The Vampire Chronicles

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Vampire Chronicles » Завершенные эпизоды » Пробуждение


Пробуждение

Сообщений 1 страница 30 из 64

1

Участники: Братья де Леонкур
Время: 1520 год
Место: Франция, Орлеан
Предыдущий эпизод: Кровавая охота

0

2

Бежал Пьер долго, скрываясь в тени, ступая бесшумно и обострив слух, в ущерб остальным рефлексам. Преследования он не слышал. Все-таки брат есть брат, он мог кричать что угодно, но Пьер понимал его слова правильно, без шелухи. У Жана не было выбора и старший это понимал.
Последний, значит? Значит, дома больше нет. Прятаться бесполезно – найдут. Да и не хочется прятаться. Я ж не вор какой-нибудь. Но делать что-то надо. Вопрос лишь в том – что?
Остановился Пьер лишь под утро, скрываясь в очередном подземелье церкви, ныряя в один из саркофагов какого-то бывшего священника, брезгливо двигая скелет. Выбор не особо велик, запах тлена и смерти перекроет вампирский след. Тут его не найдут. До следующей ночи, а потом снова бежать. Не плохо, конечно, было бы пополнить силы, но пока этого делать нельзя. Доверять некому. У него были, конечно, друзья, даже с других кланов, но впутать их сейчас значит обречь их на смерть. Охота не жалела никого кто знал бы место нахождения добычи, а скрыть что-то от старейшин невероятно сложно. Может быть Бетс смог бы, но таких как он единицы. Значит помощи ждать не от куда, остается только одно – спячка. Предстоящий голод, что будет терзать разум и тело не особо нравился Пьеру, который в принципе не любил голодать, но уж лучше десять дней мучений, чем смерть. А потом… брат найдет его, он обещал. Найдет тогда, когда о травле Продиторес забудут, как и причинах этого зверства. Мысли о том, что брата могут за это время убить, он не допускал.
Покинув пределы города и спустя несколько дней добравшись до очередного пристанища смертных, Пьер нашел заброшенную церковь и решил, что усыпальница монахов станет его домом на ближайшие черт-его-знает-сколько лет. Замуровать себя не такая уж и легкая задача, но ему пришлось справляться ибо создавать гулей или детей не было ни возможности ни времени. Да и потом, любое живое существо, знающее о нем, вольно или не вольно становится его слабым местом. У брата будет только один шанс чтобы, проходя мимо полуразрушенной церкви святого Пьера, понять – там, под завалами обрушенной усыпальницы, в засыпанном проходе, где в каменных гробах лежат останки служителей культа, в одном из мраморных саркофагов спит его брат близнец.
Пьер проверил на всякий случай что выхода от сюда у него нет, отметая малейший пути к отступлению, и устроился поудобнее, освобождая мрамор для себя любимого и закрывая тяжелую крышку. Он уже сейчас был слаб, несколько дней оставаясь без еды. Скоро начнется агония, но последний Продиторес не даст своему клану погибнуть совсем.

+1

3

Спустя несколько веков.

Пыльный саркофаг тяжело громыхнул об каменную кладку пола и две горгульи уставились на Принца, ожидая его приказов. Жан-Батист послал им прохладно-равнодушный взгляд и тихо произнес:
- Откройте его. Только по-легче, там все таки мой брат.
Повинуясь его приказу, каменные монстры принялись стаскивать тяжелую крышку мраморного саркофага. Они могли бы раздробить ее кулаками, но приказ есть приказ - любые неаккуратные действия могут навредить хрупким останкам, что покоятся внутри. Принц с отстраненным любопытством наблюдал за процессом, прохаживаясь по залу своего замка, куда ему только что доставили ценную находку. Благодаря своим гулям, благодаря чудесным дисциплинам Прорицание и Доминирование ему удалось отыскать место захоронения Пьера, пусть и прошло по меньшей мере два века. Пришлось ждать, пока его собственные способности разовьются, ждать, пока его репутация закрепится и ему дадут власть. И только потом начинать поиски. Принц подошел к открытому саркофагу и усмехнулся, увидев спящую внутри иссохшую мумию.
- Ты почти не изменился.

