ФОРУМ ЗАКРЫТ. ИГРА ОКОНЧЕНА.

1750 год

Общество вампиров раздроблено из-за клановых разногласий. Между собой борются крупные секты - Темный Порядок, Отступники и братство охотников. Но все едины в одном - в необходимости соблюдать Маскарад. Рейтинг: NC-21

Погода

Апрель. Ночью около +8°C. Днем +20°C.

ЖДЕМ В ИГРУ

Администрация: ТЕОДОР ДЕ МОРО

Нажми на кнопку

Рейтинг форумов Forum-top.ruВолшебный рейтинг игровых сайтов

К слову

Вампиры - Дети Ночи, мистические создания, которые пьют кровь, чтобы продлить свою не-жизнь. Мертвые, но ожившие. Внешность имеют самую разную, в зависимости от клана, пути и образа жизни.

Каждый клан имеет свою индивидуальную дисциплину, которую передает из поколения в поколение и бережно хранит секреты, оставляя тайну лишь для своих соклановцев.

Существа, называемые Мисфитс, не имеют клановой способности, но могут развить все три общие дисциплины на достаточно высоком уровне, чего им, в принципе, бывает достаточно.

Иерархия имеет очень большое значение в мире вампиров. В особенности для вампиров, состоящих в сектах, которые придерживаются тщательно разработанной структуры.

Совершая диаблери, убийца выпивает не только кровь жертвы (а кровь вампиров гораздо вкуснее, чем самая вкусная кровь простых смертных), но так же и силу жертвы.

Гули это люди, отведавшие крови вампира. Добровольно или насильно - не имеет никакого значения. После первого глотка человек становится привязанным к своему вампиру.

В Сером братстве есть и вампиры, которых называют Мстителями. Как правило это выходцы клана Малефикус. Они отказываются от человеческой крови и поддерживают не-жизнь с помощью крови животных.

Помимо официальных, всем известных сект, существуют так же тайные общества, чья деятельность является преступной как среди людей, так и среди вампиров.

Кровь вампира, содержащая его силу и имеющая магические свойства. Чем старше вампир, тем сильнее будут магические свойства его крови.

У вампиров, как известно, нет души. Она умирает вместе с человеческой оболочкой, а это значит, что не-жизнь становится окончательной и последней в цепочке реинкарнаций.

Вампиру символы веры ни по чем, если перед ним не праведник, наделенный особо мощной верой и силой воли. В его руках крест и святая вода становятся опасным оружием, но, конечно, не смертельным.

Кровь умершего не связана с его душой, она не просто теряет ценность, но и становится отравой. Глотнувший мертвой крови вампир будет долго опорожнять желудок, и еще потом его будет подташнивать. Исключение - вампиры клана Мортис.

Обезглавливание - самый действенный способ убийства вампира. Даже если кажется, что вампир окончательно мертв, на всякий случай лучше отрубить ему голову - так он точно больше не оживет. Еще ни у одного сородича голова к туловищу не прирастала.

Огонь - вампиры хорошо воспламеняются и горят. Но даже обуглившаяся головешка может выжить, если огонь вовремя потушить.

Магия сородичей страшна и разнообразна, воздействия вампиров друг на друга смертоносны либо причиняют большой ущерб, в зависимости от поколения и силы.

Если воткнуть в сердце вампира какой-нибудь предмет, оно остановится и существо упадет замертво. Не встанет, пока инородный предмет не уберут из сердца. Если это случится, орган со временем регенерирует и забьется.

Солнечный свет и ультрафиолетовые лучи причиняют ожоги моментально, а если оставить под прямым воздействием - вампир превратится в прах и развеется по ветру. Исключение - вампиры клана Гарголь.

Поколение показывает силу витэ вампира, которая тем слабее, чем дальше сородич удален от первого прародителя.

Узы начинают действовать уже после первого глотка, и с каждым новым глотком усиливаются. Трех глотков от одного вампира достаточно, чтобы человек стал его рабом.

Узы Крови можно разорвать, если убить своего хозяина, но это крайне сложно, поскольку у жертвы попросту не поднимется рука. После смерти хозяина Узы естественным образом распадаются.

Кровь вампира творит с человеком настоящие чудеса. Гуль становится сильнее, быстрее, выносливее, раны его быстро регенерируют, кожа разглаживается от морщин и тело наполняется неведомой энергией.

Вампирам, как и людям, не чужды никакие эмоции. Они могут любить, могут ненавидеть, могут страдать, могут оставаться эгоистами. Вампиры покупают дома и иногда даже заводят семьи, они так же плетут интриги и скрываются от правосудия.

Размножаются вампиры при помощи ритуала инициации, других способов нет. Их мертвое семя не способно дарить жизнь.

Вампиры могут имитировать жизнь в своем теле - заставить кровь прилить к коже и сделать ее розовой, направить свою силу на то, чтобы температура тела была как у человека.

Для того, чтобы поддерживать себя в нормальном состоянии, новообращенному вампиру необходимо питаться каждый день. Со временем он может сдерживать жажду и растягивать запас витэ на недели, что тоже зависит от поколения.

Клану Мортис необходимо употреблять человеческую плоть так часто, как они могут.

Похищая не-жизнь вампира, который ближе находится к Прорадителям, вампир навсегда усиливает собственное витэ. Таким образом, даже новообращенный вампир может получить могущество старейшин, конечно же, если у него хватить силы и наглости отнять его у них.

Каждый клан имеет возможность помимо своей дисциплины развить две общие, уровень развития будет так же зависеть от поколения.

Многие полагают, что у движения Отступников нет четкой структуры, что они — не более чем неорганизованный сброд, однако это далеко от истины; не будь они организованы — их уничтожили бы еще много веков назад, а на данный момент они живут, процветают и набирают в свои ряды новичков.

Отступники - это те, кто отказывается подчиняться законам Темного Порядка, да и любым другим законам тоже. Для отступников любые законы - это цепи, а цепи ограничивают свободу. Это неправильно и поэтому они готовы идти на всё чтобы разорвать путы.

Чаще всего отступники молоды. Это бунтари, изгои, вампиры, имеющие неординарное мышление и своеобразный взгляд на мир в целом и на вещи в частности. И, к сожалению или к счастью, отступники долго не живут.

Согласно легенде, первым в их роду был Каин - братоубийца. За свое преступление Каин был проклят Богом и превращен в вампира.

В Пророчестве сказано, что реинкарнация Авеля, брата Каина, разбудит его первых детей. Проснувшиеся от тысячелетнего сна, чудовищные голодные монстры начнут пожирать всех вампиров.

