The Vampire Chronicles

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Vampire Chronicles » Завершенные эпизоды » Силки для птиц


Силки для птиц

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Участники:  Жан-Батист де Леонкур, Бальтазар Веласкес.
Время: 1518 год
Место: Франция, Орлеан
Одежда, инвентарь: в тексте.
Предыдущий эпизод: -
Последующий эпизод: -

+1

2

Сегодня была важная ночь. Вероятно, самая важная с момента его обращения. Сегодня ночью Жан-Батист собирался превратиться из простого командира авангарда в Принца, и помочь ему в этом должен был его новый пленник. Трое суток назад он совершил невозможное, прорываясь сквозь боль и нечеловеческую усталость. Он поймал главу Отступников. С того момента судьба Жана-Батиста должна была измениться в ближайшее время, а пока он ждал Старейшин, чтобы передать им в руки опасных преступников и узнать, есть ли у него шанс получить повышение.
В дверь казармы, где де Леонкур уже излагал новую стратегию, постучал дозорный. Он сбивчиво сообщил, что какой-то новообращенный самоубийца был взят под стражу и поинтересовался, убить ли его на месте или можно с ним "поиграть"? Жану не нравился этот Гарголь, свихнувшийся еще при жизни.
- Отведи меня к нему, - приказал командир.

Ночь выдалась светлой, луч Луны падал на лежавшего возле сарая избитого до неузнаваемости вампира, который валялся без сознания. К земле его пригвоздили пикой, прошедшей сквозь живот. Офендер, догадался Жан-Батист, подключив восприятие ауры. Этот клан был силен, но, видимо, вампир перед ним действительно был слишком молод. Новообращенный Офендер. Интересно, что ему тут понадобилось? Командир кивнул, что все свободны и остался с пленником наедине. Одернув полы форма своего гарнизона, Жан-Батист присел на корточки перед вампиром, с разглядывая его с легкой озабоченностью на красивом лице.
- Ты слышишь меня, дитя? Кто ты? Зачем пришел?
Голос де Леонкура звучал мягко, но, вместе с тем, требовательно.

+1

3

Бывают просто неудачные ночи, а бывают такие, как эта.
Зов он чувствовал впервые, но спутать его с чем-то другим было просто невозможно. Противиться оказалось бесполезно и он шел, примерно догадываясь, к чему это все приведет. Сложно сказать, что заставило сира пригласить совсем юного птенца в это полное дружелюбных вампиров место, Арсен не был глупцом и должен был прекрасно понимать безнадежность этой затеи. Возможно, это был урок для непокорного птенчика или жестокая насмешка. Сейчас это уже было не важно. Бальтазар лежал в луже собственной крови, каждый раз, приходя в сознание, удивляясь тому, что все еще жив. Боль притупилась и стала чем-то само собой разумеющимся, неотрывным от его тела. В том, что его не-жизнь закончится именно здесь и именно этой ночью, сомнений не было. Оставалось принять ее достойно.
Откуда-то издалека он услышал голос, этот голос заставил вновь придти в себя. С трудом открыл глаза и увидел над собой огромную луну. Попытался повернуть голову, чтобы увидеть того, кто сидел рядом. Движение тут же отозвалось нестерпимой мучительной волной. Он с трудом сдержал стон. Рядом сидел юноша с прекрасным, будто выточенным из мрамора лицом, таким же холодным, льющийся лунный свет. Бальтазар попытался улыбнуться. Говорить было больно, во рту был вкус собственной крови. 
- Какая замечательная ночь. Я тут прогуливался рядом, а эти добрые ребята подарили мне...вон...пику, кажется. Ты мне не поможешь? - он попытался приподняться и тут же обессиленно упал обратно, больше не пытаясь шевелиться. Конечно, этот прекрасный юноша в такой до боли знакомой форме пришел именно для того, чтобы помочь.