Верхний этаж замка был тюрьмой, именно здесь располагался сейчас гроб. Вокруг него стояли два гуля и Принц со своим охранником. Их окружали круглые стены, колонны и сводчатый потолок. Свечи вокруг создавали атмосферу религиозного таинства, чем, по сути, это и являлось.
Через некоторое время кровь наполнила саркофаг почти до краев. Человеческая кровь, молодая, свежая, терпкая и теплая.
Если бы ты знал, сколько для тебя было жертв, какой был тщательный отбор, и как все мечтали взглянуть на твое пробуждение. Но этого зрелища достоин только один вампир. И все же, все происходит слишком медленно. Кровь алчно всасывается в тело мумии прямо через кожу, но она все еще неподвижна. Тебе мало? Вот сукин сын, сколько еще?
- Еще. Ведите всех, кто есть, - приказал Жан-Батист, раздраженно взмахнув рукой.
- Кажется, все это бессмысленно, Принц, это просто кусок высохшего мяса, а людей у нас все меньше..
Страж, посмевший высказать подобную чушь, был награжден страшным взглядом, от которого отшатнулся и кивнул.
- Как скажете.
- Мне все равно, скольких вы убьете, разбудите его.
Резко развернувшись, Жан быстро пошел на выход, и звуки его шагов отразились эхом от стен.

0

4

Пробуждение ничуть ни менее мучительно, чем сам сон. Хорошо хоть проходит так же плавно. Я достаточно изучил особенности сна, чтобы не открыть глаза сразу, как только пришел в себя. Объяснение этому простое – я слаб как мышь. Но пока мне льют бесплатную кровь, я, пожалуй, поваляюсь молча, тем более что затекшие мышцы вполне способны не двигаться. Открыть глаза придется, деваться некуда, но еще пара глотков в запасе у меня есть. Пусть считают, что так сказалось время сна. И кстати, мне весьма интересно, сколько я провалялся в образе мумии? И кто меня таки нашел. Ах, да, еще зачем разбудили… вопросов уйма.

Вампир открыл глаза на том моменте, когда находящийся в одном с саркофагом помещении пробурчал что жертв почти не осталось. Он театрально распахнул глаза, поднимаясь в окружении мрамора, хватая ртом воздух, и жадно присосался к склоненной над ним жертве. Сейчас, даже получив чуть больше чем надо для пробуждения, Пьер ощущал себя почти обычным смертным в стане врага. И до тех пор, пока он не узнает, зачем он тут, ему придется быть настороже. И все же, он очень надеялся, что для чего бы это ни было, его разбудил именно брат.
Отодвинув уже мертвую девушку, он оглядел стоящих рядом, оценив, конечно и церемониальность обстановки и аккуратность с которой открывали крышку его усыпальницы.

- Где я? – Голос вопреки привычке, получился хриплым. Тело восстановилось, но все равно выглядел он изможденным. Волосы, спутанными прядями свисали на плечи, а от одежды, конечно, не осталось ничего кроме трухи. Опираясь о бортики гроба, Пьер тяжело поднялся, стряхивая с себя тканевую пыль, и предстал перед чьими – то слугами во всей своей первозданной красе. – И кому я понадобился?

0

5

Над Пьером возвышалась большая горгулья из белого камня, облик ее был звериным, а глаза, горящие красными рубинами, теперь пристально смотрели на него.
- Ммм.. Оно проснулось. Доложите Принцу, - низким клокочущим голосом пробасил страж, после чего не ласково взял испачканного и потрепанного вампира за шею и легко поднял одной рукой, оторвав от пола. Горгулья и не думала причинять боли, просто ей было любопытно, что это перед ней. Страж бросил легкое тело Пьера в одно из углублений в стене, следом за ним тут же с металлическим скрежетом рухнула решетка. После этого страж медленно развернулся и последовал за убежавшими гулями вниз по винтовой лестнице.