Прародители - первые вампиры, от которые пошли все последующие. Каждый из шести создал своих потомков и передал им свою силу. Так появились кланы, в которых сородичи сильно отличались друг от друга.

Вампиры Темного Порядка клянутся соблюдать шесть законов для достижения всеобщей цели. Как и другие законы, они часто игнорируются, искажаются или прямо нарушаются.

Охотники на вампиров точно так же пытаются соблюдать Маскарад, поскольку им тоже не хочется кровопролитной войны, в которой еще не известно, кто победит.

Наверх

Вниз

The Vampire Chronicles

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Vampire Chronicles » Завершенные эпизоды » Загнанных лошадей пристреливают


Загнанных лошадей пристреливают

Сообщений 31 страница 60 из 60

31

Скула вспыхнула огнем, плечо налилось болью.
Себастьян так удивился такому внезапному порыву брата, что даже сориентироваться в первые несколько секунд не успел, а для мальчишки у Теодора были подозрительно злые удары и меткие тычки.
Собравшись с мысля, Себастьян оттолкнул Теодора и тот повалился на пол, едва не ударившись головой о столешницу. Но тут же вскочил на ноги, зато получил хорошую оплеуху и толчок в грудь.
- Сам идиот! И это мое дело! - выпалил Себастьян, чувствуя что-то солоноватое на губе. - Ты мой брат! И я волнуюсь.
Он не собирался лезть в драку опять, но руки в кулаки сжал.
- Ты больше рад этому...Флоренцо, чем мне. Так иди, катись с ним, раз такой друг!
Это уже была не злость. Точнее не только она. Такие чувства Себастьян обычно испытывал, когда к Теодору подбегали дети слуг, пытаясь втянуть младшего в игру. И плевать, что Тео редко соглашался или вписывался, но сам факт заставлял внутри шевелиться что-то нехорошее.

+1

32

Вино было действительно отменным после того, что именовали эти напитком в таверне.
- Устраивайтесь, Флоренцо. Чувствуйте себя как дома и расскажите, что все-таки сделал этот сорванец? Он доставил вам неудобства? 
- Благодарю вас за гостеприимство и коня. Должен признать, я никак не ожидал, что получу столь теплый прием, если учесть обстоятельства нашего знакомства... Ваш сын? Простите, он так быстро убежал, даже не дав мне себя отблагодарить, что, боюсь, мы не были должным образом представлены. Он догадался опрокинуть на пути у коня небольшой прилавок. Пустой, не беспокойтесь, с хозяином я все уладил, у него нет претензий. Конь встал на дыбы от неожиданности, но зато отвлекся от своей боли и, наконец, начал воспринимать мои команды. Так что — да, в очередной раз хвалю его за смелость и сообразительность. Иной бы на его месте прижался к стене какого-нибудь дома и сделал вид, что это его не касается. Но не ваш сын.
Улучив момент, когда герцог де Моро отвернется, чтобы вновь наполнить свой бокал, Флоренцо снял кольцо, что подарил ему мальчик и спрятал в карман жилетки. «Не стоит лишний раз дразнить старого пса, даже если он на цепи».
- Я слышал, что случилось с Кристель, примите мои глубочайшие соболезнования. Но у вас отличные сыновья. Расскажите мне о них.
Он заметил погребенный под ворохом бумаг ее небольшой портрет и с легкой горечью подумал, что если бы она тогда согласилась, то сейчас многое вышло бы совсем иначе. Маленькая женщина, крутившая колесо фортуны.
- Вы так и не женились? Одному растить двух сыновей? Это требует мужества.
Судя по тому, как герцог уничтожал бокалы, он давно перестал вести им счет. В принципе, Конти и не рассчитывал на долге ночные разговоры. Он бы скорее загнал двух птенчиков в одну клетку и понаблюдал.

+1

33

Похоже, брат не просто не принял вызов, а попросту пожалел младшего, не желая его лишний раз колотить. Теодор пыхтел от злобы, красный и взъерошенный, готовый в любую секунду снова сорваться с места и броситься на брата с кулаками.
- Закрой рот, Себастьян..
- Ты больше рад этому...Флоренцо, чем мне. Так иди, катись с ним, раз такой друг!
Кипя от злобы, Теодор быстро пробежал взглядом по полу, уцепился за какую-то палку в полумраке и поднял ее двумя руками - тяжелая железная кочерга. Не сводя с брата холодных глаз, мальчик занес кочергу и со всего маху опустить ее на Себастьяна. Удар пришелся на предплечье, но граф не отпускал свое оружие, держа его наизготове и прицеливаясь для следующего удара. Это была явная провокация, причем самой сильной злобы, которая только могла пробудиться в столь маленьком мальчике. Почему Себастьян так говорил? Ведь граф не дал повода думать, что его что-то связывает с этим мужчиной. Ни словом, ни взглядом, ни чем он не показал интереса к господину Конти, так с чего брат это взял? И повторял, изрядно раздражая, наверно видел, что такие слова бесят младшего еще сильнее. Словно почувствовал живое и принялся его ковырять. Теодор чувствовал, что он ударит его снова, будет бить со всей силы, не имея жалости, и не остановится, если брат не прекратит его бесить.

0

34

Уж этого Себастьян не ожидал. От кочерги стало больно, а еще больше - обидно. Попади Теодор по лицу, то мог бы запросто лишить его зрения или сознания. Или вообще...Себастьян думать не хотел дальше.
Он уставился на брата, плохо веря своим глазам: злость, руки сжимают треклятую кочергу. Значит, все-таки тот незнакомец друг. Даже лучше, чем он, потому что...потому что...
От возмущения, обиды и ревности перехватило дыхание. И боль в руке была не при чем. Себастьян ринулся на Тео, успев заехать по щеке, а потом двери комнаты открылись.
Быстрые шаги, возглас и чьи-то руки растащили братьев в разные стороны.
- О, мой бог! Что вы устроили?! - выпалила мадам Жюри, держа братьев на расстоянии вытянутых рук, чтобы те не добрались друг до друга. Женщина гневно посмотрел то на одного, то на другого.
- Как вам не стыдно?! Теодор, Себастьян, что бы сказала ваша мать?
Себастьян, шмыгнув носом, мрачно уставился на младшего.
- Мать бы ничего не сказала. Она умерла! - выпалил он и дернулся, пытаясь вырваться из рук женщины. - Умерла и все!
Это удалось, а в следующий момент кочерга все-таки пришла в движение, но на этот раз съездила по руке экономки. Взвизгнув и отшатнувшись, женщина поджала руку, как побитая шавка, и со скулежом про отца ринулась прочь из комнаты.
Тяжело дыша, Себастьян уставился на Теодора и, ринувшись к нему, ухватился одной рукой за кочергу.
- Доволен?! Теперь тебе попадет от отца. Отдай ее мне. Я скажу, что это я. Давай, быстро!

