ФОРУМ ЗАКРЫТ. ИГРА ОКОНЧЕНА.

1750 год

Общество вампиров раздроблено из-за клановых разногласий. Между собой борются крупные секты - Темный Порядок, Отступники и братство охотников. Но все едины в одном - в необходимости соблюдать Маскарад. Рейтинг: NC-21

Погода

Апрель. Ночью около +8°C. Днем +20°C.

ЖДЕМ В ИГРУ

Администрация: ТЕОДОР ДЕ МОРО

Нажми на кнопку

Рейтинг форумов Forum-top.ruВолшебный рейтинг игровых сайтов

К слову

Вампиры - Дети Ночи, мистические создания, которые пьют кровь, чтобы продлить свою не-жизнь. Мертвые, но ожившие. Внешность имеют самую разную, в зависимости от клана, пути и образа жизни.

Каждый клан имеет свою индивидуальную дисциплину, которую передает из поколения в поколение и бережно хранит секреты, оставляя тайну лишь для своих соклановцев.

Существа, называемые Мисфитс, не имеют клановой способности, но могут развить все три общие дисциплины на достаточно высоком уровне, чего им, в принципе, бывает достаточно.

Иерархия имеет очень большое значение в мире вампиров. В особенности для вампиров, состоящих в сектах, которые придерживаются тщательно разработанной структуры.

Совершая диаблери, убийца выпивает не только кровь жертвы (а кровь вампиров гораздо вкуснее, чем самая вкусная кровь простых смертных), но так же и силу жертвы.

Гули это люди, отведавшие крови вампира. Добровольно или насильно - не имеет никакого значения. После первого глотка человек становится привязанным к своему вампиру.

В Сером братстве есть и вампиры, которых называют Мстителями. Как правило это выходцы клана Малефикус. Они отказываются от человеческой крови и поддерживают не-жизнь с помощью крови животных.

Помимо официальных, всем известных сект, существуют так же тайные общества, чья деятельность является преступной как среди людей, так и среди вампиров.

Кровь вампира, содержащая его силу и имеющая магические свойства. Чем старше вампир, тем сильнее будут магические свойства его крови.

У вампиров, как известно, нет души. Она умирает вместе с человеческой оболочкой, а это значит, что не-жизнь становится окончательной и последней в цепочке реинкарнаций.

Вампиру символы веры ни по чем, если перед ним не праведник, наделенный особо мощной верой и силой воли. В его руках крест и святая вода становятся опасным оружием, но, конечно, не смертельным.

Кровь умершего не связана с его душой, она не просто теряет ценность, но и становится отравой. Глотнувший мертвой крови вампир будет долго опорожнять желудок, и еще потом его будет подташнивать. Исключение - вампиры клана Мортис.

Обезглавливание - самый действенный способ убийства вампира. Даже если кажется, что вампир окончательно мертв, на всякий случай лучше отрубить ему голову - так он точно больше не оживет. Еще ни у одного сородича голова к туловищу не прирастала.

Огонь - вампиры хорошо воспламеняются и горят. Но даже обуглившаяся головешка может выжить, если огонь вовремя потушить.

Магия сородичей страшна и разнообразна, воздействия вампиров друг на друга смертоносны либо причиняют большой ущерб, в зависимости от поколения и силы.

Если воткнуть в сердце вампира какой-нибудь предмет, оно остановится и существо упадет замертво. Не встанет, пока инородный предмет не уберут из сердца. Если это случится, орган со временем регенерирует и забьется.

Солнечный свет и ультрафиолетовые лучи причиняют ожоги моментально, а если оставить под прямым воздействием - вампир превратится в прах и развеется по ветру. Исключение - вампиры клана Гарголь.

Поколение показывает силу витэ вампира, которая тем слабее, чем дальше сородич удален от первого прародителя.

Узы начинают действовать уже после первого глотка, и с каждым новым глотком усиливаются. Трех глотков от одного вампира достаточно, чтобы человек стал его рабом.

Узы Крови можно разорвать, если убить своего хозяина, но это крайне сложно, поскольку у жертвы попросту не поднимется рука. После смерти хозяина Узы естественным образом распадаются.

Кровь вампира творит с человеком настоящие чудеса. Гуль становится сильнее, быстрее, выносливее, раны его быстро регенерируют, кожа разглаживается от морщин и тело наполняется неведомой энергией.