Время тянулось долго. Прошел час, за ним другой, третий - но никто не пришел. Пьер был один в своей камере до самого рассвета. Первые лучи Солнца прорезались сквозь решетчатые окна, вынуждая прятаться глубоко за угол, куда не доставал свет, и вообще положение тут было не очень удобное. На то она и тюрьма. Лишь к вечеру вновь послышались чьи-то тяжелые шаги. Страж вернулся, как только достаточно стемнело. Он открыл решетку с помощью рычага на стене и произнес:
- Выходи. Пойдешь со мной.
И, бросив ему сверток, добавил:
- Мне велено надеть это на тебя. Но лучше надень сам.
В свертке была скромная туника, по крайней мере, она не рваная.
Дождавшись, когда узник закончит, горгулья взяла его под руку и потащила вместе с собой вниз по ступенькам.

Пьера завели в большой светлый зал и толкнули в самый его центр. Именно там он мог встретить того самого Принца, который стоял рядом и даже не взглянул на него. Жан-Ботист пристально смотрел в глаза жреца Нобилис, который недоверчиво разглядывал появившегося Пьера. Горгулья тут же оказалась позади Пьера и, взяв за плечи, заставила встать на колени перед советом Шести. Вокруг, на возвышениях, сидели другие старейшины, и между ними пронесся ропот, когда Принц произнес следующие слова:
- Теперь вы видите? Я не лгал вам. Я нашел последнего Продиторес.
Интересно, что ты почувствуешь сейчас, Пьер? Как быстро ты поймешь, что происходит?
- Почему ты не убил его? - громко произнес другой старейшина. Жан перевел на него лукавый взгляд.
- У меня возникла мысль, мессир.
- Мысль?
- Да, мысль. Я хотел предоставить вам самим выбрать, как поступить.
- Все Продиторес должны быть уничтожены! Любая иная мысль является отступничеством. Ты должен немедленно убить его!
Принц не добро сощурился, скрипя зубами. Проклятый жрец Нобилис. Их два, и один из них очень боится Продиторес. Боится, что их двойной трон когда-нибудь выбьют из под его тощего зада.
- Ты должен подчиняться решениям Порядка, а не обдумывать их!
- Вы всегда сможете убить этого Продиторес, - процедил сквозь зубы Жан-Батист, - Но если вы это сделаете, то никогда не найдете книгу Феба. Позвольте мне сказать..
- Говори, - сказал тот, к кому сперва обращался Жан-Пьер. Набравшись духу и обведя присутствующих внимательным взглядом, Принц сказал:
- Как вы знаете, Книга Феба была похищена представителем клана Продиторес. Только им это по силам благодаря их связи с тенью. Позвольте последнему представителю их клана найти книгу и вернуть вам.
- С чего ты взял, что он ее вернет?
- Если он это сделает, вы снимите все обвинения с его клана и он получит право на потомство.
- Может ему еще место в совете Шести? – выплюнул жрец.
- Это место не столь важно, как прощение грехов и возможность возродить свой клан, мессир.
- Похоже, ты предлагаешь сделку. Но кто возьмет за него ответственность, если у него нет Сира?
Принц искоса посмотрел на сидящего рядом Пьера и снова взглянул на жреца Нобилис.
- Я возьму. При нашей жизни он был моим братом.
В наступившей тишине снова послышался ропот, увеличивающийся по мере продолжительности молчания жрецов. Наконец главный из шести жрецов посмотрел прямо на Пьера и спросил:
- Твое слово, Продиторес?

