ФОРУМ ЗАКРЫТ. ИГРА ОКОНЧЕНА.

1750 год

Общество вампиров раздроблено из-за клановых разногласий. Между собой борются крупные секты - Темный Порядок, Отступники и братство охотников. Но все едины в одном - в необходимости соблюдать Маскарад. Рейтинг: NC-21

Погода

Апрель. Ночью около +8°C. Днем +20°C.

ЖДЕМ В ИГРУ

Администрация: ТЕОДОР ДЕ МОРО

Нажми на кнопку

Рейтинг форумов Forum-top.ruВолшебный рейтинг игровых сайтов

К слову

Вампиры - Дети Ночи, мистические создания, которые пьют кровь, чтобы продлить свою не-жизнь. Мертвые, но ожившие. Внешность имеют самую разную, в зависимости от клана, пути и образа жизни.

Каждый клан имеет свою индивидуальную дисциплину, которую передает из поколения в поколение и бережно хранит секреты, оставляя тайну лишь для своих соклановцев.

Существа, называемые Мисфитс, не имеют клановой способности, но могут развить все три общие дисциплины на достаточно высоком уровне, чего им, в принципе, бывает достаточно.

Иерархия имеет очень большое значение в мире вампиров. В особенности для вампиров, состоящих в сектах, которые придерживаются тщательно разработанной структуры.

Совершая диаблери, убийца выпивает не только кровь жертвы (а кровь вампиров гораздо вкуснее, чем самая вкусная кровь простых смертных), но так же и силу жертвы.

Гули это люди, отведавшие крови вампира. Добровольно или насильно - не имеет никакого значения. После первого глотка человек становится привязанным к своему вампиру.

В Сером братстве есть и вампиры, которых называют Мстителями. Как правило это выходцы клана Малефикус. Они отказываются от человеческой крови и поддерживают не-жизнь с помощью крови животных.

Помимо официальных, всем известных сект, существуют так же тайные общества, чья деятельность является преступной как среди людей, так и среди вампиров.

Кровь вампира, содержащая его силу и имеющая магические свойства. Чем старше вампир, тем сильнее будут магические свойства его крови.

У вампиров, как известно, нет души. Она умирает вместе с человеческой оболочкой, а это значит, что не-жизнь становится окончательной и последней в цепочке реинкарнаций.

Вампиру символы веры ни по чем, если перед ним не праведник, наделенный особо мощной верой и силой воли. В его руках крест и святая вода становятся опасным оружием, но, конечно, не смертельным.

Кровь умершего не связана с его душой, она не просто теряет ценность, но и становится отравой. Глотнувший мертвой крови вампир будет долго опорожнять желудок, и еще потом его будет подташнивать. Исключение - вампиры клана Мортис.

Обезглавливание - самый действенный способ убийства вампира. Даже если кажется, что вампир окончательно мертв, на всякий случай лучше отрубить ему голову - так он точно больше не оживет. Еще ни у одного сородича голова к туловищу не прирастала.

Огонь - вампиры хорошо воспламеняются и горят. Но даже обуглившаяся головешка может выжить, если огонь вовремя потушить.

Магия сородичей страшна и разнообразна, воздействия вампиров друг на друга смертоносны либо причиняют большой ущерб, в зависимости от поколения и силы.

Если воткнуть в сердце вампира какой-нибудь предмет, оно остановится и существо упадет замертво. Не встанет, пока инородный предмет не уберут из сердца. Если это случится, орган со временем регенерирует и забьется.

Солнечный свет и ультрафиолетовые лучи причиняют ожоги моментально, а если оставить под прямым воздействием - вампир превратится в прах и развеется по ветру. Исключение - вампиры клана Гарголь.

Поколение показывает силу витэ вампира, которая тем слабее, чем дальше сородич удален от первого прародителя.

Узы начинают действовать уже после первого глотка, и с каждым новым глотком усиливаются. Трех глотков от одного вампира достаточно, чтобы человек стал его рабом.

Узы Крови можно разорвать, если убить своего хозяина, но это крайне сложно, поскольку у жертвы попросту не поднимется рука. После смерти хозяина Узы естественным образом распадаются.

Кровь вампира творит с человеком настоящие чудеса. Гуль становится сильнее, быстрее, выносливее, раны его быстро регенерируют, кожа разглаживается от морщин и тело наполняется неведомой энергией.

Вампирам, как и людям, не чужды никакие эмоции. Они могут любить, могут ненавидеть, могут страдать, могут оставаться эгоистами. Вампиры покупают дома и иногда даже заводят семьи, они так же плетут интриги и скрываются от правосудия.

