Я - Авель. Пророки предсказывают, что я уничтожу Темный Порядок и легионы Проклятых. Когда-нибудь это произойдет, но не сегодня. Поскольку сегодня - день моей смерти. День, с которого начинается наша история.

1750 год

Общество вампиров раздроблено из-за клановых разногласий. Между собой борются крупные секты - Темный Порядок, Отступники и братство охотников. Но все едины в одном - в необходимости соблюдать Маскарад. Рейтинг: NC-21

Погода

Апрель. Ночью около +8°C. Днем +20°C.

ЖДЕМ В ИГРУ

Администрация: ТЕОДОР ДЕ МОРО

Нажми на кнопку

Рейтинг форумов Forum-top.ruВолшебный рейтинг игровых сайтов

К слову

Вампиры - Дети Ночи, мистические создания, которые пьют кровь, чтобы продлить свою не-жизнь. Мертвые, но ожившие. Внешность имеют самую разную, в зависимости от клана, пути и образа жизни.

Каждый клан имеет свою индивидуальную дисциплину, которую передает из поколения в поколение и бережно хранит секреты, оставляя тайну лишь для своих соклановцев.

Существа, называемые Мисфитс, не имеют клановой способности, но могут развить все три общие дисциплины на достаточно высоком уровне, чего им, в принципе, бывает достаточно.

Иерархия имеет очень большое значение в мире вампиров. В особенности для вампиров, состоящих в сектах, которые придерживаются тщательно разработанной структуры.

Совершая диаблери, убийца выпивает не только кровь жертвы (а кровь вампиров гораздо вкуснее, чем самая вкусная кровь простых смертных), но так же и силу жертвы.

Гули это люди, отведавшие крови вампира. Добровольно или насильно - не имеет никакого значения. После первого глотка человек становится привязанным к своему вампиру.

В Сером братстве есть и вампиры, которых называют Мстителями. Как правило это выходцы клана Малефикус. Они отказываются от человеческой крови и поддерживают не-жизнь с помощью крови животных.

Помимо официальных, всем известных сект, существуют так же тайные общества, чья деятельность является преступной как среди людей, так и среди вампиров.

Кровь вампира, содержащая его силу и имеющая магические свойства. Чем старше вампир, тем сильнее будут магические свойства его крови.

У вампиров, как известно, нет души. Она умирает вместе с человеческой оболочкой, а это значит, что не-жизнь становится окончательной и последней в цепочке реинкарнаций.

Вампиру символы веры ни по чем, если перед ним не праведник, наделенный особо мощной верой и силой воли. В его руках крест и святая вода становятся опасным оружием, но, конечно, не смертельным.

Кровь умершего не связана с его душой, она не просто теряет ценность, но и становится отравой. Глотнувший мертвой крови вампир будет долго опорожнять желудок, и еще потом его будет подташнивать. Исключение - вампиры клана Мортис.

Обезглавливание - самый действенный способ убийства вампира. Даже если кажется, что вампир окончательно мертв, на всякий случай лучше отрубить ему голову - так он точно больше не оживет. Еще ни у одного сородича голова к туловищу не прирастала.

Огонь - вампиры хорошо воспламеняются и горят. Но даже обуглившаяся головешка может выжить, если огонь вовремя потушить.

Магия сородичей страшна и разнообразна, воздействия вампиров друг на друга смертоносны либо причиняют большой ущерб, в зависимости от поколения и силы.

Если воткнуть в сердце вампира какой-нибудь предмет, оно остановится и существо упадет замертво. Не встанет, пока инородный предмет не уберут из сердца. Если это случится, орган со временем регенерирует и забьется.

Солнечный свет и ультрафиолетовые лучи причиняют ожоги моментально, а если оставить под прямым воздействием - вампир превратится в прах и развеется по ветру. Исключение - вампиры клана Гарголь.

Поколение показывает силу витэ вампира, которая тем слабее, чем дальше сородич удален от первого прародителя.

Узы начинают действовать уже после первого глотка, и с каждым новым глотком усиливаются. Трех глотков от одного вампира достаточно, чтобы человек стал его рабом.

Узы Крови можно разорвать, если убить своего хозяина, но это крайне сложно, поскольку у жертвы попросту не поднимется рука. После смерти хозяина Узы естественным образом распадаются.