+1

6

Значит, ответственность возьмешь… о, брат  мой, ты все такой же. Но предложение заманчиво. Я понятия не имею где сейчас книга, но найду ее даже под землей. Хотя, кто сказал, что просто найду? Шестеренки в голове, а сейчас мой мозг, как мне казалось, похож именно на кучу шестеренок, крутились со скрежетом, но долго мне размышлять все равно не дадут. Положение у меня не завидное. Право слово, что за нелюди, ни встретили, ни накормили толком, ах да, я же предатель, отступник. Фарс все это.  И не факт, что… впрочем нет – факт, факт иначе пусть катятся к черту со своими планами. Я увидел брата, убедился в том, что он все еще жив, а остальное мне сейчас безразлично. после сна, желание жить притупленно.
Вампир окинул всех присутствующих взглядом, не касаясь глаз сидящих. Он не даст ни малейшей возможности копаться в его голове. Пока он не связан зовом крови, а он не собирался связывать себя,  – над ним нет власти и это повод его бояться. Что ж, если этим разряженным болванам нужна книга…
- Хорошо. Я найду вам эту книгу и принесу на блюдечке, но какие у меня гарантии? Просто так я на вас работать не буду. Можете сразу убить. Терять мне по большому счету нечего, я последний из рода, который вы вырезали. А вот вам есть, раз уж за столько лет у вас не хватило сил достать ее самостоятельно. Ну-ну, не смотрите на меня так грозно. Я не ваш слуга.  Дайте мне гарантии, и я выполню вашу просьбу. Думаете не в моем положении требовать? Ваше право. Мне все равно.
Пьер насмешливо смотрел на то, как переговариваются сильные мира сего и думал о том, что за время его сна мало что изменилось. Сколько бы он не проспал, год или сто лет, даже если больше – они все были такими же, столь же жадными до власти, столь же трусливыми и до коликов боялись того, над чем не имели власти. Интересно, почему Бетс до сих пор ходил в принцах, а не стал одним из совета? Надо будет поинтересоваться у него, если он, конечно, соизволит снять с себя маску болванчика старейшин.   
- Долго думаете, господа.  Вам нужно легендарное писание или нет? Разве не дает эта книга власть, которую вы все так жаждите? Я готов вам ее принести и от вас нужно лишь освободить меня  и мой род от преследования, разве большая это цена за великие знания предков? Ваши кресла мне безразличны были тогда, безразличны будут и сейчас.

Ну тут я, конечно, покривил душой, хотя им этого все равно не понять. А Батист, раз уж вызвался отвечать за меня, не поставит под сомнения мои слова. И я кажется даже знаю почему. Мой дорогой, умный братик, все - то ты предусмотрел...

+1

7

- Хорошо. Я найду вам эту книгу и принесу на блюдечке..
Жан-Батист мысленно улыбнулся и почти вздохнул с облегчением, но последующие фразы прозвучали как плевки в лица жрецам, вынуждая Жана повернуть голову в сторону Пьера, напряженно вслушиваясь в каждое слово.
Что ты делаешь, безумец? Как ты смеешь.. Ты разрушишь сейчас все, что я так долго и тщательно выстроил. Во имя Каина, замолчи!
Плотно закрыв глаза, Принц выждал наступление тишины и только потом сумел разжать кулаки и посмотреть на лица жрецов, оценивая эффект слов Пьера. К удивлению Жана, эффекта не было. Жрецы задумчиво смотрели то на Продиторес, то переглядываясь между собой. Слова наглеца их не оскорбили, словно не обливал он их грязью. Возмущался разве что жрец клана Офендер, но и тот молчал, переглядываясь со своими сородичами.
- Один Продиторес нам не страшен, - наконец нарушил тишину жрец Малефикус. Он встал со своего трона и спустился вниз, доставая из широкого рукава ритуальный кинжал. Лицо его скрывал капюшон, полы фиолетовой мантии струились следом по полу, и когда он остановился перед братьями, Пьер мог увидеть его молодое и совершенно безразличное ко всему лицо.
- Пусть скитается по свету, может ему удастся найти книгу. До тех пор, пока он ее не вернет, его клан будет считаться проклятым и будет действовать запрет на потомство. А если найдет, мы снимете запрет и все обвинения.
Говоря это, жрец вырезал на своей ладони какой-то символ и прижал руку ко лбу Пьера. В этот момент гаргулья сдавила плечи узника, не позволяя ему вырваться, а Пьер мог ощутить жжение на коже, словно это был раскаленный металл.
- Эта печать налагает запрет на потомство, на гулей, на любых слуг. Она исчезнет, когда ты принесешь книгу Феба Порядку.
- Он просил гарантий, - задумчиво сказал Принц, со спокойным интересом наблюдая за тем, как клеймят его брата. Потом перевел взгляд на стоявшего рядом Малефикус.
- Он прав. На его месте я бы тоже потребовал гарантий, что вы не убьете его после того, как он будет вам не нужен.
- Ты его гарантия, - ответил Малефикус, - Ты тоже служитель Порядка. Он принесет книгу тебе, а ты - нам. Так Продиторес может не волноваться за свою жизнь и печать будет снята, как только он передаст тебе книгу.
- Где гарантии, что вы официально снимите все обвинения с его клана и с него самого?
- Таких гарантий нет, дитя, - раздался голос жреца Нобилис, который, к тому же, был сиром Принца. Последний перевел на него взгляд и прищурился. Его Сир улыбался. Хороший знак.
- Точно так же у нас нет гарантий что этот Продиторес не обведет нас вокруг пальца, прибрав книгу себе. Он может ее так и не найти, и даже не предпринимать попыток, но при этом наслаждаться не-жизнью. Тут ничего не остается, кроме одного - доверять друг-другу.
Малефикус убрал руку и отступил, возвращаясь на свое место. Символ на лбу Пьера вспыхнул алым и исчез, сравнявшись с цветом кожи.