Размножаются вампиры при помощи ритуала инициации, других способов нет. Их мертвое семя не способно дарить жизнь.

Вампиры могут имитировать жизнь в своем теле - заставить кровь прилить к коже и сделать ее розовой, направить свою силу на то, чтобы температура тела была как у человека.

Для того, чтобы поддерживать себя в нормальном состоянии, новообращенному вампиру необходимо питаться каждый день. Со временем он может сдерживать жажду и растягивать запас витэ на недели, что тоже зависит от поколения.

Клану Мортис необходимо употреблять человеческую плоть так часто, как они могут.

Похищая не-жизнь вампира, который ближе находится к Прорадителям, вампир навсегда усиливает собственное витэ. Таким образом, даже новообращенный вампир может получить могущество старейшин, конечно же, если у него хватить силы и наглости отнять его у них.

Каждый клан имеет возможность помимо своей дисциплины развить две общие, уровень развития будет так же зависеть от поколения.

Многие полагают, что у движения Отступников нет четкой структуры, что они — не более чем неорганизованный сброд, однако это далеко от истины; не будь они организованы — их уничтожили бы еще много веков назад, а на данный момент они живут, процветают и набирают в свои ряды новичков.

Отступники - это те, кто отказывается подчиняться законам Темного Порядка, да и любым другим законам тоже. Для отступников любые законы - это цепи, а цепи ограничивают свободу. Это неправильно и поэтому они готовы идти на всё чтобы разорвать путы.

Чаще всего отступники молоды. Это бунтари, изгои, вампиры, имеющие неординарное мышление и своеобразный взгляд на мир в целом и на вещи в частности. И, к сожалению или к счастью, отступники долго не живут.

Согласно легенде, первым в их роду был Каин - братоубийца. За свое преступление Каин был проклят Богом и превращен в вампира.

В Пророчестве сказано, что реинкарнация Авеля, брата Каина, разбудит его первых детей. Проснувшиеся от тысячелетнего сна, чудовищные голодные монстры начнут пожирать всех вампиров.

Прародители - первые вампиры, от которые пошли все последующие. Каждый из шести создал своих потомков и передал им свою силу. Так появились кланы, в которых сородичи сильно отличались друг от друга.

Вампиры Темного Порядка клянутся соблюдать шесть законов для достижения всеобщей цели. Как и другие законы, они часто игнорируются, искажаются или прямо нарушаются.

Охотники на вампиров точно так же пытаются соблюдать Маскарад, поскольку им тоже не хочется кровопролитной войны, в которой еще не известно, кто победит.

Наверх

Вниз

The Vampire Chronicles

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Vampire Chronicles » Завершенные эпизоды » Mon Frère


Mon Frère

Сообщений 121 страница 150 из 159

121

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Себастьян де Моро (2015-11-24 18:01:20)

+1

122

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

123

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

124

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

125

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

126

Теодор отошел, уступив дорогу, когда его практически оттолкнули, понаблюдал какое-то время за братом.. Тот его практически не замечал и смотреть на это стало скучно. Не так он себе все представлял. Наверно он разочаровал Себастьяна, ничего не получилось и все это мероприятие отняло лишь время и деньги. Вздохнув, Тео покачал головой и привел в порядок свою одежду.
- Ничего не получится, видимо, мне правда не нравятся женщины.
Граф взглянул потухшим взглядом на брата, повернулся и развязал бедную шлюху. Кинул Себастьяну его рубашку и пошел за своими вещами. У них были дела по-важнее. Точнее, у него.
- Расплатись, мы уходим.
Проходя мимо брата, Теодор остановился и ободряюще похлопал его по плечу, встретив его взгляд. Словно это не Тео, а Себастьян потерпел позорное фиаско.
- Не переживай. В следующий раз.. когда-нибудь у меня все получится.

0

127

Себастьян был мрачнее тучи.
В голове слишком много мыслей, они всегда мешают. Бросив на брата хмурый взгляд, поправил одежду и накинул на себя плащ. На стол рядом со шлюхой упало несколько монет, а парень прошел к двери.
Он остановился лишь на улице, поджидая Теодора и, когда брат вышел следом, так же молча направился прочь от борделя. Как такое могло произойти и что вообще было в голове у старшего де Моро? Себастьян задавался этим вопросом всю дорогу, а после в голове стало подозрительно тихо.
Мысли не хотели касаться этой темы. Ему даже показалось, что целесообразнее было бы собрать вещи и вновь уехать из дома года на четыре, чтобы все это пропало из памяти. Но нельзя. Обещание, которое он дал Тео, следовало сдержать. ТОлько теперь оно явно не было таким радужным и полным ожидания. Теперь оно было тяжелым, гнетущим. Нет...не общество брата тянуло к земле, а собственное поведение в этом обществе.
Что на него вообще нашло? Это ведь...неправильно.
Крытый экипаж за звонкую монету и домой. Себастьян вновь погрузился в свои раздумия, разглядывая почему-то свои пальцы. На Теодора он глаза поднимал изредка, да и то спешно отводил, будто бы в собственных зрачках брат прочитал бы слишком многое.