Кровь вампира творит с человеком настоящие чудеса. Гуль становится сильнее, быстрее, выносливее, раны его быстро регенерируют, кожа разглаживается от морщин и тело наполняется неведомой энергией.

Вампирам, как и людям, не чужды никакие эмоции. Они могут любить, могут ненавидеть, могут страдать, могут оставаться эгоистами. Вампиры покупают дома и иногда даже заводят семьи, они так же плетут интриги и скрываются от правосудия.

Размножаются вампиры при помощи ритуала инициации, других способов нет. Их мертвое семя не способно дарить жизнь.

Вампиры могут имитировать жизнь в своем теле - заставить кровь прилить к коже и сделать ее розовой, направить свою силу на то, чтобы температура тела была как у человека.

Для того, чтобы поддерживать себя в нормальном состоянии, новообращенному вампиру необходимо питаться каждый день. Со временем он может сдерживать жажду и растягивать запас витэ на недели, что тоже зависит от поколения.

Клану Мортис необходимо употреблять человеческую плоть так часто, как они могут.

Похищая не-жизнь вампира, который ближе находится к Прорадителям, вампир навсегда усиливает собственное витэ. Таким образом, даже новообращенный вампир может получить могущество старейшин, конечно же, если у него хватить силы и наглости отнять его у них.

Каждый клан имеет возможность помимо своей дисциплины развить две общие, уровень развития будет так же зависеть от поколения.

Многие полагают, что у движения Отступников нет четкой структуры, что они — не более чем неорганизованный сброд, однако это далеко от истины; не будь они организованы — их уничтожили бы еще много веков назад, а на данный момент они живут, процветают и набирают в свои ряды новичков.

Отступники - это те, кто отказывается подчиняться законам Темного Порядка, да и любым другим законам тоже. Для отступников любые законы - это цепи, а цепи ограничивают свободу. Это неправильно и поэтому они готовы идти на всё чтобы разорвать путы.

Чаще всего отступники молоды. Это бунтари, изгои, вампиры, имеющие неординарное мышление и своеобразный взгляд на мир в целом и на вещи в частности. И, к сожалению или к счастью, отступники долго не живут.

Согласно легенде, первым в их роду был Каин - братоубийца. За свое преступление Каин был проклят Богом и превращен в вампира.

В Пророчестве сказано, что реинкарнация Авеля, брата Каина, разбудит его первых детей. Проснувшиеся от тысячелетнего сна, чудовищные голодные монстры начнут пожирать всех вампиров.

Прародители - первые вампиры, от которые пошли все последующие. Каждый из шести создал своих потомков и передал им свою силу. Так появились кланы, в которых сородичи сильно отличались друг от друга.

Вампиры Темного Порядка клянутся соблюдать шесть законов для достижения всеобщей цели. Как и другие законы, они часто игнорируются, искажаются или прямо нарушаются.

Охотники на вампиров точно так же пытаются соблюдать Маскарад, поскольку им тоже не хочется кровопролитной войны, в которой еще не известно, кто победит.

Наверх

Вниз

The Vampire Chronicles

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Vampire Chronicles » Прошлое » Будет гореть в вашем сердце


Будет гореть в вашем сердце

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://media-cdn.tripadvisor.com/media/photo-s/04/b6/65/88/dragomirna-monastery.jpg

Участники: Виктория Джонс, Оливия Айзенберг
Время: 1749 год
Место: Венеция и пригороды
Одежда, инвентарь:
Предыдущий эпизод: - Добро пожаловать в ад
Последующий эпизод: -