Отредактировано Себастьян де Моро (2015-11-29 19:05:44)

0

35

[AVA]http://tvc.rolevaya.com/img/avatars/0016/d0/1c/13-1448737790.jpg[/AVA]
- Должен признать, я никак не ожидал, что получу столь теплый прием, если учесть обстоятельства нашего знакомства...
- Бросьте, мсье Конти, кто старое помянет, тому глаз вон, - Рубен добродушно улыбался, сидя в кресле напротив, потягивая пряное вино и наслаждаясь обществом Флоренцо. Хоть какое-то разнообразие в этом доме, и еще одно напоминание о покойной супруге. Герцог словно сам помолодел, морщины на его лице разгладились, взгляд потеплел.. А может все дело в крепости напитка, или его количестве.
- Да.. только этот ребенок на такое способен, - задумчиво сказал герцог, - Это в его характере. Никогда не знаешь, что он выкинет.
- Я слышал, что случилось с Кристель, примите мои глубочайшие соболезнования. Но у вас отличные сыновья. Расскажите мне о них
Вздохнув, Рубен покивал, принимая соболезнования и чувствуя, что это действительно от души. Но говорить о Крис он не мог, еще не дошел до той кондиции, когда слова лились вместе со слезами, когда чувства плескались с вином в крови..
- Сыновья - все, что от нее осталось. Вы правы, они у меня.. кхм.. замечательные.
Герцог криво улыбнулся, взглянув на своего собеседника через поволоку алкогольного дурмана. Он ничуть не изменился с их встречи, странно..
- Старший, Себастьян, во всем хороший мальчик. Он прилежно учится и ведет себя почтенно со взрослыми. Он добрый и послушный, очень умен. Младший, Теодор - сам себе на уме. Для слуг он та еще заноза.. Мой вам совет - держитесь от него по-дальше.
Рубен отхлебнул вина и посмотрел на остатки в бутылке. Решив, что им нужна вторая, поднялся с места. Марсель отбыл не так давно, ждать еще долго, а время нужно было как-то убить.
- Вы так и не женились? Одному растить двух сыновей? Это требует мужества.
- Какая женщина захочет оказаться матерью моим мальчикам? - герцог наполнил стакан гостя вином, - К тому же, я любил и продолжаю любить одну женщину, хоть она и умерла. Не имеет значения, что ее больше нет. Поймите, Флоренцо.. - мужчина печально заглянул Конти в глаза, и в этот момент в них отразилась вся горечь, какая только была в нем, - человека можно любить не смотря на то, что его нет рядом. Можно любить, не имея возможности прикоснуться к ней, увидеть ее, услышать голос.. Я безумно любил ее, и не смогу назвать своей женой другую.
В этот момент герцог почувствовал пристальный взгляд и оглянулся - его сверлила глазами мадам Жюри. Усмехнувшись, Рубен отпил вина. Ну да, эта баба конечно мечтала выскочить за него, а потом присвоить себе богатства, чтобы его сыновьям ничего не досталось. Да чтоб ему провалиться, если он поставит их будущее под угрозу из-за личного счастья. И какое там счастье? Эта что ли?
- Что вам угодно, мадам Жюри?
- Там.. милорды дерутся.
- И что? Они всегда дерутся, - фыркнул герцог.
Покосившись на гостя, мадам подступила ближе и шикнула ему:
- У Теодора кочерга!
Одарив ее выразительным взглядом, герцог поставил стакан на стол и бросил Флоренцо:
- Прошу меня простить великодушно, мсье. Я отлучусь на пару минут...

- Доволен?! Теперь тебе попадет от отца. Отдай ее мне. Я скажу, что это я. Давай, быстро!
- Иди в пень! Лучше бы ты не приезжал!

- Что здесь происходит?
Герцог вырвал кочергу из рук мальчишек и бросил в сторону, после чего взял обоих за шкирку, как котят и слегка встряхнул.
- Кто начал драку?
- Я начал! - выпалил маленький граф. Даже если Себастьян попытался бы взять вину на себя, Рубен бы не поверил. Не в его это характере, бить младшего первым.
- Ну хорошо. Себастьян, иди в свою комнату и не выходи оттуда. Ты наказан. А ты..
Герцог отпустил сыновей и глянул на дверь, за которой в гостиной сидел Флоренцо Конти. Сейчас не выйдет наказать младшего привычным способом. Что-ж, ему повезло в этот раз.
- Ты наказан, - мужчина взглянул сверху на Теодора, - Посидишь в кладовой до утра.

Мадам Жюри отвела Себастьяна и помогла ему приготовиться ко сну, поскольку Марселя до сих пор не было, а потом закрыла его дверь на ключ. Кладовая на втором этаже точно так же закрылась на ключ, который Рубен убрал в карман своего халата, а затем не твердой походкой спустился в гостиную и, принимая привычное положение в кресле, добродушно улыбнулся Флоренцо.
- Еще раз прошу прощения, мсье Конти. С моими сыновьями подобное часто случается. Мальчики растут и отношения у них сложные, но я уже все уладил. Так о чем мы говорили?.. Ах, да. А вы женаты? Обзавелись детьми?

Ключ. Теодору не нужен был ключ, чтобы выйти из кладовой - он взламывал этот замок раз пятьдесят, тренируя свои не хитрые навыки. И, повозившись ровно пол минуты, мальчик осторожно вылез из темного помещения. Пройдя по коридору, он задержался возле лестничного пролета и тихо присел, прячась за перилами. Отсюда он мог спокойно наблюдать за отцом и за гостем.