+1

128

Братья ехали в экипаже молча. Себастьян сидел с таким суровым видом, глядя в одну точку в окне, что Теодору было страшно сказать лишнее слово и он всю дорогу угрюмо молчал, лишь изредка украдкой поглядывая на брата. По его мнению не произошло ничего страшного, просто он убедился, что он не как все и обычная радость от близости с женщиной ему не светит. Но что происходит с Себастьяном он не понимал, а спросить не решался. Конечно он в первую очередь подумал на себя, что он виноват, расстроил брата, сделал все не так и разочаровал, но может там уже другие тараканы? Человеческая душа для Теодора была загадкой. Напряжение тем не менее возрастало и начинало угнетать. Граф хотел как-то разрядить обстановку, но не знал, как. Раньше бы скорчил рожу брату, но сейчас они выросли и нужно было искать другой подход. Теодор даже придумал вопрос, который можно задать, но его язык как будто стал каменным и не поворачивался. Вздохнув, граф чуть сполз с сидения, принимая вальяжно расслабленную позу и уставился в окно. Пейзаж ночного Орлеана уныло мелькал перед застывшим взглядом, который то и дело уползал к Себастьяну. Не выдержав, Теодор все же решил что-то предпринять. Что угодно, хоть пошевелить ногой. Хоть какой-то результат от этого был - носок сапога столкнулся с сапогом брата и слегка погладил его. Тео мельком покосился на лицо Себа и вернулся к изучению вида за окном.
- Хочешь со мной в лес? - через силу выдавил граф, едва сам понимая свое бессвязное бормотание.

0

129

Экипаж подбросило на небольшой кочке и Себастьян поморщился. Голова начинала отвратительно гудеть.
И не удивительно, что она болела: мысли в ней были далеко не радостные.
Он, Себастьян, был уже не маленьким мальчиком, чтобы не понять тех эмоций, которые испытывал в течении дня. Глупо было бы притвориться невидящем,  не заметить всего этого...и списать все на братскую привязанность.
Как бы Себастьян ни хотел, он осознавал. Но упорно отбрасывал от себя эти мысли. Даже сейчас, когда понимание почти пришло в голову и постучало по черепу мигренью.
- Хочешь со мной в лес?
Сначала ему показалось, что это послышалось. Удивленно посмотрев на брата, Себастьян заметил, что тот все же смотрит на него и в его глазах застыл вопрос. Значит, фраза все-таки была произнесена.
- Да, хочу, - кивнул он, складывая руки на груди. Возможно, нужно было отказаться, но нет. Себастьян улыбнулся как можно беззаботнее и передернул плечами:
- Я же не могу отпустить тебя одного в лес. Ночью. А вдруг ты заблудишься...ведь можешь же.

+1

130

Получив согласие и непринужденную улыбку, Теодор почувствовал такое облегчение, словно сбросил с себя труп. Кстати, о трупах. Они как раз проезжали окрестности имения возле леса, где все еще лежало тело. Тео высунулся из окна и крикнул кучеру, чтобы тот остановился.
- Да, я могу заблудиться или встретить разбойника. Не повезет ему тогда.
Теодор тихо рассмеялся, повозка остановилась и граф взял свой саквояж.
- Идем.

На улице уже была глухая ночь, совы ухали на деревьях, журчали сверчки, под ногами хрустели ветки и вся эта атмосфера мистической мрачности будоражила нервы. Теодор оглянулся на брата и улыбнулся ему ободряюще.
- Дорогу помнишь? Темно, как в заднице.

+1

131

- Помню, - так же мрачно отозвался Себастьян, первым сходя с дороги.
За штаны и плащ тут же начали цепляться какие-то колючки, сухие кустарники, земля под ногами расползалась чуть подстывшей на ночь грязью. Наверное, это была не самая их лучшая идея - прогуляться до места преступления ночью, когда ничего не видно и запросто можно сломать себе шею.
Но вскоре на небе появилась луна и стало хоть немного видно, что он ведет их не в болото, а вполне себе прямо и по твердой земле. Если бы не ухающий где-то в отдалении филин эту прогулку можно было бы назвать вполне обычной. Да и цель оной немного сбивала расслабленное настроение.
Себастьян шел так же молча, слишком глубоко уйдя в свои мысли. Точнее в их отсутствие. Трудно было поймать за хвост хотя бы какую-нибудь из них, не опалив пальцев.
- Нас могут заподозрить, - тихо сказал Себастьян, остановившись ненадолго, чтобы Теодор поравнялся с ним. - Она пошла искать нас. Учитель фехтования в курсе...
Парень бросил взгляд на брата и, кивнув на показавшуюся впереди почти завалившуюся оградку, двинулся дальше. Чем ближе к заброшенной часовни они подходили, тем непролазнее здесь все становилось: корни на земле, ветки, какие-то длинные побеги, что путались в ногах.
Себастьян обвел взглядом местность и замер, указывая на небольшую прогалину среди замшелых деревьев.
- Вон она.

