вампир закутался в плащ, вызывать подозрения легкой одеждой, да еще о ибращать внимание на кольчугу, что иной раз позвякивала при особо резких движениях, у случайно встреченных прохожих смысла не было.
- До ближайшего порта, в котором стоит готовый для нас корабль нам добираться всю ночь. Вернемся в город и возьмем извозчика. От дневного света можно будет скрыться на самом корабле. Команду наберешь сам, а я позабочусь о том, чтобы в дороге нам не пришлось голодать. Идем.
До города они добрались без приключений, Пьер молчал и пресекал взглядом любые попытки Балти заговорить. Последнему было о чем подумать. Только сидя в карете, и глядя на проплывающие мимо дома, Пьер нарушил молчание.
- Если ты что-то хотел сказать, говори сейчас, пока мы едем.

0

30

Чудесная ночь была грубо испорчена недовольным видом сородича. Бальтазару было скучно. Если когда его вели за руку по темным коридорам, еще была надежда, то потом Пьер полностью ушел в себя. Единственным занятием для Балти стало разглядывание людей, а потом и вида из окна кареты. Лошади вампиров не очень любили, даже, когда у них бились сердца, умные животные чувствовали подвох. Но вели себя послушно. Просто косились с опаской, чувствуя опасность.
Если он не ошибался в том, какой порт был ближайшим, то у него там была подруга из тех, с кем ведут умные беседы и иногда подкидывают деньги после удачно провернутых дел. Эта девица знала все обо всех и могла сильно облегчить поиск команды. Одно дело, когда знаешь, кто что умеет и на каких судах ходил. И совсем другое, когда знаешь, кто труслив, кто падок на женщин или имеет проблемы с алкоголем. Работа его подруги раскрывала все эти секреты на раз. Сам Бальтазар с ней никогда не спал, поэтому был на особом счету и секретами с ним делились.
Из этих мыслей его вывел голос Пьера.
Да ладно, к нему вернулся дар речи!
В ответ Балти лишь равнодушно пожал плечами, не выражая никакого интереса к беседе.
- С меня команда, с тебя пропитание. У меня нет никаких вопросов.

0


Вы здесь » The Vampire Chronicles » Прошлое » В одном темном-темном переулке