0

2

Звук каблуков звонко отражался в стенах коридора монастыря. Наставница, закованная как в броню в свое строгое платье, на этот раз серого цвета, быстро шла по коридору. Она выглядела бледнее, чем обычно, а взгляд крайне тревожный.
Уже месяц как Викторию приняли на обучение, поначалу Оливия каждый вечер приглашала ее на беседу, присутствовала на всех ее занятиях, ругала Олмера, когда тот повышал голос. Потом в монастырь прибыл новый ученик и внимание наставницы рассеялось. Она даже не поняла, когда успела потерять приветливую Викторию. При встрече они все так же здоровались, но бесед больше не вели. Оливия понимала, что это целиком ее вина и к ученице не навязывалась. На откровенный разговор времени все не находилось, а потом Виктория и вовсе пропала из виду. Тренеры приносили наставнице отчеты, что занятия Вик посещает регулярно, особенно хвалил ее тренер по фехтованию. На прошлой неделе Лив посетила такое занятие и была приятно удивлена успехами юной девушки. Потом накопилось много бумажной работы, настоятель был в отъезде и часть его обязанностей легло на наставницу.
От бумаг ее отвлек Олмер, он ворвался в кабинет с криками, что Виктория умирает. Лив выронила перо и понеслась в лазарет, расспрашивая уже на ходу. Из его сбивчивого рассказа было понятно, что несчастный случай произошел на уроке фехтования, рана пришлась в живот и ситуация действительно представляет опасность для жизни. Рассказать что-то еще он просто не успел, Лив рывком раскрыла двери лазарета, оставив первого ученика снаружи.

+1

3

Дни в монастыре летели очень быстро. Виктория и не заметила, как освоилась и стала воспринимать все окружающее своим домом. Горе ее поутихло и мысли девушки переключились сперва на новых людей, главным образом на ее наставницу, а потом и на учебу. Последняя ей давалась на удивление легко, девушка схватывала на лету новую информацию и старалась проявлять себя с лучшей стороны, чтобы не разочаровывать своих учителей, в первую очередь Оливию. Отношения с мисс Айзенберг ей очень нравились, ей всегда было хорошо рядом с ней, хотелось слушать ее и видеть ее улыбку. Виктория испытывала трепет, когда Оливия хвалила ее, она радовалась любой возможности остаться с ней наедине и поговорить по-душам, но, как и любой сказочке, и этой наступил конец.
У Оливии появился новый ученик и, как и следовало ожидать, все ее внимание устремилось к нему. Виктория чувствовала непонятную ревность, злилась каждый раз, когда видела их вместе, главным образом почему-то на мисс Айзенберг. Она из кожи вон лезла, чтобы улучшить свои результаты, показать, что она особенная и достойна большего, но что-то ломалось внутри нее, и со временем видеть Оливию в коридорах стало тяжело. Выйти на откровенный разговор ей не позволяли то ли гордость, то ли страх, да и не нужны эти выяснения отношений мисс Айзенберг, ведь у нее новый ученик... И девушка хоронила свои чувства глубоко внутри себя, надеясь, что ее обучение скоро кончится и она уедет отсюда с каким-нибудь серьезным и важным поручением.
Тем утром было холодно и пасмурно, что усугубляло и без того скверное настроение Виктории. Но отменять урок из-за настроения было бы глупо, и девушка вышла из своей комнаты в полной уверенности, что сегодня ее ничего хорошего не ждет. Так оно и случилось. Несколько выпадов Олмера она отбила на ура, но последний был каким-то смазанным. Ей даже показалось, что она специально пропустила удар и напоролась на острие его шпаги, это объясняло его бледное, полное ужаса лицо - последнее, что она увидела перед тем, как потерять сознание.
Очнулась она уже в своей комнате, попробовала пошевелиться и скорчилась от боли в животе. В памяти сразу всплыло последнее событие - Олмер сделал выпад и отшатнулся, испуганно глядя куда-то в область ее талии. Только потом боль захватила ее полностью и лишила всех красок этого мира. Сейчас уже было не больно, во всяком случае, если не шевелиться. Виктория ощупала себя руками - она все еще в той же одежде, рана ее наспех перевязана, повязка влажная.. лоб горячий. Вот почему все так плывет перед глазами, подумала про себя Джонс и чему-то улыбнулась. Настоящая боевая рана. Теперь она воин, а это ранение в доказательство.
На этой мысли дверь ее комнаты резко распахнулась, Виктория приподняла голову и посмотрела - на пороге стояла взволнованная мисс Айзенберг. Сердце ее рухнуло в пол.
- Вы?..
Голос подвел, прозвучав не естественно хрипло и слабо, Вик закрыла глаза и положила голову на подушку, облизывая пересохшие губы. Ну вот, Оливия увидела ее поражение. Только этого не хватало.