+1

132

Ночь всегда влекла Теодора, в это время в нем пробуждались все самые скользкие, пугающие пороки, и сейчас опьяняющее чувство свободы кружило голову. Так же как и осознание того, куда и зачем они идут. Это было лучше похода в бордель, ведь то разрешено законом, а это.. За такое их могли судить и приговорить к смерти. Брат был прав, что волновался, только Тео не чувствовал и половины его страха. Он уже привык оставаться безнаказанным, выходить сухим из воды каждый раз, и сейчас была уверенность, что ничего страшного не случится.
Они пересекли границу леса и пошли вглубь. Теодор безошибочно угадывал, в каком направлении идти, следуя внутреннему чутью. Это чувство у него было развито лучше остальных, вероятно, как компенсация недоразвития других чувств.
- Заподозрят? - граф задумался, шагая следом и рассуждая вслух, - Даже если так, у них одно основание нас подозревать - то, что мы сбежали с урока. Никто не видел нас в лесу, причины убивать нашу экономку у нас не было. Под подозрение может попасть кто угодно, даже сам мсье Дюпон, он последним видел мадам Жюри. Мы скажем, что были в саду, а потом купались. Надо будет сжечь нашу одежду, на ней могли остаться следы. Но это можно сделать завтра, пока мадам хватятся и будут искать, у нас достаточно времени. Вот увидишь, все будет... хорошо...
Теодор остановился возле дерева, где лежал труп мадам. Точнее, раньше лежал, а теперь его там не было. Тео повернулся к брату, в свете Луны блеснули его большие глаза.
- Куда она делась?
Быстро обернувшись по сторонам, Теодор вновь уставился на место преступления, недоумевая.
- Не могла же она встать и уйти?..

0

133

Сердце упало в пятки, стоило увидеть что там, где был труп- ничего нет.
Себастьян, повторяя за братом, огляделся вокруг и. ничего не замечая, уставился на Теодора.
- Конечно, не могла, - пораженно выпалил он.
Какими же идиотами они были, что оставили тело в лесу, а потом пришли сюда. Да нашел бы кто-нибудь ее и славно - списали бы на каких сумасшедших воров, а не на братьев. А сейчас, если кто-то наблюдал за этим местом, то все может оказаться не так радужно.
- Тео, нужно возвращаться, - выпалил Себастьян, ухватив брата за плечо. - Мы должны быть дома.

+1

134

- Конечно, не могла.
Теодор посмотрел на брата, растерянного сейчас точно так же, как он сам. Нет, надо было быть полными идиотами, чтобы убить экономку и после этого отправиться в бордель! Беззаботно и легкомысленно придаваться утехам, в то время, как они еще не замели следы. Самое обидное, что всего этого не случилось бы, если не самонадеянность Теодора. Сколько усилий он прикладывал, чтобы оставаться в тени, а сейчас все могло рухнуть по глупости.
- И что нам теперь делать?
Младший чувствовал подступающую истерику, ему вдруг стало смешно и страшно одновременно. Чувства вновь захлестнули его, щекоча острием ножа нервы. И это.. это было восхитительно.
- Тео, нужно возвращаться. Мы должны быть дома.
- Подожди, - Теодор шагнул к брату и, взяв его руку, положил к себе на грудь. Под ладонью Себастьяна сильно колотилось сердце, граф посмотрел в его глаза и прошептал:
- Чувствуешь, как бьется?.. Это прекрасно.

0

135

Себастьян, чуть сжав пальцы на груди Тео, непонимающе поднял брови. Да, сердце парня билось быстро-быстро и даже сквозь одежду Себастьян чувствовал это живое трепетание.
- Успокойся, - серьезно проговорил он, заглядывая брату а глаза.
Кажется, у Теодора начиналась историка. Только этого не хватало посреди леса.
Себастьян напряженно думал, куда могло деться тело. А что если его нашли и отнесли в дом? Просто для того, чтобы разобраться? Ведь такое запросто могло случиться...ее в доме знали, значит, не оставили бы тело в лесу для зверья.
Вздохнув и выпустив облачко пара, Себастьян покачал головой, коротко уткнувшись лбом в чужой.
- Даже если кому-то станет об этом известно, я возьму вину на себя, - проговорил он. - У тебя вся жизнь впереди.
Выпрямившись, вновь огляделся в поисках кровавых следов. Но разве заметишь их ночью?
- Идем. Её могли отнести домой.