+1

36

- Старший, Себастьян, во всем хороший мальчик. Он прилежно учится и ведет себя почтенно со взрослыми. Он добрый и послушный, очень умен. 
Флоренцо не мог не улыбаться, слушая откровения отца семейства, и вспоминая, как "добрый и послушный" раздумывал бросить в него камень.
-  Младший, Теодор - сам себе на уме. Для слуг он та еще заноза.. Мой вам совет - держитесь от него подальше.
- Благодарю за совет, я его учту, - это мог стать определенно хороший эксперимент. Одна кровь, но первый цветок получает вдоволь света и воды, а второй растет в сухой земле у самой дороги.
Исповедь де Моро относительно любви на всю жизнь, Конти пропустил мимо ушей. Он уже столько их наслушался, чтобы в следующий момент замечать, как все эти слова ровным счетом уже ничего не значат, а рядом с тем, кто их произнес — новая красотка или красавец.
Судя по дальнейшему диалогу вошла гувернантка:
- Там.. милорды дерутся.
«Надо же, наверное младшему, вроде, Теодору, надоело обилие братской любви...»
- У Теодора кочерга!
Расслышав это, вампир еле сдержался, чтоб не рассмеяться в голос: «вот это сцена! Достойна пера Мольера. Видать, любовь сильно припекла».
Пока герцог отлучался наводить порядок в родном гнезде, Флоренцо все же достал портрет Кристель из-под бумаг. Он уже почти забыл ее черты, помня скорее эмоции и желания, что она в нем вызывала. Милая хрупкая смертная. «Однако, смогла родить двух сыновей и один из них бегает за вторым с кочергой... Прямо библейский сюжет». Конти не любил себя в минорных настроениях, потому перевел все в иронию. Мужчина считал, что глупо сожалеть о том, что нельзя исправить, а то никакого бессмертия не хватит. Он решительно отставил портрет и обновил свой бокал.
А спустя пару минут как раз вернулся де Моро:
- А вы женаты? Обзавелись детьми?
- Не женат, я, знаете ли, много путешествую, а жена все же предполагает, что нужно где-то пустить корни. Детей нет, ну, насколько мне это известно. - Флоренцо улыбнулся.
- Как ваши забияки? Надеюсь, все закончилось мирно, и все живы?

+1

37

- Да, благодарю, все обошлось. Пришлось конечно наказать младшего, но не так строго, как это обычно бывает.
Герцог, видимо, понял, что его понесло на откровения и попытался быстро сменить тему, начав разговор о политике. В этой теме он был хорошо подкован и мог говорить часами, особенно после пары бутылок вина. Все это время Теодор надеялся услышать, что говорит про него Рубен, но услышал очень мало. В основном отец говорил о политике, а это было довольно скучно. Зато он уже был изрядно пьян, так что мальчик бесстрашно выглянул из-за своего укрытия. Если бы Флоренцо поднял взгляд, он бы без труда увидел его, а вот Рубен сидел спиной и заметить юного беглеца ему было проблематично. Одарив Конти долгим взглядом со своей точки обзора, где он казался сам себе надменным принцем, Теодор тихо спустился вниз, держась за перила. Он почему-то был уверен, что мсье его не выдаст и когда его ноги сошли с последней ступеньки, мальчик ухмыльнулся и подмигнул мужчине. А затем пошел на кухню воровать сладости.
Тем временем бутылка была прикончена, часы давно перевалили за полночь, и герцог выдал очередную умную мысль, жонглируя словами и пытаясь подобрать более правильную формулировку, но нужное слово так и не пришло на ум - Рубен всхрапнул и засопел, откинувшись в кресле.

0

38

А дальше де Моро понесло на политику, причем как его личное великое открытие он выдавал такие банальные истины, что казалась даже Петр Пустынник лучше разбирается в подобных вопросах. Конти еще несколько раз пытался сменить тему, но герцог неизменно петлял и вновь возвращался на прежнюю дорожку так что Флоренцо просто стал слушать его вполуха. Однако по мере опустошения бутылок де Моро начинал даже путать слова, а вот это уже раздражало.
Вампир уже даже подумывал, что возможно стоит чуть напрячься и отправить герцога на боковую, когда заметил краем глаза движение. Мальчишка. Тот который Теодор.
Флоренцо не смог сдержать улыбки, наблюдая за всеми маневрами юного графа. «Вот, стервец», - беззлобно констатировал Конти, когда тот ему подмигнул.
Однако, такой фривольный настрой превратил желание отделаться от герцога почти в нестерпимое, видимо, услышав его молитвы, небо решило не доводить до греха, а слегка помочь. И, наконец, усыпило горе-политика.
Покинув кабинет, вампир вдохнул глубже, улавливая шлейф аромата мальчик, похоже, он так и не выложил его духи, но не использовал, иначе запах был бы сильнее.

Отредактировано Флоренцо Конти (2015-11-29 22:12:57)

+1

39

Отец отобрал у Теодора духи, но мальчик оставил при себе платок, хранивший тот же слабый аромат. Вероятно его и почувствовал Флоренцо. Он шел в направлении кухни, но к нему на встречу из кухни вышел совсем не хрупкий мальчишка, а зевающая мадам Жюри. Запястье мужчины тут же перехватила уверенная рука и дернула, утягивая в приоткрывшуюся за его спиной дверь. В зале было темно, только свет Луны, проливающийся через окна, освещал силуэты большого пространства. Рядом с Конти стоял Теодор, выглядывающий в проем двери. Мадам с огуречной маской на лице переваливалась с ноги на ногу, направляясь по коридору в комнату для прислуги. Наконец она ушла и граф повернулся к мужчине, прижавшись спиной к двери. Он стоял так, словно не собирался выпускать его.
- Попался, - прошептал мальчик, и в его интригующей улыбке, адресованной Флоренцо, сейчас не было ничего детского.

0

40

Видимо, вампир как-то слишком долго не играл в пятнашки и забыл, что игровой настрой бывает очень и очень серьезным.
- Что? И мне мышцы подрежешь? - Усмехнулся Флорецо. По-взрослому, так по-взрослому. Уже второй пролетела мысль: Теодор был так уверен, что Конти придет, специально ли он подманивал его запахом или это случайность? Но уже в следующий момент мужчина успокоил разыгравшуюся паранойю, для мальчишки, наверняка, его прогулка по дому могла выглядеть как бесцельные поиски наобум.

+1

41

- Что? И мне мышцы подрежешь?
Мальчик усмехнулся и отрицательно покачал головой, глядя на Конти с живым интересом.
- Мне этого совсем не хочется.
Он говорил почему-то шепотом, хотя весь дом уже спал. И все же чувство опасности не покидало. Если их здесь застукают, ничего хорошего не будет. Отпрянув от двери, мальчик шагнул вглубь комнаты, неспешно блуждая между мебелью - судя по интерьеру, это была столовая. Граф оглянулся на мужчину с той же ухмылкой, скользнул пальцами по спинке стула, оказавшегося рядом, словно смахивая пыль.
- Зачем ты наплел Рубену, что я тебе помог? И как ты узнал, что это я?
Теодору было сложно называть герцога отцом.