0

4

Оливия влетела подобно молнии. Ее хваленая лишь на словах выдержка подвела в очередной раз. Сейчас она радовалась, что настоятеля нет в монастыре. Оставалось лишь гадать, что он сделал бы с Олмером в этой ситуации. Ведь на Викторию у настоятеля были большие планы. Внутренне Лив сейчас металась между первым учеником и талантливой ученицей. Но стоило ей увидеть Викторию, как все мысли вылетели из головы. Лив подошла к лежащей на кровати девушке, оценила повязку на животе, перевела взгляд на бледное лицо. Наставница ничего не говорила, но на ее лице читались тревога и сильное разочарование. Она повернулась к сестре, которая накладывала повязку, что-то тихо у нее спросила, потом кивнула и сестра поспешно вышла из комнаты. В открывшуюся дверь сразу заглянул Олмер, но, увидев гневный взгляд наставницы, тут же закрыл дверь.
Оливия положила прохладную ладонь на лоб Виктории, слегка наклонилась, вглядываясь в лицо.  Вдохнула и коснулась ее лба уже губами. Молчание затянулось слишком сильно и Лив неуверенно заговорила, не будучи полностью уверенной, что ученица ее слышит.
- Милая, на занятии тебя ранили в живот. У тебя жар. Но все будет хорошо, переживать не о чем. Сейчас сестра принесет горячую воду и мы заменим повязку. Может быть ты хочешь пить?
Голос звучал мягко и спокойно, как она всегда беседовала с учениками, но стоило посмотреть в ее глаза, как сразу становилось ясно, что спокойствие напускное. Она паниковала. Виктории ни в коем случае нельзя было дать умереть, но и лечить самым простым способом тоже нельзя было. А эти повязки и травы... Наставница подвинула себе стул к кровати и села, вновь положив ладонь на лоб ученицы и уже не убирая ее.

+1

5

Виктория устремила на Оливию туманный взгляд из под полуопущенных век, лицо ее расплывалось перед глазами, прикосновение холодной руки ко лбу дарило приятное облегчение, и девушке хотелось, чтобы это мгновение остановилось и длилось вечно. Даже боль ее утихла от этого ласкового взгляда и голоса, словно снова рядом с ней оказалась ее мать. Поцелуй.. Вик подумала, что это ей привиделось.
- Милая, на занятии тебя ранили в живот. У тебя жар. Но все будет хорошо, переживать не о чем. Сейчас сестра принесет горячую воду и мы заменим повязку. Может быть ты хочешь пить?
Джонс вздохнула, покосившись на дверь, словно опасалась, что кто-то войдет.
- Да, пожалуй..
Девушка не могла себе позволить валяться в кровати при Оливии, просто это было недопустимо. Поэтому она приложила максимум усилий, чтобы приподняться и сесть, оперевшись спиной на подушку.
- Олмер не виноват, мисс Айзенберг, - тихо сказала она, отводя взгляд, - это я зазевалась и пропустила выпад.. задумалась о жизни.
Виктория вытерла запястьем влажный лоб и хмуро посмотрела за спину Оливии. Там сгущались тени мертвых, принимая очертания людей, которых Джонс знать не знала, но все они пытались что-то ей сказать. Девушка подняла взгляд на наставницу и попыталась улыбнуться, успокаивая ее.
- Со мной все будет хорошо, я умру, когда буду очень старой и злой ведьмой.
И все же то, что Оливия пришла, принесло куда больше волнения, чем если бы Вик осталась одна и думала, что умирает.