+2

4

Жан-Батист равнодушно смотрел на страдания вампира, слушая его шутливо-страдальческую речь. Не очень-то он похож на тех матерых воинов Отступников, которых он поймал накануне. Слишком глуп и слаб. Просьба была проигнорирована. Холодные глаза следили за выражением избитого лица и не выражали ничего, кроме простого любопытства.
- Командир, что ты с ним возишься, - раздалось за спиной, - Прикончи его, проблемой меньше.
- Ты не должен уничтожать других своего вида, - последовала фраза, которая была высечена в подкорке мозга де Леонкура, - Право на уничтожение принадлежит только старейшинам.
Жан послал грозовой взгляд младшему по званию, готовый заткнуть его на долго, если тот посмеет еще что-нибудь вякнуть на этот счет. Нобилис не мог просто убить пленного, даже если этот птенец не представлял никакой ценности. В этом возрасте командир авангарда еще верил в идеалы и не посмел бы нарушить заветы Старейшин.
Вернув внимание к своему пленнику, Жан-Батист встал и вырвал из его живота копье, отбросив в сторону, после чего подхватил за шиворот и поволок куда-то за сарай. По-дальше от лишних глаз. Их проводила пара удивленных глаз, но никто не стал ничего спрашивать. Вскоре командир бросил изувеченного вампира в какую-то лужу, а миг спустя окатил его прохладной водой из ведра.
- Я не люблю повторять, - сказал Жан, бросив ведро, - поэтому спрошу второй и последний раз - зачем ты сюда пришел, новообращенный?

+2

5

Бальтазар не испугался, услышав, что его собираются убить, смерти он перестал бояться сразу после обращения. А вот фраза о том, что его отдадут каким-то старейшинам опечалила. Дополнительных пыток не хотелось, коллективного избиения с головой хватило. Они просто могли не вынимать копья и дождаться рассвета. Однако того, кого назвали командиром (теперь Бальтазар мысленно именно так его и называл), не пожелал дарить смерть так легко.
Вода принесла облегчение и немного взбодрила, без копья так вообще было почти замечательно. Он приподнялся и предпринял очередную попытку сесть. На этот раз получилось лучше. Унизительное лежание в луже вредило самооценке не меньше, чем все произошедшее ранее. Хотя поначалу казалось, что дальше ей падать просто некуда. Балти вглядывался в лицо командора, в его холодные глаза и пытался понять, какой может быть интерес этому вампиру от него. В голову ничего не пришло. Терять уже было нечего, поэтому он пожал плечами, очередное глупое решение в его состоянии.
- Меня сюда призвали. Но теперь мне уже пора, я пойду? - он столкнулся все с тем же холодным взглядом. Этот юноша был на редкость не общителен. - Ладно, ладно. Услышал зов, пришел, мой сир у вас. Не мог же ты подумать, что я приду сюда геройствовать в одиночку добровольно?

+2

6

Офендер придуривался, не смотря на то, что ему было больно и явно он весел на волоске от окончательной смерти. Это качество было словно своего рода защита, превращающая серьезный разговор в шутливый. Интересно, он правда думает, что этим смягчит свою участь? Кого-то это Жану напоминало...
Шагнув ближе, командир присел на корточки перед своим пленным и поднял его голову за волосы, заставляя посмотреть в глаза.
- Кто твой Сир? - вкрадчиво произнес он, прищурившись. Раны молодого вампира медленно затягивались, но он все еще был слишком слаб, чтобы сопротивляться.
- Отвечай, - голос де Леонкура прозвучал неестественно и устрашающе, заставляя повиноваться без промедления, что конечно означало использование Доминирования.