0

42

- Зачем ты наплел Рубену, что я тебе помог? И как ты узнал, что это я?
Улыбка:
- То есть мы все же перешли на ты? - Последовала пауза, но слишком короткая, чтобы Флоренцо всерьез ожидал, что она успеет заполниться ответом.
- А что бы изменила правда? Судя по всему, твой отец итак многого от тебя не ожидает. Мне показалось, что неплохо бы хоть здесь оставить его с носом. Не находишь?
- Узнал? По пятнам на рубашке. Мне отчего-то кажется, что если тебя раздеть, выяснится, что травмированы лишь спина и плечи, но пятна спереди лежали совсем не так. Когда к открытой ране прикладывают ткань, кровь пропитывает ее ровно, как вода, в соответствии с формой повреждения и небольшим напуском, если ткань двигается относительно ран. Но следы спереди — это брызги, брызги извне, а не изнутри.
- Сбежал? - После очередной паузы наобум предположил вампир, припоминая, что, вроде бы, де Моро говорил, что как-то уладил вопрос, а это в словах родителя обычно значило некое наказание.

0

43

Теодор и сам не заметил, что перешел на "Ты". Тогда он защищался, а сейчас.. совсем не чувствовал угрозы. И хотелось сократить дистанцию, чтобы поговорить на чистоту.
Слова про травмированные спину и плечи заставили мальчика потухнуть. Он сел на стол, свесив ноги, слушая с любопытством наблюдения мужчины.. Это надо запомнить. Капли крови на одежде, ну конечно.
- В следующий раз буду аккуратнее, - не сводя взгляда с Флоренцо, мальчик чуть запрокинул голову и тихо рассмеялся.
- Сбежал?
Теодор прекратил ломать комедию и кивнул, доставая из кармана шпильку. Он повертел ее в пальцах, любовно осматривая.
- Сколько раз эта штука меня выручала. Хоть какая-то польза от коровы.. от мадам Жюри.
Усмехнувшись, мальчик убрал отмычку обратно и вытащил из другого кармана платок. Взглянув на мужчину исподлобья, юный граф произнес шепотом:
- Тебе даже не интересно, зачем я это сделал.

0

44

- В следующий раз буду аккуратнее.
Смех мальчика был тихим и безрадостным, с легкой ноткой горечи. Будто он делал то, что считал должным, а не что хотел. Но при этом сожаления не испытывал, потому что для него чувство удовольствия от «правильности» поступка, затмевало истинную радость. Как мальчик Нарцисс: утонул, обманувшись отражением своей красоты.
Конти сел на стул рядом и теперь смотрел несколько снизу вверх:
- Уже планируешь следующий раз? Советую не повторяться или выдерживать паузу в поколение, чтоб живущие ранее — забыли, а позднее — не знали. Хотя... - секундная заминка, - мне кажетя, тебе хватит воображения, чтобы не повторяться.
- Сколько раз эта штука меня выручала. Хоть какая-то польза от коровы.. от мадам Жюри.
- Это ты ловко, опять же совет, придумай обходной путь. Чтоб они не догадались. К примеру, если там есть окно, скажи, что перебираешься по карнизу в соседнюю комнату.
Мальчик хвастался. Хвастался шпилькой как и умением обращаться с ней. Хвастался, исполненный гордостью человека, умеющего делать нечто своими руками. Вероятно, всей этой историей с лошадьми он тоже гордился, как всякий творец. Наверно, ему даже где-то было обидно, что никто не знает, что это он — автор данного произведения. И, как всякий автор, Теодор хотел быть понятым.
- Интересно. А скажешь?

0

45

- мне кажется, тебе хватит воображения, чтобы не повторяться.
Теодор слушал с интересом, хоть и делал отстраненный вид. Мужчина не осуждал его, чем изрядно удивил. А потом он начал давать ему советы.. Мальчик изумленно вскинул брови и перестал болтать ногами, присматриваясь к мсье Конти в полумраке. Он был не как все, Теодор это почувствовал еще тогда, в конюшне. Интуитивно. А сейчас понял, что был прав. Глаза его хищно сощурились, следя за лицом мужчины, за мельканием белых зубов под губами.. склонил голову на бок, присматриваясь внимательнее - клыки его были длиннее, чем у обычных людей. Необычно..
- Интересно. А скажешь?
Взгляд переместился на глаза говорившего.
- Я думал, ты понял и это.. Я все подстроил, чтобы ты сейчас сидел здесь.
Юный граф улыбался, и плевать, что все это от части стечение обстоятельств. Но ведь он запустил этот винтик и механизм заработал.
- Не подрежь я лошадей, ты бы уехал сегодня, и я бы не узнал, кто ты.
Вспомнив про платок, граф протянул его мужчине.
- Это твое. Хотя, я бы лучше оставил его себе. Рубен забрал твои духи, мне от тебя ничего не останется.

0

46

- Я думал, ты понял и это... Я все подстроил, чтобы ты сейчас сидел здесь. Не подрежь я лошадей, ты бы уехал сегодня, и я бы не узнал, кто ты.
- А сейчас — знаешь? - Легкая улыбка. - Но я же не подрезанные лошади, я не остаюсь там, где меня выбьют из седла. Если твое желание было сильно, стоило позаботиться о гораздо большем количестве лошадей. А так, можно сказать, что я здесь благодаря Себастьяну. Он ведь тоже стал в итоге твоим винтиком, пусть и по собственной воле. А ты на него с кочергой, - Франсуа добавил в последнее предложение легкий укор. - Брат у тебя — один, его не заменить, как лошадь. А если ты хочешь, чтобы планы твои воплощались, единожды сработавшие шестеренки стоит беречь. Мало ли, когда они еще пригодятся, но во второй раз ими будет легче воспользоваться.
- Это твое. Хотя, я бы лучше оставил его себе. Рубен забрал твои духи, мне от тебя ничего не останется.
Конти закрыл ладонь с платком протянутую Теодором:
- Я же уже отдал его тебе. Как-нибудь, пришлю новые духи.
Флоренцо поднялся:
- А теперь пойдем, он уснул. Но мало ли проснется. У меня еще дела на конюшне, если ваш слуга, Марсель, вроде, вернулся. - Не смотри так удивленно, кто бы еще мог покуситься на сына герцога? К тому же я видел плеть у него в кабинете, он за ней явно не ухаживает, так недалеко и до заражения, сгоришь в один момент. Попробуй что-то с этим сделать, если сама ситуация тебя пока устраивает.

0

47

Начиная со слов про брата у Теодора начало падать настроение. Мало приятного от мысли, что Себастьян привлек внимание человека и именно из-за него он оказался тут. Юный граф помрачнел на глазах, словно над ним натянулись тучи.
- К черту Себастьяна, - пробурчал он, отводя взгляд. Жить в тени своего брата ему уже стояло по горло, и вот когда он решил было, что вырвался из под нее, его засунули обратно, утверждая, что якобы это Себастьяна заслуга и он заинтересовал Конти.. Что-ж, это мальчик проглотил и не подавился. А вот последующее проглотить оказалось сложнее. Об их семейной тайне он никому не рассказывал. И не просто так не рассказывал, это было личное, все равно никто бы не исправил.. Устраивает? Мальчик вскинул жгучий взгляд на Флоренцо, но тут же опустил голову и перестал вообще как-либо реагировать на мужчину. Если он знал, но тоже ничего не мог сделать, не мог спасти его.. к черту его тоже.