Вампирам, как и людям, не чужды никакие эмоции. Они могут любить, могут ненавидеть, могут страдать, могут оставаться эгоистами. Вампиры покупают дома и иногда даже заводят семьи, они так же плетут интриги и скрываются от правосудия.

Размножаются вампиры при помощи ритуала инициации, других способов нет. Их мертвое семя не способно дарить жизнь.

Вампиры могут имитировать жизнь в своем теле - заставить кровь прилить к коже и сделать ее розовой, направить свою силу на то, чтобы температура тела была как у человека.

Для того, чтобы поддерживать себя в нормальном состоянии, новообращенному вампиру необходимо питаться каждый день. Со временем он может сдерживать жажду и растягивать запас витэ на недели, что тоже зависит от поколения.

Клану Мортис необходимо употреблять человеческую плоть так часто, как они могут.

Похищая не-жизнь вампира, который ближе находится к Прорадителям, вампир навсегда усиливает собственное витэ. Таким образом, даже новообращенный вампир может получить могущество старейшин, конечно же, если у него хватить силы и наглости отнять его у них.

Каждый клан имеет возможность помимо своей дисциплины развить две общие, уровень развития будет так же зависеть от поколения.

Многие полагают, что у движения Отступников нет четкой структуры, что они — не более чем неорганизованный сброд, однако это далеко от истины; не будь они организованы — их уничтожили бы еще много веков назад, а на данный момент они живут, процветают и набирают в свои ряды новичков.

Отступники - это те, кто отказывается подчиняться законам Темного Порядка, да и любым другим законам тоже. Для отступников любые законы - это цепи, а цепи ограничивают свободу. Это неправильно и поэтому они готовы идти на всё чтобы разорвать путы.

Чаще всего отступники молоды. Это бунтари, изгои, вампиры, имеющие неординарное мышление и своеобразный взгляд на мир в целом и на вещи в частности. И, к сожалению или к счастью, отступники долго не живут.

Согласно легенде, первым в их роду был Каин - братоубийца. За свое преступление Каин был проклят Богом и превращен в вампира.

В Пророчестве сказано, что реинкарнация Авеля, брата Каина, разбудит его первых детей. Проснувшиеся от тысячелетнего сна, чудовищные голодные монстры начнут пожирать всех вампиров.

Прародители - первые вампиры, от которые пошли все последующие. Каждый из шести создал своих потомков и передал им свою силу. Так появились кланы, в которых сородичи сильно отличались друг от друга.

Вампиры Темного Порядка клянутся соблюдать шесть законов для достижения всеобщей цели. Как и другие законы, они часто игнорируются, искажаются или прямо нарушаются.

Охотники на вампиров точно так же пытаются соблюдать Маскарад, поскольку им тоже не хочется кровопролитной войны, в которой еще не известно, кто победит.

Наверх

Вниз

The Vampire Chronicles

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Vampire Chronicles » Будущее и альтернатива » По деяниям их


По деяниям их

Сообщений 31 страница 53 из 53

31

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

32

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Пабло Эскабар (2015-11-20 22:29:14)

+1

33

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

34

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Пабло Эскабар (2015-11-20 23:22:56)

0

35

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

36

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

37

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

38

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

39

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

40

Утро началось с жуткого сушняка. Пабло не пил вчера, но чувствовал себя с похмелья. Открыв глаза, он заметил рядом Теодора и улыбнулся. Вчера было...странно. Странно и много. Но он бы не отказался повторить.
На миг потеряв всякий стыд (точнее его остатки) ненадолго прикоснулся к чужим губам. Коротко и быстро. Такой жест подходил бы какому-нибудь юнцу, а не ему и, ругнувшись, Пабло попросту съехал со стога на землю. Да, сена вокруг явно прибавилось.
Поправив на себе одежду, он отряхнул соломинки с волос и огляделся. Кажется, дело близилось к полудню и солнце висело высоко, выжигая все вокруг своими лучами. Пабло поморщился, глядя на него и размышляя, что ж это такое нашло на них ночью. Да и на него что?
Тело до сих пор было приятно расслабленно, хотя в мышцах и чувствовалась боль. А еще боль засела в пояснице и чуть пониже ее.
- Черт, - вздохнул Эскабар и прижал ладонь ко лбу, вспоминая все это. - Черт...

Он бы никогда не позволил себе такого раньше. Никогда. Но это были лишь мысли. На самом деле Пабло прекрасно понимал, что всковырнул нечто, сидящее глубоко внутри и лишь иногда показывающееся в глазах чертями. Теми самыми чертями, которых он увидел в чужих глазах вчера.