0

8

Что ж, могло быть и хуже. Мне надоедает стоять на коленях, и я рад, что горгулья отпустила меня. Один я им не страшен! Ничего, все это еще аукнется этим любителям клятв и запретов, но не сейчас. Сейчас моя роль окончена. Я видел, как сжались кулаки брата, на моих словах, но мой Сир учил меня никогда не лебезить перед  теми, кто не имеет надо мной власти, а перед теми, кто имеет – не лебезить втройне. И я выполняю его заветы, в конце концов, он был моей семьей долгие десятилетия.  Его стоит послушать. Я не позволил себе произнести ни звука, пока заклятье жгло мой лоб, лишь с презрением смотрел на клеймившего меня, запоминая его черты лица. Но мне и этот взгляд простят. Какое им дело до того, как смотрит на них обреченный, последний в своем роде изгнанник? Верно, им плевать. Так что я наслаждаюсь своими возможностями, которые у меня невозможно отобрать.
- Что ж, от моей расторопности зависит насколько быстро я смогу иметь возможность не видеть вас, не так ли? – Пьер поднялся на ноги, не дожидаясь разрешения.  Он прекрасно понимал, что играет с огнем,  но как бы они не хорохорились, если они хотят книгу – Продиторес  им нужен. Интересно, а знает ли брат о том, какие интересные секреты скрывает его старший и так надолго потерянный близнец? – Засим откланяюсь, мне нужно привести себя в порядок, ибо в таком виде я не то, что книгу, кошку не найду.
Вампир обворожительно улыбнулся и, отвесив глубокий, но явно насмешливый поклон, вышел за дверь.   Он не представлял, куда ему идти, а потому, усмехнувшись попавшейся на пути картине, поднялся обратно в зал, в котором проснулся, улегся на топчан в его же камере, и, закинув руки за голову, принялся ждать, параллельно обдумывая полученную информацию. В том, что когда эти умники разойдутся, брат придет к нему – Пьер не сомневался.  Осталось разложить все по полкам и восстановиться.  Интересно, сколько жизней принес в жертву брат, что бы его поднять? Как долго он его искал?  Это мало имеет отношения к предстоящей задаче, но…  и да, кстати, надо было потребовать обратно медальон, который он отдал тогда Жану. Он его сохранил. Иначе быть не может. Сохранил хотя бы для того, чтобы потом бросить его в лицо старшему такому сентиментальному идиоту.  Пьер усмехнулся сам себе. Он, конечно, сентиментален, но не до такой степени.  Впрочем, если брат все так же верен обещанию данному ими друг другу еще будучи живыми  - у Пьера найдется чем удивить своего младшенького. А если нет… об этом думать не хотелось.