0

48

Его настроение так быстро менялось. Вообще все эмоции были как на ладони,но вот причины их Флоренцо понимал не всегда. Он уже примерил на себя роль доброго наставника. Ему показалось, что это должно более чем хватить, чтоб воробушек спокойно склевал все, раз до этого его так долго морили голодом. Но птенчик решил, что гораздо лучше раскидать все в разные стороны и остаться гордой и вольной птахой. Конти поднялся
- Что ж... В Рим идут разными дорогами, возможно, у вас своя. Главная опасность — вовсе сбиться с пути, - «но когда цель не ясна или меняется каждые полчаса, даже это не может стать препятствием». Мужчина вспомнил глуповатую, но забавную поговорку: «нас никогда не сбить с пути, нам наплевать, куда идти».И улыбнулся мальчику в последний раз.
- Спокойной ночи, Теодор. Не шали совсем уж сильно. - Если честно, вампир несколько опасался, что черт, толкающий юного графа на самые непредсказуемые поступки, может помешать и ему, если мальчика не уложить. В конце концов, воробушку можно было дать понять, что для него лучше через то же Присутствие. Но... Флоренцо предпочел воздержаться. Во-первых, стало бы менее интересно, во-вторых, нарушилась чистота эксперимента.

+1

49

- Спокойной ночи, Теодор. Не шали совсем уж сильно.
Юный граф покачал головой, взглянув на мужчину. Выражение его глаз было слишком серьезны для ребенка, словно тело у него было маленького мальчика, а самого ребенка в нем уже не было.
- Мне не нужны твои советы, - отрезал граф, - Учителя мне не надо. Такой большой, и такой не понятливый.
Хмыкнув, мальчик спрыгнул со стола, бросив пристальный взгляд снизу.
- Себастьян для этого больше подойдет, он прилежный ученик. Будет слушать взахлеб твои советы. Удачи.
Мальчик сделал шаг в направлении двери, но замер, когда она открылась - на пороге стоял Марсель с лампадой.
- Что вы здесь делаете, милорд?
Оценив картину, дворецкий все понял по своему. Взяв графа за плечо, старик посмотрел на него внимательно.
- Этот господин вам что-то сделал?
- Отстань, Марсель, ничего он мне не сделал..
Отмахнувшись от его руки, Теодор выскочил из столовой и побежал по ступенькам в свою комнату.
Оставшись наедине с гостем, дворецкий с прищуром осмотрел его и сказал:
- Я пригнал для вас коня, господин. Он на привязи возле ворот, мне вас проводить?

0

50

- Мне не нужны твои советы, - отрезал граф, - Учителя мне не надо. Такой большой, и такой не понятливый.
В принципе, можно было предположить, что не все будет так просто. Когда не заботиться и не любит тот, кто должен был бы это делать больше всех, труднее принять заботу от кого-то еще: "А ну как привяжешься, и будет больно? Так, маленький?"
- Мальчик показал мне, где кухня. Герцог уснул, а я не нашел воду. - Поспешил разъяснить ситуацию Конти.
- Я пригнал для вас коня, господин. Он на привязи возле ворот, мне вас проводить?
- Проводите. Мне подойдет не каждая лошадь.
Но, к счастью, хорошо натренированный конь никак не отреагировал на то, что будущий всадник - не совсем жив. Потому он приказал слуге отвезти его к его прежнему жеребцу и переседлать.  Конюшня была темной, но сухой, в ней порядка десяти денников, но два из них пустовали.
- Марсель, скажите, я же правильно понимаю, что вы не просто помощник герцога по дому, но и много занимаетесь с мальчиками? - Флоренцо зашел за круп коня и похлопал по крестцу, - что это?
Не подозревая подвоха, слуга пошел за ним, когда его схватили за лицо и надавили на щеки, вынуждая приоткрыть рот:
- Вам понравится, легкий привкус, но зато она не сворачивается, - вампир улыбался почти заботливо, человек вцепился в его руки, стараясь отодрать их от своего лица, но это, казалось, не доставляет Конти никаких неудобств. "Буквально несколько капель, в лучших традициях Шекспира и земель Датских". Лицо Марселя пошло пятнами от напряжения, но он не кричал, лишь изредка пыхтя, видимо, был уверен, что справится сам. "Какая самонадеянность".
Флоренцо с наслаждением наблюдал, как кровь из затемненного флакона, который обошел своим вниманием юный Теодор, собралась на краешке и сорвалась вниз, прямо в рот сопротивляющемуся слуге, но в последний момент тот дернулся, и она размазалась по щеке.
- Ох уж мне эти долгие прелюдии. Не зли меня! - Внезапно с нажимом произнес Конти, голос его в этот момент был резок и глубок, рассвет близился, и некогда было особенно возиться, у него были еще дела. Потому Доминирование. Флоренцо, наконец, отпускает мужчину и тот от неожиданности оседает на землю. - Ты выпьешь сейчас все, до последней капли, - бутылочка с едва завинчинной крышкой летит в чужие руки, - и будешь пить ровно по одной раз в три ночи. Тебе нельзя увеличивать дозу, переливать кровь, передавать или кому-либо рассказывать о ней или обо мне и том, что здесь произошло, ты понял? Каждые два месяца тебе будут привозить еще. А теперь пей, тварь!
Конти было любопытно, какая эмоция к нему будет естественной у этого гуля. Ему всегда было любопытно. Конечно, можно было подправить полученный эффект, но когда он совпадал с ожиданиями это было приятно.

Отредактировано Флоренцо Конти (2015-12-01 15:44:55)

+1

51

[AVA]http://forumstatic.ru/files/0016/d0/1c/59882.jpg[/AVA]
Марсель был не в том возрасте, чтобы всерьез противостоять мужчине, к тому же сила у гостя была не дюжая и сопротивляться было немыслимо, хотя дворецкий сопротивлялся. Кроме него у мальчиков никого не было, отец-выпивоха не смог бы заботиться о них, он это знал и не мог позволить какому-то проходимцу себя убить. Вот только убивать его никто не стал. Фраза оглушила, как пощечина, и старик замер, уставившись бесцветными глазами в глаза гостя. Он слушал внимательно каждое слово, не в силах сопротивляться, не ощущая себя. Сознание словно отключилось, воспринимая приказы на другом, не известном ему уровне. И Марсель покорно взял бутылочку трясущейся рукой, поднес к губам и вылил содержимое в рот. По телу его пробежала приятная дрожь, старик удивленно вскинул седые брови, чувствуя прилив сил. За что ему дали этот чудодейственный элексир - он не имел ни малейшего понятия, а давший его вызывал теперь противоречивые мысли и чувства. Бутылек выпал из рук, Марсель находился в какой-то блаженной неге, от которой не хотелось двигаться или что-либо говорить.