+1

7

Сам офендер ни о чем не думал. Пытаться спастись было бессмысленно. Поэтому, когда командир схватил его за волосы, он лишь поморщился, раны ответили болью от резкого движения.
- Ты чего так резко, мы еще не так близко знакомы. - тон был слишком серьезным для шутки.
Затем произошло то, о чем Балти лишь слышал и надеялся на себе никогда не испытать. Слова, проникающие вглубь сознания, заставляющие отвечать помимо воли. Это было крайне неприятно, попытка сопротивляться причинила боль. Губы сами произнесли нужное имя. То имя, который Балти всей душой желал скрыть.
- Мой Сир Арсен Вальехо. - он изумленно смотрел на командира, не веря, что сказал это.
Сомнений не было, перед ним стоял нобилис. Балти никогда не встречал представителей этого клана, но много о них слышал, причем плохого много, а хорошего вообще ничего. Он отвел взгляд от этих холодных опасных глаз.
- И он у вас. Может хоть попрощаться дадите. - мрачно, без ставших уже привычными шуток.

+2

8

Арсен Вальехо. Это имя вызвало на губах командира ироничную улыбку. В последнее время Удача не просто улыбалась Жану, она перед ним раздвигала ноги.
- Закрой свой рот, Офендер, - стерев ухмылку, шикнул де Леонкур, - Ты не знаешь, кто такой Арсен Вальехо и никогда не видел его.
Прежде, чем вампир успел что-либо возразить, Жан-Батист вырубил его тяжелым ударом в весок.

Очнулся пленник в камере с железными прутьями, находящейся на вершине башни. Возле окна, выходящего на ночной город, стоял его знакомый Нобилис. Услышав, что вампир очнулся, он сложил руки за спиной, продолжая разглядывать марширующий патруль под окнами. В полумраке при свете луны был виден его отчетливый профиль и силуэт статной фигуры.
- Твои страдания не закончились, новообращенный, - сказал он тихим спокойным голосом, - Я бы сказал, они еще даже не начались.. Я принял решение не отдавать тебя совету, пока мы не поговорим. Твоих собратьев отступников уже увезли, завтра ночью они предстанут перед судом. Но не ты.
Жан-Батист повернулся к нему, подошел ближе и сел на пол возле решетки, откинувшись спиной на стену. Его поблескивающие в полумраке глаза внимательно посмотрели на пленника.
- Ты прибыл сюда под воздействием Зова твоего Сира, что было с его стороны не слишком великодушно по отношению к тебе, и не слишком умно. Тебя обратили без разрешения Порядка. За это твоего Сира ждет смертный приговор. Но если ты скажешь, что твой Сир давно погиб, ты спасешь Вальехо и себя. Мне не жаль тебя, и я не забочусь о судьбе твоего Сира. Мне все равно. Однако, если его казнят, на его место придет другой. У тебя не было выбора изначально, но он есть сейчас.
Командир на несколько секунд замолчал, согнул колено и положил на него руку, вертя в пальцах какой-то бутылек.
- Твоя свобода воли в обмен на ваши жизни. Как тебе такая сделка?
Жан-Батист повернул лицо к Офендер, показав ему бутылек с бордовой густой жидкостью внутри.

+1

9

Он открыл глаза, вновь видя это бесконечно холодное уже порядком надоевшее лицо. Времени на размышления ему не предоставили, поэтому решать приходилось быстро. В том, что Арсен позвал его, использую как пешку на шахматной доске и оценивая его жизнь как расходный материал, сомнений не было. И его спор сейчас был не с командиром, а с Сиром. Догадывался ли Арсен, чем это все обернется. Если нет, то его поступок непозволительно жесток. А если да, то от этого не лучше. В человеческой жизни у него только и было, что свобода воли. И это первое, что отнял у него Арсен. Теперь вот этот командир обещает страдания. Замечательная ночь. Интересно, все та же или уже новая. Балти потерял счет времени из-за часты провалов в сознании.
Обратили меня как-то не так. Не припомню, чтобы кто-то из наших спрашивал разрешение на обращение. Хотя, вроде, есть идиоты, которые так делают.
Он смотрел на склянку в руках командира. Как было бы просто, окажись там яд или кровь мертвеца. Но нет же, интуиция кричит, что все гораздо хуже. И да, я должен спасти Арсена, а потом набить ему морду, если повезет встретиться. Быть игрушкой в руках одного вампира, одно дело, но ходить по рукам уже перебор.
- Значит, я жертвую собой, но мы с ним остаемся живы? Выбор у меня есть, но по факту, кто я такой, чтоб давать мне выбор. - взгляд задержался на склянке - а что, поцелуев не будет? Тогда я согласен.

