The Vampire Chronicles

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Vampire Chronicles » Регистрация » Сильвия Ремини


Сильвия Ремини

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1. Имя и фамилия
Сильвия Ремини
2. Возраст
Внешний – 27|реальный – около 50
3. Раса
человек
4. Клан
-
5. Занятие/секта
Наемник Lupos Dei.
6. Национальность
Итальянка. Вероисповедание – католичество.
7. Внешность
Janet Montgomery
8. История
Отец Гая и Сильвии был буржуа, разбогатевшим на торговле бакалеей. Как и многие везучие представители третьего сословия XVIII века, он «женился на титуле», взяв в жены обедневшую дворянку. Она и родила ему через какое-то время наследников. Вот только душевным здоровьем родильница уже в ту пору не отличалась, дом воспринимала как тюрьму и все время норовила либо сбежать, либо привести в негодность имущество. Больная вела дневники, ознакомившись с содержанием которых, семейный врач и вынес в итоге вердикт, что сеньоре необходимо лечение в специализированном учреждении. Все то время, что мать подвергалась лечению на дому (а это 8 лет), детям запрещено было показываться ей на глаза. Доктора посчитали, что это лишь ухудшит ее состояние. И лишь в девятое Рождество близнецам дозволено было спуститься в гостиную.
Сильвия всегда была замкнутой и молчаливой. Рядом с ней не задерживались озорные мальчишки, да и девчонки, впрочем, тоже. Ее мрачную натуру один только брат воспринимал должным образом. Книгами из отцовской библиотеки она закрылась от окружающих и искренне недоумевала, если незнакомые люди хотели с ней заговорить. Ее черные бездонные глаза на всех смотрели с опаской и недоверием. Она могла часами, как завороженная, не моргая смотреть в одну точку. Именно эта ее черта со временем стала отпугивать людей еще больше.
Привычные девичьи игры ее не занимали. Вместо этого она любила прокрадываться на кухню, чтобы из-за угла поглазеть, как кухарка забивала петухов к столу. Особенно впечатляло ее, если птица вырывалась после казни и уже обезглавленная бегала или взлетала, повсюду разбрызгивая кровь. Однако, справедливости ради стоит отметить, что представления такие случались редко и длились не долго.
Сильвию учили христианским заповедям – она же расчленяла тараканов и почти с религиозным восторгом наблюдала, как его сородичи в банке пожирают своего собрата.
Казалось, людской мир обратил бы на себя ее внимание лишь в одном случае – в случае Апокалипсиса. Но время шло, грехи множились, а кары господней все не следовало.
Детство прошло быстро и заурядно. Семья жила недружно и сдержанно, каждый был поглощен собой и своими заботами. Общались редко и неохотно.
Воспитание девочки проходило под строгим надзором бабушки – ворчливой, медлительной, вялой и безразличной к событиям в семье. Она считала свою жизнь неудавшейся, не познавшей истинной любви и не оставившей после себя ничего, кроме умалишенной дочери и внуков.
Чем старше становилась Сильвия, тем острее осознавала она необходимость бежать из дома. С отъездом Гая положение ее лишь ухудшилось. Ей казалось, будто она попала в чужой мир, где нет ничего и никого дорогого сердцу, где больше ничто ее не удерживало от себя самой. Одиночеств порой заставляет совершать странные поступки…именно в тот момент самым удачным решением девушке показалось замужество.