0

52

- А теперь ты будешь выполнять все то же, что и до этого: оберегай мальчиков. Но к тому же -  оставляй письма со всей информацией, что станет тебе известна о них: чем живут, о чем думают, мечтают, кого ненавидят, кому и при каких обстоятельствах поставят они синяк. Все! Ты понял?
- Если я буду доволен работой, то однажды вернусь отблагодарить.Ты же хочешь этого? - Как же Флоренцо не любил эту первую стадию, когда новообращенные еще только приучаются к миру новых ощущений и походят на блаженных идиотов, что просят милостыню у входа в храмы. Это вынуждало постоянно переспрашивать и уточнять, чтобы убедиться, что они еще здесь и слушают, а не залюбовались, к примеру, игре лунного света в волосах Сира...
- Живи, как жил до этого, поступай в отношении исполнения своих обязанностей с тем же усердием. Ты меня понял? Ничем не выдай себя. И теперь - переседлай мне лошадь, уже. - В итоге совсем другим тоном приказал Конти. Вампир еще постоял над стариком, наблюдая, как он не без труда поднимается, улыбаясь ему и не сводя глаз. Как смотрит на него, но идет к коню.
Флоренцо развернулся и вышел, было что-то около четырех часов ночи и стоило поторопиться. Мадам Жюри - отпадала, она сразу не понравилась бульонцу. Ей даже не хватило мозга понять, что Теодор вполне мог убить Себастьяна, пока она бегала за родителем. Нет, тут стоило найти барышню иного толка... Мадемуазель совершенство. Дед казался крепким, но мало ли какая зараза свалит даже его обновленный организм?
Конти вернулся в дом и заглянул в кабинет, герцог пока посапывал, прекрасно. Вампир поднялся на второй этаж. Запах Теодора успел улетучится, это было печально, стоило уточнить у Марселя, где спят мальчики.
Флоренцо пошел направо, где, как ему чудилось, запах мальчиков был сильнее, но первая комната оказалась, видимо, игровой, а вторая - классной. Он нашел, что искал, в третьей. Там спал Себастьян на огромной кровати. В голове опять всплыло воспоминание, как тот ловит окровавленную рубашку брата, как меняется выражение его лица по мере осознания, а потом этот приказной тон... Конти улыбнулся, садясь на кровать у изголовья.
- Прямо маленький Лоэнгрин, - вампир с нежностью провел ладонью по голове мальчика. Он уже воспринимал братьев как принадлежащих ему. Как часть себя. Уходить не хотелось, бродили шальные мысли - убить отца и забрать их, чтобы росли рядом и ждали дня обращения. Но - нет. Флоренцо не верил, что сможет быть годным воспитателем. Пусть получатся чуть диковатыми, это будет даже интересно, всегда можно исправить после.

+1

53

Выбраться наружу не получилось. Себастьян даже пометался по комнате в поисках выхода, но, открыв окно, решил, что это не самая лучшая идея: плющ хоть и был на вид крепким, но как-то уж слишком слабо оплетал стену и если бы Себастьян за него зацепился, то он наверняка бы порвал пару лоз. А следом и упал бы на землю. Лететь было достаточно высоко, чтобы мальчишка не подумал о возможных травмах.
Себастьян как-то рано понял, что человеческое тело слишком хрупкое. Хватило лишь однажды повредить руку, чтобы эта мысль вспыхнула в голове.
Поэтому, послонявшись по комнате, он рухнул на кровать, бурля гневом и обидой. Теодор маленький, глупый еще и не понимает, что какой-то чужак не может быть лучше родного брата. А еще почему-то младший обижается и всегда зол на него. Этого Себастьян понять не мог, хотя изо всех сил пытался. А еще он пытался приблизиться к Теодору и не вызвать у него раздражение. Это было даже труднее, чем понять, что если упадешь с высоты, то можно сломать руку или ногу.
А потом обида и грусть превратились в сонливость и Себастьян уснул прямо в одежде, за что завтра будет наверняка отруган Марселем.
...Прикосновение к себе Себастьян ощутил даже сквозь сон. А еще внимательный взгляд. Вздрогнув, он дернулся и только затем открыл глаза, уставившись на сидящего на краю его кровати человека. В темноте он казался пришельцем из сна, но все же из окна в комнату попадал слабый свет, очерчивающий ровные и резкие линии лица незнакомца.
- Вы, - узнал давешнего собеседника Себастьян. Он даже зло нахмурился, садясь на кровати и шаря взглядом по тумбочке. Камней здесь не было. - Что вы здесь делаете?!

+1

54

Если говорить начистоту Флоренцо никак не ожидал, что у Себастьяна окажется столь чуткий сон:
- Судя по всему, снюсь, молодой человек, - «или он мне поверит или придется чуть отодвинуть свое желание не влиять на мальчиков, и подправить восприятие юного рыцаря». - Вероятно, вы слишком много обо мне думали, что я здесь оказался. Возможно, у вас есть какие-то вопросы? А то я бы исчез с вашего позволения.
Странно, что он спал в одежде и никто за этим не проследил. Милый маленький воробушек в лунном свете:
Где-то сова зарыдала -
Так безутешно и тонко!
За ручку в темное небо
Луна уводит ребенка...
«Доживет ли почтенный герцог де Моро, когда я заберу его сыновей? Пожалуй, теперь это даже печально, да, он эгоистичен и недалек, но человеческая природа слаба, а Кристель была слишком прекрасна, чтобы не оплакивать ее каждый день. Из нас двоих это путь именно его сердца».
Мальчик смотрел сердито, но не сказать, что бы зло. Однако, спящим он все же нравился вампиру больше.