0

136

Себастьян не понял, в чем причина такого поведения младшего, почему он улыбается, в то время, как его сердце рвется из груди. Но сейчас было не время объяснять брату, что чувства Теодора отличаются от чувств других людей, и как сложно ему почувствовать вообще что-либо. Как редко его сердце замирает и ускоряет ход под действием каких-то обстоятельств. Но, не смотря на важность момента, Себастьян был прав.
- Ничего ты не возьмешь на себя, - решительно заявил Тео, положив руку на затылок брата, сверля его глаза упрямым взглядом, - Мы будем все отрицать. Никто ничего не докажет. Идем!
Крепко взяв его руку, Теодор пошел прочь из леса, увлекая за собой Себастьяна и переходя на перебежки.

Дома их уже ждали слуги. В главном зале собрались все обитатели поместья, служанки плакали и причитали, в покое оставался как всегда Марсель. Казалось, ничто не может поколебать его спокойствия.
- Что за сборище? - удивленно спросил граф, - У нас что, крысы завелись?
Марсель взглянул на братьев.
- Милорд, мадам Жюри нашли в лесу убитой.

+1

137

В доме было непривычно людно. Даже не в доме, а в холле, будто бы слуги поджидали кого-то. Но слезы и общая атмосфера подавленности не говорила о том, что они собрались здесь за жалованием. И, прислушавшись, а затем и услышав слова Марселя, Себастьян внутренне похолодел.
Внешне же он остался абсолютно спокоен: посмотрел на плачущих служанок, на Марселя и пожал плечами. Ведь Себастьяна это не должно было волновать - он не так давно вернулся домой. Да и со слугами никогда близок не был. Пусть даже с экономкой. Это отец пусть рыдает...если умеет.
- Расходитесь, - тихо бросил он, снимая с себя плащ и передавая его Марселю. - И пошлите за священником что ли...
Кивнул Марселю, он посмотрел на брата и взглядом прошелся по дверям.
- Покажите мне тело.
Он же учился на доктора. Должен был проявить хоть какой-то интерес к телу, к ранам. Осмотреть... на крайний случай простое человеческое любопытство тоже нельзя было вычеркивать. Ведь людей так тянет к тому, что шокирует, заставляет их кровь бурлить. Вот и собравшиеся внизу зеваки отнюдь не оплакивают мадам Жюри. Они жадно впитывают атмосферу горя, они наслаждаются тем, что могут сыграть роль безутешных плакальщиц.

+1

138

Теодор переглянулся с братом, что-то прочитав в его глазах, в его глазах тоже читалось многое. Только бы Себастьян не выдал себя. Впрочем, почему-то в нем была уверенность, что старший справиться как нельзя лучше. Поэтому он подгадал момент и отлучился, в то время как все пошли в сарай.
Тело мадам Жюри лежало на полу, укутанное в покрывало. Уже наступило трупное окоченение, поэтому она так и осталась согнутой в том полусидячем положении, в котором ее оставили братья. Марсель отправил толпившихся вокруг слуг по их комнатам, а сам остался с милордом Сибастьяном, готовый отвечать на любые вопросы и выполнять любые приказы.
- Ее нашла дочь кухарки, - пояснил он, - Не знаю, что она там забыла, девочка не в себе. Говорить отказывается.

Тем временем младший де Моро быстро рыскал по комнате, отыскавая их скомканную одежду. Сейчас нужно было действовать без промедления, мало ли что могло произойти дальше? Взяв их тряпки, он закрылся в комнате отца на ключ - здесь его пока искать не будут - бросил вещи у камина. Развести в нем огонь и бросить в него одежду оказалось довольно не просто, но он как-то справился. Теперь все зависело от Себастьяна.

+1

139

- Дайте девушки успокоительного и отправьте ее спать, - просто сказал Себастьян, глядя на труп.
Да. Женщина сейчас представляла собой лишь окоченевший кусок мяса с вспоротым животом. Но страха не наводила. Наверное, потому что старший де Моро сам вспорол ее живот? Или же потому что к трупам он уже привык.
Поднеся к ее лицу масляную лампу, Себастьян привычно осмотрел его, зачем-то тронул лоб, хотя и так было ясно, что женщина мертва, а затем опустил источник света к ее животу.
- Края неровные, - проговорил он. - Резал тот, кто никогда оружие в руках не держал или же очень нервничал.
"Или это был кусок витража", - мысленно вздохнул Себастьян.
- Сдается мне, что мадам Жюри нарвалась на нищего или бездомного. Где ее именно нашли?
Он поднял голову на Марселя, вперившись взглядом в глаза мужчины.