Отредактировано Жан-Пьер де Леонкур (2016-03-31 15:53:13)

+1

9

Никто не собирался удерживать Пьера, старейшины проводили его удивленно-презрительными взглядами и теперь Жан остался один, чтобы принять удар на себя. Выслушав смиренно претензии о том, что следовало бы поучить манерам близнеца, и что все это сомнительная авантюра, и много еще всего, Принц наконец остался один. Относительно, поскольку Страж был рядом всегда, и гули все еще сновали по углам.
Влетев на самый верх башни, где располагалась тюрьма, - какого дьявола брат сюда вернулся? - Жан-Батист нашел его лежачим и быстро подошел к нему. Схватив одной рукой за грудки и приподняв его, Принц залепил брату увесистую пощечину и тут же бросил, отступая.
- Ты в своем уме? Что ты там устроил? - злобно прошипел Нобилис, глаза его сверкали гневом, - Как ты смеешь рисковать, когда тебе дают шанс? Как ты смеешь проявлять неуважение к Порядку, находясь на моей территории? Ты подставляешь и меня, и себя. Теперь я несу за тебя ответственность и, в случае чего, мне придется убить тебя.
Метаясь по залу, он наконец остановился возле колонны, опираясь на нее рукой и возвращая себе спокойствие. За последние столетия это был первый случай, когда он так вышел из себя. Гнев был вызван страхом провала. Все могло рухнуть в одночасье, будь совет менее снисходителен. Если бы Пьер осознавал это.. Впрочем, наверняка осознавал, но и не думал подыграть.
- Не заставляй меня жалеть о своей затее, Пьер.

0

10

Пьер молча стерпел гнев брата. Он находил его скорее забавным чем страшным. В конце концов, неужели брат не понимал… впрочем, пока никого нет, он вполне мог говорить.
- Перестать мельтешить, Бетс. Они считают меня изгоем, предателем, без принципов и морали. Как ты думаешь, если бы я смиренно согласился исполнять их волю, а то еще и попросил бы прощения, удалась бы твоя затея?  - Вампир оторвался от стены, куда его впечатал пышущий праведным гневом брат и подошел ближе, останавливаясь перед  близнецом, и глядя на его лицо, избегая, впрочем, глаз. Как бы ему не хотелось вглядеться в родные глаза, это было опасно, пока он не убедился, что Батист идет с ним в одну сторону. – Я благодарен тебе за то, что ты меня нашел, за то, что отпустил тогда и не убил сейчас, пока я слаб, но отдавая себя на закланье и давая обещание найти книгу, я хочу знать, какую цель преследуешь ты.  Книга Феба не сводка новостей, брат.
Я поверю тебе, поверю чему угодно, но заклинаю сказать мне правду. В этом мире у меня не осталось никого кроме тебя и знать, что ты добровольно служишь, без какого – либо плана действий, было бы весьма печально.
- И да, кстати, ты сохранил мой медальон? Я хотел бы его забрать, он дорог мне. – Пьер улыбнулся, обнажая клыки.

+1

11

Голос Пьера был очень похож на его собственный, слышать его после столетий было не привычно. Но для брата не было этих столетий. Для него они расстались несколько дней назад, и ему даже в голову не приходит, как время меняет кровь, а вместе с ней и душу вампира. За эти бесконечные ночи Жан-Батист почти полностью отказался от своего Я, лишь одна надежда тлела в нем - найти Пьера и с его помощью все это изменить. Близнец напоминал ему, кем они были когда-то, и что у каждого из них может быть своя цель.
Взглянув на него, он заметил, как брат отводит взгляд. Неужели боится? Не доверяет? И правильно.
- Книга Феба нужна моему Сиру. Я отдам ему этот артефакт, как только найду. Твои сомнения на этот счет оскорбляют меня. Я связан Узами крови, в отличие от тебя, и не могу действовать в личных интересах.
Немного подумав:
- Как видишь, мое положение не на много лучше твоего, ты хотя бы свободен. Впрочем, я не жалуюсь. Я рад, что несу свет детям Каина. Я с радостью бы убил тебя и покончил со всем этим, но я думаю о благе сородичей и действую в интересах Порядка.
Подойдя ближе, Принц заглянул в лицо брата, взгляд его коснулся статуи за спиной Пьера и он шепнул "Мы не одни", а затем добавил громче:
- У меня нет твоего медальона, - мстительная улыбка, - К несчастью, я его потерял.
Пьер мог не смотреть на него, но по тону мог понять настрой брата. Во всяком случае мог понять, что медальона не получит, как провинившийся кот не получит сметаны.
- Идем, я провожу тебя в твою комнату. Тебе нужно отдохнуть и набраться сил.
Направляясь к лестнице, Жан взмахнул рукой.
- Можешь конечно остаться здесь, если тебе понравилось прятаться от Солнца.