+1

41

Эту ночь (точнее ее остаток) Теодор спал, как убитый. Пробуждение было от прикосновения теплых сухих губ к его губам, Тео не сразу открыл глаза, увидев сквозь пелену сна соскользнувшего со стога мужчину. Пабло Эскабар.. Охотник повернулся на другой бок в надежде поймать остаток сновидения, но какая-то мысль заставила его вновь открыть глаза и, резко сев, оглядеться. Асмодей стоял неподалеку. Слава Богу (или кто там повелевает удачей) животное не сбежало. Ночью он забыл привязать его. Было бы не самым лучшим началом дня искать по всей округе своего коня. Широко зевнув, Теодор слез со стога, лениво одеваясь и вытаскивая отовсюду солому. Видок у него, должно быть, тот еще. Вон как у Пабло, при взгляде на которого было невозможно удержаться от ухмылки.
- Доброе утро, амиго, - граф выудил из сумки вчерашнюю флягу с водой, отпил из нее и отдал бывшему пирату. Он вел себя так, будто ничего не случилось, только тень лукавой улыбки и долгий взгляд в глаза мог о чем-то сказать.
- Как рука? Хуже не стало?..

0

42

- Не стало, - вздернул бровь Эскабар, уставившись на Теодора смеющимся взглядом. - Ноет немного и, кажется, кровит.
Он передернул плечами, будто бы разговаривал о какой-то занозе, что засела под кожу и теперь ее трудно вытащить. Оправив на себе одежду и натянув каким-то чертом сброшенные ночью сапоги, Пабло огляделся.
- Значит, нам еще ехать и ехать? - спросил он и стянул из сумки флягу с водой.
Жадно присосался к ней, а затем протянул Теодору.
Ожидание будущего подогревало интерес не хуже спиртного. Было интересно, что будет там, в том месте, куда его везет Тео. Пабло не был наивным ребенком и понимал, что вряд ли все будет хорошо и безболезненно. Скорее всего, трудности будут такими, что волосы встанут дыбом, а спустя пару дней захочется сбежать, но Эскабар был слишком упрямым, чтобы так просто сдаваться. Тем более, ему хотелось пережить этот период, хотелось узнать, на что он способен, кроме выпивки и убийств за монету.
- Кажется, сегодня будет дождь, - задумчиво вдохнул тяжелый воздух Пабло и перевел взгляд на Тео, протягивая ему флягу. Бывший пират не смог удержаться от прямого взгляда, впрочем Теодор тоже смотрел глаза в глаза. К этому Эскабар уже привыкал...

0

43

- Значит, нам еще ехать и ехать?
Теодор прикинул в уме, сколько это по времени.
- Часа четыре и мы на месте.
Приняв флягу из рук Эскабара, отпил, поглядывая на него, вытер губы рукавом и довольно улыбнулся.
- Давай собираться. Если ты прав, не хотелось бы вымокнуть по дороге.
От такого взгляда черных глаз по спине пробежали мурашки, Тео не сразу смог отвернуться, ведь их глаза все сказали без слов..  Присев, Теодор собрал с травы оставленные продукты, что-то решил выкинуть, что-то сложил обратно в сумку, после чего повесил ее на крючок седла. Остатки воды он вылил в рот Асмодея, тот чувствовал, что ему придется не легко ближайшие часы и фыркал, ударяя землю копытами. Граф подумал, что его конь скоро научится материться. Закончив с этим, он подошел к Пабло и поверхностно осмотрел его руку - повязку пора было сменить, но сейчас не было подходящей ткани.
- Лучше оставить пока так, а то загноиться. Потерпи.
Коротко глянув в глаза испанца, Тео легко похлопал его по плечу и забрался в седло, после чего, как в прошлый раз, протянул руку Пабло.

0

44

Пабло кивнул и, ухватившись за руку парня, забрался в седло. Опять перед Теодором, вновь чуть опираясь спиной о его грудь, а рукой стискивая луку. Неудобно, как и вчера, но...
- Если что, отрежешь мне ее, - передернул он плечами и улыбнулся. - Вставим крюк и я буду настоящим пиратом.
Тихий смех заставил Асмодея застричь ушами, будто бы конь был зол на обоих всадников, которых ему еще тащить и тащить на своей спине, а им смешно. Пабло практически ощутил настроение животного и успокаивающе провел ладонью по шелковистой гриве, будто бы извиняясь.
Наверное, коню приходилось труднее всего.
Но когда тот перешел на галоп, Пабло понял - не ему. Зад болел, мышцы в ногах ныли, будто бы он вчера пробежал от одного города до другого, но все это было забавно и Эскабар молчаливо терпел.
Солнце вскоре сменилось на небе тучами, они поползли по полотну большими чернильными кляксами, волосы взъерошил прохладный ветер, пахнущий дождем.
- Я был прав, - выпалил Пабло.