+1

140

- В-в лесу, милорд, - запинаясь, ответила девушка. Ее до сих пор трясло от ужаса, особенно при виде трупа, но она попыталась рассказать, как все произошло и где. На середине ее рассказа появился Теодор, но его прихода никто не заметил, словно он все это время так и стоял тут тенью. Дочь кухарки начинала реветь, но продолжала рассказывать подробности, большую часть которых составляло описание степени ее потрясения.
- Довольно, - не выдержал граф, подходя к брату, - Какого дьявола ты тут в следователя играешь? Тебе заняться больше не чем?
Взгляд Теодора пробежался по присутствующим, придавив каждого, и задержался на дворецком.
- А ты, Марсель, чего встал, как истукан? Иди ванну приготовь и отправь кого-нибудь за кем-нибудь, кто будет с этим разбираться.
Взяв брата под руку, Теодор потянул его к выходу.
- Идем отсюда, это не наше дело. Пусть с этим разбирается следователь, мы ничем не можем помочь.

+1

141

Поднявшись, Себастьян последовал за братом в дом.  Холл минули молча, да и нечего сказать было. Ну да, мадам Жюри нашли, но не будут же они думать на сыновей господина? Да и с чего бы?
Это было бы странно. 
Правда, Себастьяна изрядно взбесил тот хор плакальщиц, в которых разом обратились все их слуги женского пола.
Уже у себя в комнате, Себастьян отстранился от брата, нервно посмотрев на того. Такое ощущение, что эмоции догоняли очень медленно, но и то были связаны не с самим убийством, а с тем, что могло бы быть дальше. И нет, не страх, а какое-то отупевшее предчувствие чего-то повисло в воздухе и над головой каждого из них.
- Одежда? - одними губами спросил Себастьян, расстегивая свою собственную рубашку и скидывая ее на кровать. Марсель, видимо, первым делом отправился на поиски "кого-нибудь", кому можно было сбагрить заботу о теле...или же пошел успокаивать девушку, потому что ванная до сих пор была пуста.
- Давно у меня не было таких суматошных дней, - усмехнулся парень, бросив взгляд на брата.

+1

142

- Одежда?
- Я о ней позаботился, - заверил Теодор, ходя по комнате, словно лев в клетке. Он уже не волновался, но был возбужден и не мог найти себе места - эмоции впервые за долгое время переполняли его и не могли просто так улечься. Им требовался выход, а выхода не находилось.
- Черт, это было восхитительно! - не выдержав, рассмеялся граф и рухнул на кровать лицом в подушку. Отсмеявшись, перевернулся на спину, наблюдая за раздевающимся братом... Точно, ванная. После лобзаний со шлюхой им стоило хорошенько отшоркаться, особенно Себастьяну, не приведи Господь, подцепил каких-нибудь паразитов. Иди знай, какого качества эти шлюхи, пусть и в дорогостоящем заведении. Последовав его примеру, Теодор принялся лениво развязывать штаны.
- Из нас вышла не плохая команда, - усмехнулся юноша, поглядывая на брата, - Боишься?

0

143

Себастьян тихо засмеялся, уткнувшись лицом в свою ладонь. Да, они бы могли запросто стать той самой командой, которая бы наводила ужас на пригород Франции своими черными делишками. И...это опять не вызывало внутри протеста. Но почему? Разве он не человек? Разве не должен остановить брата, попытаться достучаться до его здравого смысла?
- Я боюсь только того, что тебе влетит от закона или же от...
Себастьян осекся, когда в комнату вошли слуги: двое с ведрами, а следом за ними Марсель. Старик заботливо опустил на тумбу у кровати поднос с чаем, удивленно посмотрел на Теодора, но ничего не сказал. Он уже давно привык, что братья ошиваются вместе. Правда, перерыв в несколько лет должен был бы подстереть эти воспоминания, но нет. Марсель помнил все. И память его была удивительно крепкой.
- Что-нибудь еще? - тихо спросил он.
- Нет, - качнул головой Себастьян, провожая взглядом слуг с пустыми ведрами.- Можешь быть свободен.
Марсель, кивнув, вышел из комнаты, закрывая дверь, а Себастьян вновь повернулся к Теодору:
- Ты давно этим занимаешься? Расскажешь?
Ему вдруг стало интересно, почему брат выбрал столь странное увлечение, как текут его мысли, о чем он думает и что чувствует. Это было своего рода попыткой заглянуть за грань, куда себя не пускал. И, возможно, разобраться со своими собственными эмоциями.