+1

10

- А что, поцелуев не будет? Тогда я согласен.
Жан-Батист скривился, отметив, что веселый нрав его пленника вернулся.
- Мне омерзительна даже мысль о том, что твои губы будут лобызать мое запястье..
Поднявшись, он отряхнулся, наблюдая за Офендер, казавшимся ему крайне не приятным типом. Возможно из-за его изувеченного лица и мерзкой манеры шутить там, где это лишнее. Впрочем, неприязнь к любому существу у Жана могла возникнуть на пустом месте.
- Ты никому не расскажешь, какая между нами связь. Я буду снисходителен и позволю тебе жить своей жизнью, однако, в нужный момент ты придешь и будешь делать, что я скажу.
Говоря это, командир открыл дверь камеры и бросил заключенному бутылек с кровью, который был размером с кулак - этого вполне хватит, чтобы образовать слабые узы.
- Вероятно, ты будешь ненавидеть меня или любить. Знай - мне все равно. Со временем такие мелочи перестают иметь какое-то значение. Ты сам это поймешь пару веков спустя. Но я советую понять быстрее.
На лестнице послышались шаги, по всей видимости, за ними пришли. Теперь счет шел на секунды. Жан-Батист метнул быстрый взгляд на пленника.
- Ну же, пей!

0

11

- Ох, как жаль, а я так хотел - Балти изобразил разочарование, от грубых слов вампира. - надеюсь, нужный момент наступит как можно скорее. Вот ты прямо по душе пришелся. Смотрю и понимаю, как буду по тебе скучать.
Он легко поймал бутыль и повертел в руке. На душе было совсем не весело. Ощущение было такое, будто он попал в трясину, из которой никогда не выберется. Оставалось надеяться, что либо он умрет рано, либо, что было бы лучше, этот холодный даже для вампира, командир. Вампир твердил какие-то скучные речи про вечность, за которую нужно определить никому не нужное отношение. Балти находил это занятие бесполезным. Офендер не любили пафосных речей, поэтому слушал он не внимательно, улавливая только общую суть. А вот то, что его призовут и используют было очевидным.
Если заставит пойти против своих? На солнце выйти? Изумительно.
- Ну же, пей!
Бутылек скользнул сквозь пальцы, но Балти ловко поймал его и распечатал.
- Твое здоровье. - он быстро выпил содержимое.
И чтоб мы пореже виделись. И при следующей встрече в клетке был ты.

+1

12

Кровь де Леонкура, будущего Принца Орлеана, была на вкус как самый сладкий поцелуй, ударяла в голову сильнее лучшего вина и пробуждала жажду, словно ничего на свете нет вкуснее. Конечно, кровь любого вампира могла вызвать подобные чувства, однако у каждого был свой вкус. И каждый завораживал по-своему. Тело Бальтазара тут же начало преображаться, раны стали затягиваться за секунды и сила возвращалась к нему. Боль, страх, отчаяние, одиночество - все это исчезло в одночасье и теперь он мог ощущать присутствие близкого существа, которое ему не безразлично, и которому он сам каким-то образом важен. Теперь взгляд командира уже не казался столь холодным, его манера держаться была очень знакома, понятна и дорога.
- Ты готов идти? - Жан-Батист взял вампира за руку и резко поднял, выводя из клетки. Он кивнул на распахнутое окно и посмотрел на него немигающим взглядом.
- Беги как можно быстрее. Если не поймают, найди мое убежище и жди меня там.
С этими словами Нобилис поддтолкнул вампира к окну, а потом, что-то сообразив, удержал. Шаги становились все отчетливее, щекоча нервы.
- Стой. Сначала ударь меня. Так, чтобы отключился..
Жан-Батист догадывался, что это его новоиспеченный гуль сделает с большим наслаждением, от чего неприятно поморщился. А может от того, что Офендер, как правило, бьют очень больно.