Покрываемая вечерним сумраком, она бежала, озираясь по сторонам, словно дикий зверь. Мысли вновь и вновь тянули ее обратно к мужу. Тугой корсет мешал дышать. Не в состоянии вздохнуть глубоко, она делала короткие, прерывистые вздохи. Остановилась, прижалась к стволу дерева. Несколько мгновений она не слышала ничего, кроме своего учащенного дыхания. Но через некоторое время до нее донеслись шаги и шелест травы под ногами. Голос за спиной заставил ее возвратиться в реальность.
- Прогуливаешься? – высокий, худощавый. Волосы были растрепаны, будто давно не стрижены, на месте глаз, казалось, были впадины – глубокие и темные. Но она узнала бы Гая в любом облике, не важно, сколько лет прошло с момента последней встречи.  Ее сердце забилось еще чаще. Молча сел на траву рядом с ней, повесив руки на колени, поглядывал на плывущие в небе серые облака и чему-то улыбался.
Сильвия вздохнула. Горячий летний ветер подул обоим в лицо. Она посмотрела на брата, не зная с чего начать.
- Никогда не говорила, - с проявившейся из-за готовых слез улыбкой, наконец, произнесла она, - Но я всегда тебе завидовала. Ты волен в своих поступках. Мне же недоступны были даже разговоры о выборе, - замолчала и отпустила голову, будто собирая силы для последующего рывка.
- …для него я была слишком депрессивной, - продолжала женщина, заправив за ухо мокрую от пота прядь волос, - Мы поспорили, и я оказалась права. Он до сих пор спит лицом в тарелке с перерезанной глоткой, - посмотрела на свои испачканные запекшейся кровью руки и закричала, хватаясь за голову. В голове как будто что-то щелкнуло.
Темнота. В следующее мгновение пустым погасшим взглядом близнецы любовались на горящий дом и молчали.
«Помнишь, в детстве я говорила тебе, что все время чего-то хочу, но не могу понять чего? Кажется, теперь я знаю».

Ей часто снился сон, в котором она ощущала себя в бесконечном пространстве, где она совершенно одна и в какую сторону бы она не свернула – ей не отыскать верного пути. И когда паника охватывала ее целиком, всякий раз появлялся Гай, хватал за шкирку, словно слепого котенка, и вышвыривал вон из привычного мира.
Она знала, что своим поступком поставила вне закона не только себя. Из-за нее брату тоже грозила виселица. Однако его осведомленности и изворотливости можно было только подивиться. Чуть позже Сильвия узнала о неком покровителе, благодаря стараниям которого обоим им удалось покинуть Италию и быть безнаказанными длительное время.
Но ничего не бывает  просто так, и за лояльность «друга» следовало отплатить услугой. Тогда-то и вспомнила женщина бесчисленное количество книг о не-мертвых из отцовской библиотеки, прочитанных еще в детстве. Поначалу у близнецов был наставник, который по указу ордена был незамедлительно умерщвлен и брошен в Сену сразу же, как обучение подошло к концу.
Им обоим нравилась новая жизнь и новые роли, бесконечные переезды и выслеживания очередных жертв. Никто из близнецов не хотел повторить судьбу наставника и быть в итоге списанным, как ненужная дряхлая вещь. Lupos Dei обозначили для них иные возможности, сокрытые от глаз и понимания большинства смертных. Употребление крови вампира в обмен на силу и вечное цветение? – весьма и весьма выгодное предложение. От которого не отказываются.
9. Особенности/предпочтения
- искренне верит в оправданность своих деяний, ведь, в конце концов, близнецы действительно противостоят порождениям Тьмы, но при этом используют совершенно бесчеловечные, варварские методы, жестокие даже по мерками средневековых инквизиторов;
- считает себя истинной католичкой. Исповедуется каждый раз после убийства и яро раскаивается в содеянном преступлении;
- вампиров в живых не оставляет, чтобы избежать зависимости от кровных уз;
- использует не настоящую фамилию и имя.
10. Способности
Сильвия скорее экзекутор, нежели «охотник» в полном смысле этого слова. Женщине, закованной в железных тисках кринолина и корсета, куда сложнее тягаться с не-мертвыми, нежели мужчине с идентичной физической подготовкой. Неплоха в слежке, наблюдательна и любопытна. Обладает обширными познаниями о вампирах, которые собирались и пополнялись в течение всей жизни. Имеет аналитический склад ума.
Владеет итальянским, французским, испанским и английскими языками. Читает на латыни.

11. Связь

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Сильвия Ремини (2015-11-11 12:31:05)

+3

2

Сильвия Ремини, добро пожаловать!

0


Вы здесь » The Vampire Chronicles » Регистрация » Сильвия Ремини