0

6

Девушка ее слышала и понимала. Это уже было большим плюсом. Оливия поднялась, чтобы налить воды в чашку и невольно взглянула в окно. Серые тучи закрыли солнце и мир менял краски с ярких и насыщенных на блеклые и потускневшие. Наставница повернулась и чуть не выронила кружку из рук. Ее неугомонной ученице пришла в голову идея попытаться сесть. Судя по бледному лицу Виктории, крови она потеряла и так не мало, от любого неосторожного движения кровотечение могло вновь открыться.
- Ты что, лежи, это просто опасно. - чрезмерно эмоционально воскликнула Лив и кинулась к Виктории, которая уже успела приподняться. Дала ей воды из своих рук.
- Олмер не виноват, мисс Айзенберг, это я зазевалась и пропустила выпад.. задумалась о жизни.
Если бы все было так просто и слов юной красавицы было достаточно. Но, увы, настоятель наверняка уже в курсе произошедшего и по возвращению начнет расследование. Оливию, как лицо заинтересованное, к нему не допустят. Мало кто приходил в монастырь невинным ребенком, чаще это были уже сформированные взрослые люди, повлиять на моральный облик которых было уже невозможно. Она прекрасно знала, что Олмер способен перерезать горло своему или ее обидчику где-нибудь за стенами монастыря. И не способен специально ранить юную девушку.
- О чем же ты так задумалась? Что лучше приобрести боевые ранения до встречи с вампирами, чтоб был опыт? - наставница постаралась изобразить улыбку. Но вышло это плохо. Она видела взгляд Виктории и этот взгляд пугал ее. Тяжело, когда обладаешь достаточной интуицией, чтобы почувствовать, что что-то не так, но не достаточной, чтобы понять, что именно.
Дверь открылась и в комнату вошла сестра горячей водой и лоскутами чистой ткани. Оливия мельком глянула на платье Виктории, подумав, что его уже не спасти, достала кинжал.
- Не бойся, тебя нужно переодеть, а снимать платье больно. - осторожно, стараясь не задеть кожу, наставница разрезала платье на ученице на насколько кусков. Если Виктория и планировала возмущаться, этому никто значения не придал бы. Сестра в это время пропитывала лоскуты каким-то настоем целебных трав. Когда с платьем было покончено, Оливия вымыла руки и решилась снять повязку, чтобы оценить рану.

0

7

- О чем же ты так задумалась? Что лучше приобрести боевые ранения до встречи с вампирами, чтоб был опыт?
Виктория отвела взгляд и тихо сказала:
- Думала, что мне следует покинуть капеллу и жить самостоятельно. Вы сможете найти мне работу где-нибудь в Лондоне?..
Вздохнув, девушка попыталась принять более удобную позу, но тут же почувствовала боль и передумала. В этот момент ее взялись перебинтовывать, что вызвало у Вик приток крови к щекам. Оливия так близко наклонилась, что Джонс даже почувствовала ее запах.
- Не бойся, тебя нужно переодеть, а снимать платье больно.
- Я не боюсь, - тихо пролепетала Вик, смущенно кусая губы и пытаясь не стонать от боли. Удивительно, как вдруг ощущения боли усилились от ее душевных терзаний. Виктория следила за действиями наставницы отрешенным взглядом, решив, что можно уже ничему не сопротивляться, принимая свою судьбу.
- Вы позволите мне уехать, когда я поправлюсь?

0

8

Оливия на секунду замерла. Рано или поздно ученики покидали ее. Одни погибали, другие меняли монастыри и города. От Виктории она такого не ожидала, только не от нее. Было время, когда наставница пыталась удерживать учеников. Это время прошло.
- Такие решения принимает настоятель. Я порекомендую ему не удерживать тебя. Если ты не изменишь своего решения, конечно.
Наставница замолчала. Решение Виктории задело ее, непонятными оставались и мотивы. Юная девушка больше не хочет приносить пользу братству. Ей наскучило жить в глуши. В Лондоне объявился какой-то поклонник. Да что угодно.
Она укрыла девушку простыней, оставив свободным лишь место раны. Шрам останется, но, если инфекция не попала, заживет без последствий. Горячая вода пахла ароматным настоем трав. Лив неспешно, аккуратно обрабатывала рану. На Викторию она больше не поднимала глаз. Закончив, она направилась к выходу. Повернулась в дверях, хотела что-то сказать, но промолчала.

0

9

Солнечный луч упал на лицо Виктории, заставляя ее жмуриться и отворачиваться, пряча глаза в тень. Реакция Лив ее пугала и даже причиняла боль. Не сами слова, а то, с какой легкостью наставница отпускает ее. Впрочем, примерно такой реакции от нее можно было ожидать. Хотя в глубине души Виктория надеялась, что ее удержат. Она с прищуром взглянула на Айзенберг, когда та закончила и встала, отходя от нее. Сердце Виктории провалилось в пятки.
- Вы считаете, я уже достаточно подготовлена? Я справлюсь? - быстро проговорила Вик, словно пытаясь удержать Лив взглядом. Наставница была слишком спокойна и, как всегда, ослепительно красива. Ей наверняка все равно. Она даже не догадывается об истинной причине. Джонс облизала губы и вздохнула, успокаивая не ровное дыхание. Ком в горле мешал говорить, но она проглотила его и отвела взгляд.
- Спасибо, - обиженно выдавила из себя Вик, - Вы очень добры.