+2

55

- Снитесь? - недоверчиво переспросил Себастьян, однако, хмуриться  перестал.
Он даже как-то иначе посмотрел на незнакомца, чуть склонив голову набок.  Мужчина действительно казался странным: слишком бледный для живого человека. Настолько бледный, что в темноте его кожа кажется не теплее лунного света.
- Есть вопросы. Точнее...вопрос.
Себастьян, расслабив плечи, сел перед своим ночным "гостем", совершенно забыв думать о том, что это может быть сон или же...не сон вовсе. Даже если и так, то любопытство все же раздирало изнутри, заставляя щуриться и вглядываться в мужчину пристальнее.
- Почему вы мне сразу ничего не сказали о том, что Теодор жив и с ним все в порядке? - тихо спросил Себастьян, нервно передергивая плечами. Опустив голову, он как-то неуверенно улыбнулся и, подняв глаза на незнакомца, тихо добавил: - Взрослые обычно так не поступают. Взрослые даже не разговаривали бы со мной...ну...если только вам не было забавно. Впрочем, если все это сон...то ваши ответы могут быть такими же странными. Вы вообще можете сейчас обратиться...
Себастьян пробежался взглядом по комнате, будто бы выискивая что-то.
- В сову, например. Это ведь сон.
Хотя в то, что это был сон...верилось с трудом. Скорее всего, Себастьян просто устал злиться, устал обижаться и ревновать. Да и было интересно, чего такого особенного брат заметил в этом человеке.

0

56

Конти тихо рассмеялся:
- Я не буду обращаться, тебе же нужны ответы, а не глупое уханье. Мне было интересно, что ты сделаешь? Как отреагируешь? Согласись с твоим братом непросто. Мне хотелось понять, повлиял ли его сложный характер на твою любовь. Считай, это было испытание. Например, у Иакова было много сыновей, но был среди них любимый — Иосиф, и тогда остальные братья решили убить Иосифа, но в итоге старший брат — Рувим, самый добрый из них, уговаривает не убивать, а просто бросить его в ров, а потом они продают Иосифа проезжающим мимо купцам. Как по-твоему, почему, к примеру, Рувим не предупредил Иосифа и не помог ему бежать, а лишь изменил метод избавления от него? О ком он беспокоился - о себе или о младшем брате?
- А на что ты готов ради брата, Себастьян?

Отредактировано Флоренцо Конти (2015-12-01 21:12:51)

0

57

Себастьян слушал внимательно, все еще несколько сонно щурясь. Если это и был сон, то человек говорил слишком странные и связные речи для сновидения.
- Рувим...с одной стороны он не хотел, чтобы чья-то кровь вообще пролилась, а с другой...он был трусом, - тихо сказал Себастьян, глядя в глаза мужчины. - Если бы он предупредил Иосифа и помог ему сбежать, то братья бы догадались и избили бы уже его. А еще...он считает себя лучше их, потому что не хотел бы смерти Иосифу. Только вот мне кажется...что он мог бы попытаться отговорить братьев, убедить их, что это неправильно, что убивать нельзя. Потому что...
Себастьян опустил глаза и пожал плечами: привычный жест, когда его начинали расспрашивать, а мыслей в голове клубилось слишком много.
- Потому что это только любовь отца, а ими движет зависть. Они должны любить свою кровь, не смотря ни на что. Рувим тоже виноват, - Себастьян вдруг поднял глаза на мужчину, услышав его последовавший вопрос. Бровь удивленно изогнулась.
На что он готов ради брата? Мальчишка редко задумывался над такими вопросами, но сейчас вдруг понял, что с той кочергой действительно был готов взять вину на себя.
- На все, - уверенно ответил он, подняв голову и прямо, с каким-то вызовом посмотрев на мужчину. -  Я бы не позволил ни сбросить его в ров, ни продать купцам.

+1

58

- Ты храбрее и умнее Рувима, Себастьян. - Голос вампира убаюкивал. - Но против тебя будет играть время и сам Теодор. От того, сможешь ли ты им противостоять, зависит, останешься ли ты собой или станешь Рувимом. - Старший действительно без труда создавал вокруг себя невесомый ореол ангела, с этой своей кроткой вдумчивостью и библейскими именами на губах. Конти так сильно захотелось укусить его, что заныли зубы, и Флоренцо поднялся от греха подальше.
- А теперь — спи. - Мужчина положил холодную ладонь на разгоряченный лоб мальчика и чуть надавил, вынуждая его лечь обратно.

0

59

Себастьян хотел было сказать что-то еще, но предпочел промолчать. Глаза нещадно слипались и, опустившись головой на подушку, старший де Моро еще несколько секунд смотрел на странного визитера, а потом веки потяжелели и в глазах заболело, будто бы туда сыпанули песка. Мальчишка моргнул, пытаясь избавиться от этого ощущения, но тут же провалился в темноту, как по команде.
Рувим, Иосиф...
Ему снилось что-то странное, но на удивление спокойное.
А в голове даже во сне были мысли о том, что сказал мужчина. Время, Теодор...пока Себастьян еще не понимал, с чем предстоит столкнуться, как все может обернуться, но с присущей только детям упрямостью пообещал себе, что никогда не станет Рувимом.

0

60

До рассвета осталось меньше часа, крипта Сен-Аньян была в десяти минутах конным ходом к югу, а значит время еще было.

Комната Теодора оказалась через одну дверь. В ней темнее из-за дерева рядом с окном. Вот валяется на полу злосчастная кочерга. Такой действительно ничего не стоит убить. В комнате по-осеннему прохладно, так как открыто настежь окно. Конти сперва закрывает его, а потом поворачивается к кровати. В отличие от аккуратно лежащего, почти кукольного Себастьяна, Теодор, хоть и в ночной сорочке, спит абы как, спихнув на пол покрывало и сжавшись в попытках согреться.
Флоренцо накрывает его. Ее дети. Уже такие большие, хотя кажется еще вчера он украл поцелуй у нерадивого жениха.
Он не прикасается к нему, а просто смотрит. Это действительно было глупо, раздавать свои вдумчивые советы, когда он остаётся здесь с этим отцом, а ты уезжаешь за океан. Его подмывало вернуться в кабинет и припугнуть герцога. Но так ли это было надо мальчику? Да, он хотел нормальной жизни, но вместе с тем... Он словно гордился своими страданиями и их преодолением. Что осталось бы у него из достижений, будь он просто вторым сыном? А так первый - добрый, второй сильный. Конти с улыбкой подумал о Себастьяне, вот только старший тоже сильный, пусть и сила иного рода, но когда-нибудь это сослужит Теодору добрую службу.
Вампир вернулся мыслями в настоящее и улыбнулся. Граф изволил оставить себе маленький сувернир от него, почему бы и ему, помимо кольца не обрести некую безделицу? И, подняв с пола чуть облезлого солдатика со сломанной алебардой, Флоренцо в последний раз взглянул на Теодора и вышел.

0


Вы здесь » The Vampire Chronicles » Завершенные эпизоды » Загнанных лошадей пристреливают