+1

13

Ощущения захлестнули слишком резко, как всегда происходит с офендер, которые живут эмоциями и ощущениями. Он перевел взгляд на командира, будто видел его впервые. Прикосновение его руки на секунду показалось чем-то особенным, тем самым... Но память уже услужливо подсказала, что за вампир стоит с ним рядом и как стоит к нему относиться. Разницу между хорошими отношениями и навязанными тебе условиями договора узами он прекрасно понимал.
- Ударить, тебя? Я уже боялся, что ты не попросишь. - лицо Балти впервые с момента их знакомства озарила искренняя полная счастья улыбка. Два раза его просить не пришлось, но и использовать дисциплину он не стал. Удар по красивому ненавистному лицу доставил удовольствие, но когда вампир упал, Балти невольно склонился над ним на доли секунды, разглядывая мраморные черты, которые сейчас потеряли надменность.
Медлить не стоило, он выпрыгнул в окно и побежал. Убегать оказалось интересней и не так безнадежно, как штурмовать в одиночку. Кровь будущего принца дала больше сил, чем показалось вначале. В крови бушевал адреналин и все казалось просто замечательным. Только на рассвете, когда Балти ушел от погони и мирно устроился в каком-то постоялом дворе, услужливый разум подсказал, что на самом деле дела обстоят довольно паршиво.

Прошла неделя, как от беглеца не было вестей. На закате восьмого дня один из гостей театра по окончании последнего представления не вышел вместе с остальными гостями, а незаметно спустился в подвал театра. По дороге разглядывая реквизит и стараясь не попадаться никому на глаза.
-               Здесь что-то кроется. Скорей бы ночь;
                     Терпи, душа; изобличится зло,
                     Хотя б от глаз в подземный мрак ушло.

Он рассмеялся, откидывая капюшон.

+2

14

Подвал театра был завален всяческим хламом, однако за одной из ветхих декораций находился вход в другое помещение, просторное, обжитое и не лишенное роскоши. На стенах подвала весели картины, пол был закидан шкурами, мебель была совсем не дешевая, да и кровать с балдахином в центре комнаты принадлежала совсем не бомжу. Все это дело освещало множество свечей, а в углу горел импровизированный камин. Это место некогда было убежищем другого вампира, теперь же его занял Жан-Батист. Можно было как и прежде обитать в доме своего Сира, вот только он пожелал стать самостоятельным и все приходилось добывать самому, включая и убежище. Не плохая сделка. Сам нынешний хозяин жилища в данный момент находился на кровати, скрытый под прозрачным навесом и то ли спал, то ли медетировал. Во всяком случае, он никак не отреагировал на появление чужака, продолжая спокойно лежать с закрытыми глазами в своей привычной белой рубашке. В этот момент выглядел он крайне уязвимым.
Неделя, вы можете в это поверить? Неделю его гуль шатался по окрестностям Орлеана в поисках этого убежища? Нет, он мог найти его довольно легко, просто ему нравилось испытывать терпение своего господина. К несчастью для него, господин был очень терпелив.