0

45

- Я не собираюсь тебе ничего отрезать, - отрезал Теодор, но тут же рассмеялся, представив Пабло с крюком, - Вместо крюка можно прикрутить кружку - она тебе больше пригодится.
Тео беззаботно улыбался, невзначай прижимая Пабло к себе. Что-то менялось с рассветом, будто он накладывал строгий запрет на проявление каких-то желаний или чувств. И Теодор интуитивно следовал этому правилу, не отвлекаясь на постороннее и делая вид, что все как всегда. Впрочем, сейчас так и было.
Грянул гром, небо располосовало молнией и сгустившиеся над их головами тучи обрушили на них потоки холодного дождя, который вскоре превратился в настоящий ливень. Асмодей ворвался в лес, петляя между голыми деревьями.
- Merde.. Нам надо в укрытие! - прокричал Теодор, останавливая Асмодея и глядя по сторонам. Видимость из-за стены дождя была дерьмовая.
- Видишь что-нибудь?

0

46

Пабло кивнул, оглядывая поле. Взгляд зацепился лишь за что-то высокое, стоящее меж холмов.
- Тамдом и мельница, - выпалил Эскабар.
Асмодей ринулся вперед, повинуясь понуканиям Теодора. Небо будто бы прохудилось: раскаты громка, молнии и ветер пугали животное, что рвалось вперед уже чисто инстинктивно. Пабло даже показалось, что он в любой момент может попросту упасть с седла и принять свою смерть под копытами Асмодея, но в этот момент Тео натянул поводья.
Дом, к которому они подъехали, был небольшим - два этажа, но добротно сложенным из камня. Небольшие окна уютно светились, а среди надвигающейся бури это вовсе могло показаться самым настоящим убежищем.
Пошатнувшись, Пабло поправил перевязи на руке и быстрым шагом двинулся к двери, постучал три раза, а четвертым едва не заехал мужчине по лбу.
- Добрый день! - крикнул Эскабар, пытаясь перекричать завывающий ветер и прогремевший раскат грома.
Из дома пахнуло сдобой, теплом и уютом. Захотелось поскорее попасть внутрь и Пабло как можно спокойнее  улыбнулся.
- Кто такие, что надо?
- Мы путники, - выпалил бывший пират. - Нас непогода застала в пути...если у вас есть место, можем ли мы переждать ее...мы надолго не задержимся и заплатим.
Эскабар не знал, есть ли у Теодора деньги, но сейчас был готов продать свой последний сапог, чтобы оказаться под крышей в тепле. Он ненавидел холод.
- Или поможем чем, - видя, что хозяин дома задумался, бросил Пабло.
Мужчина ,высунувшись из дверного проема, посмотрел на Теодора, на Асмодея, потом вновь на Пабло.
- Не разбойники?
- Обижаете, - улыбнулся во все зубы Пабло. - Мы путники. Гонцы, вот. Если промокнем - промокнут и документы и господин будет серчать.
- Чертовы господа, - буркнул мужик и хмуро кивнул, мол, заходите.
Закрыв Асмодея в небольшой конюшне, парни вошли внутрь. Светлый, теплый дом. Едва перешагнув порог, Пабло почувствовал, как готов свалиться прямо на вот этот домотканый коврик у двери. Посреди комнаты стоял стол, на нем - еда, а на лавках вокруг - трое детей. Мужчина шикнул им что-то, когда те подорвались было поздороваться с незнакомцами, и позвал Тео и Пабло за собой.
- Здесь переночуете. Деньги вперед, - протянул он руку к ним, загораживая путь в небольшую комнатушку, напоминающую собой чулан.