+1

144

Теодор проводил безразличным взглядом дворецкого и, как только он вышел, посмотрел на брата
- Ты давно этим занимаешься? Расскажешь?
Юноша усмехнулся, сев на кровати. Себастьян хотел знать подробности?
- С пятнадцати лет, - признался граф и поднялся с кровати, плавно, по-кошачьи подступая к брату. На губах его заиграла игривая улыбка, а в глазах блеснул тот безумный огонек, что видело очень мало людей.
- Сперва я выбираю жертву. Предпочитаю себе подобных, так интересней.
Теодор остановился перед братом, разглядывая его лицо. Надо же, тот нисколько не осуждал, не пугался, скорее он был заинтересован и удивлен.
- Я заранее все планирую до мелочей. И когда жертва попадает в мой капкан..
Прищурившись, Теодор закусил улыбку и повел пальцем по грудной клетке Себастьяна, копируя путь, по которому обычно следовало лезвие его ножа на плоти жертвы. Голос его прозвучал тише:
- ...я лезвием рисую полосы на ней.. вот так..

0

145

Себастьян слушал внимательно.
Когда Тео говорил, глаза его интересно поблескивали, как бывает у людей, которые говорят о том, что им действительно нравится. И почему-то Себастьян чувствовал нечто вроде удовлетворения от ответа брата, от этого дня. Но все же одна часть его мозга тверди, что с ним что-то не так, раз он до сих пор не прочитал Теодору душеспасительную речь.
- Себе подобных? - вздернул бровь Себастьян, опуская взгляд на пальцы, что скользнули по его груди. - То есть?
Наверное, было в этом что-то жуткое: его принятие всего, что было связано с Теодором. Возможно, если бы брат совершал поступки еще страшнее, Себастьян остался бы на его стороне. Глупо, возможно, или же даже слепо. Но ничего поделать с собой он не мог. Так было с самого начала.
Волнение - да. Отторжение - нет.
Себастьяну было, скорее, интересно, как мыслит Тео.
Любопытство.
- А что ты чувствуешь, когда жертва в твоем капкане?

+1

146

- А что ты чувствуешь, когда жертва в твоем капкане?
Теодор улыбнулся, опустил руку и шагнул ближе.
- Я чувствую власть, - прошептал, глядя в глаза, - Чувствую себя Богом. Для того, кто попал в капкан, я и есть Бог. Страшный, кровавый Бог. Я волен забрать его жизнь или оставить. И в тот миг, когда я ее забираю, я властелин его мира.
Шагнув еще ближе, словно ныряя вглубь его глаз, Теодор прошептал почти в губы брата:
- Это ни с чем.. не сравнимое.. удовольствие.
Теодор двинулся в сторону, не сводил с него внимательного взгляда, обступая по кругу и едва касаясь тканью рубашки обнаженной кожи. До сих пор не верилось, что все это было не сном, и что он действительно смог сказать нечто подобное брату. Как он отреагирует? Граф прищурился.
- В этом смысл нашего существования, Себастьян, - тихий голос графа продолжал литься где-то возле ушей брата, - А иначе зачем мы живем? Чтобы вечно терпеть издевательства и страдать? Нет.. такая жизнь не имеет смысла. Мы должны находить этот смысл. Находить то, что способно приносить нам радость и удовольствие...
Оказавшись за его спиной, Теодор приобнял брата за талию, положив руку на его торс.
- Пусть это даже запретное удовольствие.
Граф медленно запустил пальцы под ткань штанов Себастьяна, разглядывая пульсирующую венку на его шее. Непреодолимо захотелось укусить это место, но Теодор лишь сдержанно поцеловал брата в щеку.