+1

15

Бальтазар стоял у входа около пяти минут и ждал, когда Жан отреагирует на его шумный приход. Но реакция так и не произошла. Первым порывом было сорвать балдахин и убить того, кто отравлял его жизнь с первой секунды своего появления. Все могло бы чуть иначе, будь командир не таким холодным и высокомерным, но суть оставалась одна. Как бы Жан себя не вел, что бы не говорил, глубоко внутри Балти знал, что всегда будет ненавидеть его так сильно, как ненавидит сейчас.
- Мог бы и не спешить, раз меня никто не ждет - он пожал плечами и сделал шаг к выходу. Но остановился. - да черт тебя подери, зачем ты меня сюда позвал?
Он резко откинул балдахин, вновь вглядываясь в ледяные черты. Тогда он лежал без чувств у его ног, то выглядел таким же. Беззащитным и не таким высокомерным. Балти склонился на будущим принцем, затаив дыхание, рука сама собой тянулась к кинжалу на поясе. Второй рукой он провел по алебастровой щеке, ощущая прохладную гладкую кожу под своей ладонью. Затем несильно хлопнул ладонью по щеке.
- Просыпайся, спящая красавица. Я не буду тут сидеть вечно.

+1

16

- Убери от меня свои грязные руки, Офендер, - спокойно произнес Жан-Батист, и только после этого медленно распахнул веки. На Бальтазара уставилась пара светло-голубых, пронизывающих холодом глаз, - Ты помешал моей медитации. За это я наказал бы тебя, но сейчас на это нет времени.
Взгляд его пробежался по лицу юноши, Жан-Батист чуть повернул голову, разглядывая его лучше и с нескрываемым интересом. Теперь на этом лице не было тех уродливых кровоподтеков, заплывшего глаза и запекшейся крови. Оказывается, ему в гули достался весьма привлекательный вампир.. Ну хоть какой-то плюс, подумал про себя командир авангарда.
- Впрочем, если ты не слезешь с моей постели, обещаю, я найду время, - Жан приподнялся и сел, слегка оттолкнув от себя с гуля. Он не чувствовал злобы, раздражения или чего-то еще, молодой вампир был слишком самонадеян, если думал, что способен вызвать у Нобилис такие чувства. Поискав свои вещи, он принялся одеваться, не обращая внимание на присутствие вампира.
- Твоего Сира освободят, можешь сказать мне спасибо. Впрочем, я не жду благодарности от такого куска дерьма, как ты. Я не уверен, что у тебя есть мозги, чтобы понять, что я сделал, поэтому оставим это. Просто знай - тебя всюду будут использовать, куда бы ты не пошел. И в первую очередь твой Сир. Не советую тебе к нему возвращаться.
Заправив рубашку в штаны, Жан повернулся лицом к Бальтазару, взглянув на него с той же прохладой.
- Подай мне камзол.. Сначала я хотел использовать тебя как шпиона, но передумал. Арсен не такой идиот, как ты, он решит, что я тебя задоминировал и убьет. Я бы убил.

0

17

- О. Как замечательно, что у тебя нет времени на наказания... Я бы поблагодарил тебя за освобождение Арсена, но ты это сделал не для меня, поэтому и благодарить буду тоже не я. - периодически вставлял офендер в пламенную речь Жана.
За ту неделю, что он гулял после побега, Бвлти неоднократно обдумывал свое положение. Природный оптимизм позволил ему смириться со своим положением. И сейчас он цинично улыбался, прекрасно понимая, что этого недостаточно, чтобы спровоцировать холодного нобилис. А еще он заметил, что может предсказать или предугадать некоторые слова и жесты того, с кем его против воли связала кровь. Это было странно и противоестественно, а еще ужасно раздражало. Понимание, которое не делает ни на миллиметр ближе.
- Прости, кажется, я настолько туп, что неспособен даже подать тебе камзол. Это что такое, кажется, чулки или нижнее белье? - он притворно разочарованно развел руками.
- Давай ты сейчас отбросишь свои унизительные наставления и расскажешь, чего ты меня хочешь. То ты спишь без задних ног и время у тебя на это есть, а то начинаешь спешить. Да ты сам в себе разберись.
Офендер фыркнул, почему-то Жан его забавлял. Это не позволяло верно оценить опасность, исходящую от опытного сильного вампира.