0

10

Из приоткрытой двери раздавался шум и звуки голосов. Оливия стояла на пороге и молчала. Решение явно далось ей не легко. Обижать Викторию не хотелось и одновременно хотелось обидеть как можно больнее. Эта девочка уходила от нее, даже не озвучив причины. После недолгих колебаний, она закрыла дверь.
- Ты правда хочешь знать мое мнение? К чему готова? К бою с вампирами? Ты чуть не погибла в обучающем поединке с тренером, потому что задумалась. Конечно, я думаю, что ты не готова. - голос Лив был очень холодным и жестким. Она замолчала, осознав, что хваленое самообладание покинуло ее.
Потом вновь вернулась к кровати, на которой лежала ее раненая ученица. Наставница опустилась на стул. Она уже не выглядела такой грозной, как раньше.
- Но в Лондоне тоже есть хорошие наставники. Может быть ты найдешь кого-то лучше, чем я. Я только не пойму, почему ты хочешь уехать. Может быть, тебя тут кто-то обижает, а я не знаю. Я могу разобраться в любой проблемой в этом монастыре. Или ты сомневаешься во мне? - она говорила все еще достаточно резко, но уже без того холода, с которого начала свою речь.

0

11

Дверь закрылось, и Виктория почувствовала невероятное облегчение. Забавно, ей никогда еще не было так хорошо, когда ее ругали. Конечно это нельзя было назвать руганью, но тон у Лив был такой резкий, что поджилки задрожали бы у любого нерадивого ученика.
- Но ведь я буду связным, а не убийцей, - попыталась возразить Виктория, смутно догадываясь, что зря она это делает, - Для связного не так важна боевая подготовка, у него ведь оберег и Кровь Авеля.. Простите, если вы думаете, что я не готова, вы можете устроить мне экзамен.
Джонс смотрела на Оливию большими глазами. Она сама не понимала, что такое только что ляпнула и зачем. Наверно ей хотелось доказать, что она чего-то стоит, хотелось, чтобы Лив ценила ее, хотелось быть лучшей. Выделяться на фоне остальных ее подопечных было очень сложно.
- Никто меня не обижает и я в вас не сомневаюсь, - сказала Вик, отводя взгляд и хмуря брови. Что именно было причиной, она сама плохо понимала.
- У вас много учеников, вам не до меня.. Я хочу, чтобы у меня снова появился смысл в жизни, вот и все.

0

12

- Виктория, ты то спрашиваешь мое мнение, то начинаешь спорить. К чему весь этот разговор? Я не смогу удержать тебя силой. - наставница чувствовала, как вспыхнувшее внезапно негодование сменяется усталостью. Попытки найти подход к каждому приводили к эмоциональному выгоранию.
- У вас много учеников, вам не до меня.. Я хочу, чтобы у меня снова появился смысл в жизни, вот и все.
Последних слов ученицы она не поняла. Лишь изумленно смотрела. Что это, нехватка внимания. Как в таком месте, как и монастырь, среди стольких людей, являясь частью великой миссии можно не чувствовать смысла жизни.
- Ты...хочешь выйти на задание? - голос наставницы звучал тихо и неуверенно. Она сомневалась, что поняла правильно. - Но зачем для этого куда-то уезжать? Ведь нам ты нужна не меньше, чем братству Лондона. Ты права, у меня много учеников. Но почему ты думаешь, что мне не до тебя? Я радуюсь, когда мои ученики заканчивают обучение и больше не нуждаются во мне. Но тебя я искала несколько раз. И не смогла найти. Виктория. - Лив пристально смотрела на ученицу. Потом встала. - Хочешь экзамен, будет экзамен. А сейчас отдыхай. Тебе нужен покой.

0


Вы здесь » The Vampire Chronicles » Прошлое » Будет гореть в вашем сердце