+1

147

А иначе зачем мы живем? Чтобы вечно терпеть издевательства и страдать? Нет.. такая жизнь не имеет смысла. Мы должны находить этот смысл. Находить то, что способно приносить нам радость и удовольствие...
Себастьян, наблюдая за братом, согласно кивнул, хотя, кажется, его согласие здесь и не нужно было. Но слова Теодора задевали внутри что-то, что тонко звенело. Каждой жизни нужен смысл. Тогда она не проходил, как кошмарный, сумбурный сон. И то, что Тео нашел свой смысл в убийствах...это ведь не просто так. Значит, для чего-то это было нужно. Ни убийцы, ни жертвы не рождаются просто так. У всего есть смысл.
Хотя Себастьяну иногда казалось, что его собственная жизнь лишена всякой цели. Защищать Тео? Да, но, как показало время, он с этим не справился, а брат обучился постоять за себя самостоятельно. Тогда зачем он, Себастьян, был нужен? Ведь дать нечего.
Да и в науке смысла теперь не было.
Старший де Моро улыбнулся, склоняя голову, когда Теодор пропал из поля зрения. Он почувствовал тепло его ладоней на животе и вздрогнул, уставившись в стену.
- Запреты...- охрипше проговорил он. - Перед кем мы в ответе за свои поступки? Кто нам запрещает?.. Бог или мы сами? В Бога я не верю, а моя жизнь принадлежит мне и...я не устанавливал для себя таких правил. Как и ты не должен ограничивать себя...
Себастьян осекся. Тепло поползло по животу под ткань штанов. Это вызвало мурашки и шумный вздох. И в голове всплыли собственные же мысли о запретах.
Ведь это тоже запретно...
Странное сочетание практически целомудренного поцелуя в щеку и этого прикосновения не должно было существовать, но сейчас Себастьян, прикрыв глаза, отпустил все эти предрассудки и собственные запреты. Его рука опустилась поверх руки Теодора, погладила от запястья вверх.
- Я бы хотел почувствовать тоже , что чувствуешь ты. И...- Себастьян прикусил губу. - Найти смысл.

+1

148

Теодор обхватил плечи брата второй рукой и положил подбородок на плечо, слушая его голос.
- Я бы хотел почувствовать тоже, что чувствуешь ты. И... Найти смысл.
Мысль бежала плавно и медленно, как и его пальцы, поглаживающие кожу на бедре Себастьяна и с каждым разом проникая глубже в его штаны. Опасное скольжение по краю, ощутимое напряжение в паху от таких не хитрых манипуляций, и не только под рукой, где уже пальцы встретили чужую растительность, но и в своем собственном. Что-то вспомнив, Теодор вздохнул и вытащил руку.
- Сперва найди вихотку с мылом, - шлепнул Себа по заду, отправляя в ванную. Рассмеялся, следуя за ним.
- Нам не стоит это обсуждать в доме, - сказал он уже в ванной и серьезно заглянул брату в глаза, - У стен есть уши.

+1

149

Происходило что-то странное. И в комнате и в голове.
Себастьян почувствовал, как за ребрами ухнуло вниз и, кивнув, проследовал за Теодором в ванную. Искупаться действительно не мешало: он все еще чувствовал на себе легкий шлейф приторно-сладких духов из борделя. И хотелось смыть их.
- Хорошо, - поймав взгляд Тео, кивнул Себастьян. - Обсудим это...потом.
Стянув с себя остатки одежды и вовсе не стесняясь чужого присутствия, все еще несколько заторможенно забрался в ванную. Горячая вода тут же обхватила тело, заставив кожу покрыться мурашками, а сердце застучать в висках. Защипало от тепла и, вздохнув, Себастьян расслабленно опустился головой на бортик, наблюдая за Теодором.
- Скоро мы уедем, - проговорил он. - И не будет...ушей. Ты залезешь или стесняешься?
Глаза хитро сверкнули и Себастьян широко улыбнулся, подбирая ноги, чтобы места в ванной оказалось чуть больше.

+1

150

Наблюдая за братом, Тео сел на край ванны и потрогал воду. Горячая. Захотелось сразу окунуться в нее, хоть ему и не было холодно, просто он обожал ощущать свежесть и чистоту. Словно вода могла смыть грязь не только снаружи, но и внутри.
- Скоро мы уедем..
Теодор качнул головой, но ничего не ответил. Скоро ли? Внутреннее чутье подсказывало, что это будет ничерта не скоро, и что он может даже успеет состариться рядом с отцом, дожидаясь его смерти. Такие просто так не сдохнут, им всегда нужна помощь со стороны.
- Ты залезешь или стесняешься?
- М?..
Граф весело улыбнулся, встретив лукавую улыбку брата. Выглядело так, словно тот что-то замышляет, но Теодор без промедления стряхнул с себя рубашку и штаны, тут же погружаясь в воду и придерживаясь за края ванны. От воды шел пар, горячая кромка влаги обжигала кожу, особенно ту, что была испещрена рубцами, но вскоре Теодор опустился по грудь и, ополоснув лицо, откинулся на противоположный бортик. Помолчав, граф улыбнулся Себастьяну, разглядывая его лицо сквозь легкую повесу пара.
- Что тебе нравится делать? Или может есть что-то, от чего ты бы получил удовольствие, но боишься сделать?

0


Вы здесь » The Vampire Chronicles » Завершенные эпизоды » Mon Frère