+1

18

И тут случилось невероятное, Жан почувствовал, как на него накатывает удушающая волна злобы и ненависти. Он даже сперва не понял, его это или Офендер? Но вскоре понял, что его. Желание быстро подойти и ударить он сразу же отбросил, вместо этого опустил руки и мягким шагом направился к своему гулю, пристально вглядываясь в его глаза. Остановившись перед ним вплотную, так, что Бальтазар мог учуять запах крови недавней жертвы, Нобилис вдруг усмехнулся, сверкнув белыми клыками.
- Не стоит нам ссориться, хоть это и весело, но мне никогда не нравились те, кто прогибаются под меня. Ты не такой, как они. Как твое имя?.. Выпей еще моей крови, так ты станешь послушным, а я обещаю лучше обращаться с тобой. Ты будешь чувствовать больше и ярче. Ты не захочешь сопротивляться. Тебе и сейчас это приносит страдания, но зачем ты страдаешь, если можешь получить то, что хочешь?
У капитана не было при себе на этот раз бутылька с кровью, поэтому он подступил еще ближе, интимным жестом приобняв Офендер за талию и прижал его к себе, горячо зашептав на ухо:
- Ты смог вызвать во мне чувства. Злобу, страсть, желание.. Я не испытываю даже тени таких эмоций, но с тобой все иначе. Я не хочу обижать тебя... Возьми мою кровь по доброй воле, и я приласкаю тебя. Поцелуй меня и я покажу тебе, как я сильно этого хочу.

+1

19

Пока Жан злился и оскорблял, все было прозрачно и предсказуемо. Бальтазар чувствовал на себе отражение его эмоций, неприятный побочный эффект выпитой крови. Но то, что произошло потом, молодой и неопытный вампир не смог ни понять, ни осознать. Он застыл в руках будущего принца, ощущая на себе его дыхание, совсем такое же, как у людей. Словам нобилис тяжело было сопротивляться, даже когда тот не применял доминирование. Балти растворялся в них, всей своей сущностью желая верить. Он коснулся губами нежной шеи, не показывая при этом клыков, сквозь тонкую кожу ощущая тот сладкий аромат крови, которую уже пил однажды. Затем прошептал его на ухо.
- Я совсем идиот, которого все будут использовать и ты решил быть в первых рядах, верно? - на этот раз он говорил тихо, без шуток, будто взял от Жана часть спокойствия. - уговор был на один глоток крови. Или ты решил, что я теперь полностью твоя игрушка, с которой можно делать все, что хочешь?
Он оттолкнул принца и  отошел в сторону, пытаясь поймать взгляд Жана и понять, насколько был прав в своих догадках.
- А теперь подумай, насколько несовершенен твой план, что даже такой идиот как я понял его. Еще минуту назад ты требовал убрать от тебя руки. Повторю свой вопрос, чего ты от меня хочешь?

+1

20

- Ты в самом деле идиот, - хмыкнул капитан, - Минуту назад я не знал тебя. Все может измениться за минуту. За секунду.
Он снял с вешалки камзол и надел его, неспешно застегивая каждую пуговицу. Взгляд его ледяных глаз словно углубился в прошлое. Голос Жана-Батиста зазвучал ровно и спокойно, словно журчание ручья.
- Мой Сир обратил меня не потому что я был красив или умен, я был обычным наивным мальчишкой. Но я был из знатного богатого рода. Проще говоря, меня обратили, чтобы завладеть моим имением и деньгами. Узнав об истиной причине, я обижался на него, но вскоре понял - так обращают всех Нобилис. Чувства для нас не имеют значения, всюду расчет, за каждым шагом, за каждым словом и каждым взглядом. Однако, иногда даже у нас чувства возникают против воли. Меня учили, что чувства - это слабость, которую нельзя себе позволять. Их нужно подавлять или скрывать..
Нобилис повернулся к Офендер, который так и не представился. Черты лица капитана заострились, а в голосе зазвучали нотки обиды.
- Ты пренебрег тем, что я хотел дать тебе. Отверг меня и ту крупицу ласки, на которую я был способен. Ты даже не можешь осознать, что сделал.
Отвернувшись, Жан-Батист махнул рукой.
- Да будет так. Уходи, я позову, когда ты мне понадобишься.