+1

47

Глянув на Пабло, Теодор достал увесистый кошелек и бросил хозяину, после чего отодвинул его в сторону и вошел в помещение, сразу снимая одежду.
- Раздевайся, - скомандовал, обернувшись к испанцу, - Тебе еще простудиться не хватало.
Одежду можно было выжимать после ливня. И хоть здоровье у графа де Моро было крепкое, за Пабло он не ручался. Услужливый хозяин дал им какие-то вещи, простые рубашку и штаны, чтобы обсохнуть, повесил мокрую одежду возле огня и принес скромный ужин, после чего стало дико клонить в сон от усталости. Теодор перевязал по новой руку бывшего пирата и устроил им кровать на полу из шкур, видимо, хозяин промышлял охотой. Всю ночь охотник обнимал мужчину, и это была одна из самых приятных ночей, когда можно было ни о чем не тревожиться и чувствовать чье-то тепло. Раньше так было только с братом, что навеяло легкую ностальгию.
К утру они вновь отправились в путь, как только солнце показалось из-за горизонта. Асмодей летел по полю, помня дорогу лучше своего хозяина, и вскоре на горизонте показалась небольшая капелла времен Каролингов.
- Мы на месте, - сообщил Теодор, едущий за спиной Пабло, и улыбнулся ему. Их мучения кончились, наконец-то можно будет нормально принять ванну.

0

48

К концу пути Пабло уже не чувствовал своего зада, а ноги онемели до такой степени, что при каждом движении их теперь покалывали иголочки. Устало вздохнув, Эскабар поднял глаза на капеллу и витиевато выругался, что можно было принять одновременно как и хвалу Господу за окончание мучений и как проклятие такому долгому пути.
- Здесь готовят охотников? - вопросительно вздернул он брови, кое-как скатываясь с седла и болезненно шипя. Попрыгал, разминая ноги, присел пару раз и широко улыбнулся Теодору: - Я не чувствую своего тела пониже спины. Это ужасно.
Зато он прекрасно чувствовал, как постепенно волнение начинает подниматься из-за ребер. Пабло бросил еще один взгляд вперед, облизнулся и шумно выдохнул: если Судьбе угодно, то он обязательно попытается выучить и этот урок. Выучит, выживет и больше перестанет походить на кусок мяса для голодных хищников. Надоело быть беспомощным перед ними. Хотелось почувствовать себя способным продать свою жизнь подороже.
- Возможно, я глупец, но я рад, - решительно выпалил он.

+1

49

- Здесь готовят охотников?
- Да, эта капелла что-то вроде школы и штаба Серого братства. Скоро ты все узнаешь.
Теодор подождал, пока Пабло спрыгнет и спешился следом, с улыбкой наблюдая за ним. Бывший пират держался молодцом, не взирая на усталость и раненую руку, словно последнее его ничуть не тревожило. Это был хороший знак, возможно, обучение дастся ему легче, чем остальным.
- Я не чувствую своего тела пониже спины. Это ужасно.
- Ничего, скоро мы вернем тебя в строй и будешь как новенький. Идем.
Хлопнув Пабло по плечу, граф отправился с ним к воротом, откуда уже вышли двое знакомых ему братьев. Поприветствовав их, Теодор коротко объяснил, кто с ним и зачем они здесь, после чего их впустили внутрь, пообещав позаботиться об Асмодее.
Капелла изнутри поражала своим размахом, архитектура здания снаружи была так же мрачна, как и внутри. Высокие потолки, большие сводчатые окна, благодаря которым в здание проникало много света, массивные колонны и множество факелов, создающих в ночное время суток хорошее освящение.
Теодор поднялся вместе с Пабло на второй этаж, где им была отведена одна келья, принадлежавшая ранее графу. Обстановка кельи была аскетична и скромна - одна узкая кровать, сундук, стол, стул и маленькое окно.
- Располагайся. Я скоро вернусь.

0

50

Пабло всю дорогу разглядывал окружение. Он привык к тому, что в море встречались поражающие своей красотой корабли, но на суше Эскабару еще не доводилось видеть ничего, что могло бы так удивить. И нет, не сами сводчатые потолки поразили парня, а то, что он явственно представил, как тяжело и долго пришлось все это строить. А перед чужим, человеческим, трудом Эскабар невольно испытывал что-то вроде восторга и легкого трепета.
Кто бы мог подумать, что его, пирата, впечатлят все эти окна и колонны...
А вот келья была простым каменным закутком, который и комнату-то напоминал с большой натяжкой. Проводив Теодора взглядом, Пабло огляделся в очередной раз, но ничего нового не нашел и сел на кровать, устало ссутулив плечи. Рука болела, тело ныло, но позволить себе раскисать на людях Эскабар не мог. Это было не в его правилах, да и не так уж сильны были его повреждения По крайней мере, той ночью на стоге сена он чувствовал себя вполне себе живым и от недостатка сил не страдал.
Улыбнувшись своим мыслям и воспоминаниям, Пабло вновь поднялся на ноги, опасаясь, что Теодор вернется не один, а сидеть и изображать из себя умирающего пеликана Пабло не собирался на глазах у незнакомцев.

+1

51

Как Теодор и обещал, он вскоре вернулся, и не один, а с каким-то монахом. Во всяком случае, с человеком в рясе. Судя по тому, что происходило после, это был не человек.
- Это брат Антоний, он вампир и он на нашей стороне. Такие тоже бывают, их называют мстителями.
Брат Антоний молча подошел к Пабло и посмотрел на его руку.
- Позволь мне взглянуть, - попросил он, осторожно протягивая руку к раненой руке нового брата.
- Позволь ему, - подбодрил Теодор, усаживаясь на кровать. Кости ломило от усталости после долгой дороги, но он никак это не показывал. У них будет достаточно времени, чтобы отдохнуть.
Антоний снял капюшон и его черные волосы рассыпались волнами по плечам. Он аккуратно высвободил руку Пабло из повязок и осмотрел рану с выражением легкой озабоченности на красивом лице. Вампир был хорош собой, даже притягателен, что никак не вязалось с его скромным одеянием.
- Кость не повреждена, только мягкие ткани. Моя кровь легко исцелит эту рану.
При этих словах вампир взглянул на Теодора, словно спрашивая позволения. Граф кивнул ему и перевел взгляд на бывшего пирата.
- Кровь вампира позволит тебе очень быстро регенерировать. Выпей немного его крови.
Антоний посмотрел в глаза Пабло и чуть улыбнулся, после чего прокусил свое запястье и, когда из ранки выступило несколько капель крови, протянул руку испанцу.

0

52

Пабло едва не шарахнулся в сторону, услышав, кто перед ним. Но все же взял себя в руки и остался стоять ровно, глядя на странного "монаха". А потом опуская взгляд на протянутую руку.
- Выпить? Крови? - переспросил Пабло, недоверчиво поглядывая на Теодора.
Когда же тот кивнул, бывший пират склонился над запястьем, обхватывая его свободной рукой. Кожа оказалась холодной. Взгляд Эскабара все так же подозрительно сверлил глаза этого "Брата", а потом язык недоверчиво слизнул первую каплю, чтобы губы обхватили ранку.
Кровь как-то странно и быстро побежала в рот, наполнила его. Тяжелая, металлическая и...прохладная. Пабло закрыл глаза, чтобы не скривиться окончательно, делая глоток, второй, третий.
А потом отпустил руку, утирая губы.
- Как вы это пьете, - вздохнул он, насмешливо глядя на Антония.

0

53

Кровь вампира на самом деле имела особый вкус, и может Пабло не распробовал сперва, но мог почувствовать сильное желание сделать еще несколько глотков. Жидкость полилась по его горлу, сразу всасываясь в кровь и включая новые процессы, появилась новая энергия и чувство собственного превосходства, что было на много удивительнее. Теодор внимательно следил за ним, вспоминая, какие он сам испытывал ощущения после первого глотка, и странно было, и страшно, что такое захочется проделать еще и еще.
- Кровь вампира создает Узы с ним, - начал он после того, как Пабло оторвался от руки Антония, - После первого глотка ты просто будешь испытывать тягу и влечение к тому вампиру, от которого пил, будешь желать еще хотя бы каплю его крови. Но с этим вполне можно бороться, если знать, что происходит.
Брат Антоний улыбнулся Пабло, теперь он мог показаться раз в десять привлекательнее для бывшего пирата, а посему поспешил удалиться.
- Всего доброго, Пабло. Если я буду нужен, найди меня.
Когда он удалился, граф встал и подошел к испанцу, разглядывая его руку. Рана его затягивалась уже на глазах.
- Считай, это был первый урок, и самый важный, - заглянув ему в глаза, - Узы крови превращают тебя в раба вампира. Ни в коем случае не повторяй этого с братом Антонием, как бы тебе не хотелось. Ты должен бороться со своим влечением.
Шагнув в сторону, Теодор осмотрелся по сторонам. Надо будет притащить еще одну кровать, подумал он про себя.
- С этого момента я твой наставник, кстати. Переоденься.
Взглянув на него с ухмылкой, граф бросил ему сверток, в котором была ряса и сандалии.

0


Вы здесь » The Vampire Chronicles » Будущее и альтернатива » По деяниям их