+1

21

Бальтазар не был ленивым парнем и уже давно разузнал, кто стоит перед ним. Публичной личности тяжело остаться инкогнито. А имя самого Балти всего лишь имя, имена птенцов редко запоминают, они живут не долго. К тому же, где гарантии, что завтра он не решит сменить это имя на какое-нибудь новое. Он потянулся и опустился на шкуры, лежащие на полу. Кажется, близость к театру повлияла на Жана, сделав его речи чуть более театральными, чем стоило бы. Хотя, кто из древних этим не грешит.
- Жан, ты что, обиделся? Ну извини, я не привык к таким резким переменам настроения. Уж извини, но я никуда отсюда не уйду, пока мы не поговорим. Ты просил, извините, приказал найти свое убежище не для того, чтобы так просто прогнать меня, верно? Давай уже свою порцию унижений и оскорблений. И тогда я уйду. Ну, или выкинь меня отсюда силой или приказом. Нравится мне тут у тебя.
Он улегся на шкуру и чувствовал себя почти как дома, вернее, совсем как в таборе. Это странное ранее незнакомое ощущение спокойствия, которое подарила ему кровь чужого клана, глубоко внутри боролась с его родной горячей кровью.

+1

22

Глаза Жана округлились, он быстро повернулся.. быстрее, чем хотел, и уставился на Офендер, нагло развалившегося на шкурах. Капитан с трудом верил в происходящее, а в душе его бушевало пламя, сменяясь обжигающим душу холодом. Он сузил глаза, подходя с изяществом тигра, готовящегося к прыжку.
Он не мог даже подобрать слова, чтобы выразить всю глубину своего возмущения. Наконец он подскочил к этому самонадеянному наглецу и, припав на одно колено рядом, схватил его за грудки.
- Ты.. Да как ты смеешь? - прошипел Нобилис, с силой тряхнув его, - Совсем страх потерял? Я могу утопить в крови весь твой табор, твоими же руками. Я могу сгноить тебя в темнице. Я могу сделать из тебя калеку.. Я..
Жан-Батист бросил свою жертву обратно и отшатнулся от него, как от огня, сев рядом. Внутри все горело и хотелось как-то потушить это пламя, столь непривычное, пугающее и путающее мысли.
- Мне нечего тебе сказать, я уже наговорил достаточно глупостей. Убирайся. Если ты не уйдешь, тогда уйду я.
Взглянув на него очень серьезно, Жан выдержал паузу, потом резко поднялся и пошел на выход.

+1

23

Он застыл, выслушивая поток угроз, не в силах оторвать глаз от горящего взгляда. Сейчас глаза Жана были другими, живыми, горящими, притягивающими. Почти такими, какие бывают у сами офендер или даже у людей. Угрозы проходили сквозь него, он видел лишь грациозные жесты и на бесконечную минуту ожившие эмоции. Все было бы так просто, если бы Балти не знал, что это притяжение создано искусственно и не способно принести ничего, кроме боли и разочарования.
Огромным усилием воли он оторвал взгляд и опустил голову, испытывая чувство вины за что-то, чего даже понять не мог. Рядом сидел Жан и Балти ощущал отголоски его чувств. И почему-то сейчас он ощущал не удовольствие от того, что нобилис страдает, а это невыносимое чувство вины.
Балти поднял голову, когда Жан пошевелился, встал и положил руку ему на плечо, потом вторую и на секунду и прижал его к себе, тут же отпуская.
- Тебе не надо уходить, я уйду. Чтобы позвать меня, тебе не нужно знать мое имя.
Он резко обогнул Жана и скрылся в дверях, через пару секунд раздался звук хлопнувшей двери театра.

+1


Вы здесь » The Vampire Chronicles » Завершенные эпизоды » Силки для птиц