0

12

[AVA]http://tvc.rolevaya.com/img/avatars/0016/d0/1c/27-1452378200.jpg[/AVA]Пьер едва сдержался чтобы не расхохотаться. Батист великолепно играл, он мог бы даже посоревноваться с ним в актерском мастерстве. Ни слова правды, но какая вера в свои слова! И все же...
- Что ж, я с радостью посмотрю, какую комнату ты отвел мне. Но, если ты хочешь побыстрее принести книгу своему дражайшему Сиру, медальон верни. Видишь ли, дорогой мой братик, я так хочу помочь тебе, что готов жертвовать собой, а ты отказываешь мне в этой малости. Ты ведь открывал его, не так ли? Должен бы понимать, что он очень дорог мне.
Он усмехнулся, говоря эту несомненную чушь для вампира, он надеялся, что Бетс поймет его как брат, но объяснять, конечно, не стал, следуя за близнецом не задавая лишних вопросов. Фраза, сказанная братом, не выходила из головы. Значит ли это что есть место, где они могут поговорить без масок? Существовало ли вообще такое место? А поговорить им, несомненно надо. Но поделиться своей тайной он мог лишь с тем, кому мог доверять.
- Кстати, ты до сих пор не просвятил меня, сколько я спал? Какой сейчас год, и как ты меня нашел? Мне чрезвычайно интересно и пока я буду восстанавливаться и обживаться в новом мире, ты можешь мне это все рассказать, у тебя ведь будет время поболтать со мной?
Вот тебе предлог брат. Думай, поворачивай и приходи, мне есть что сказать тебе, есть чем порадовать, если я правильно понимаю то, какую цель ты преследуешь, ведь кто как не я, твое отражение, смогу понять тебя и помочь.

0

13

В замке было много шпионов Порядка. Множество глаз и ушей, расставленных повсеместно. И самым главным шпионом был сам Жан-Батист, поскольку его связь с Сиром не позволяла ему даже помыслить о предательстве. Старейшина Нобилис был слишком силен, его контроль и внимательный присмотр ощущался на любом расстоянии. Словно он всегда незримо был рядом. Возможно через своих гулей в замке, наблюдал, ждал и посмеивался над своей марионеткой. Как утомила эта связь за все эти годы, но ждать осталось не долго.
- Не ставь мне условия, брат. Я тебе не жрец, терпеть твои выкрутасы не буду. Забудь про медальон, пока не лишился чего по-дороже. Например, своего острого языка. Полагаю, язык дороже медальона. Если не прекратишь требовать свою цацку, могу лишить тебя любого другого органа, у тебя они не скоро отрастут.
Жан-Батист произносил слова со спокойной уверенностью, краем глаза поглядывая по сторонам темных коридоров замка. Прорицание требовало сосредоточения, а сейчас он был слишком напряжен, взвешивая каждое слово. Рядом с Пьером это напряжение возрастало, начиная покалывать в области груди.
- Ты задаешь много лишних вопросов. Пожалуй, тебе стоит знать только то, что сейчас 1520 год. Остальное не имеет значения. Мы пришли.
Вскоре Принц открыл одну из дверей, за которой оказалась его комната, освещаемая свечами. Здесь было даже уютно. На каменных стенах весели трофеи с охоты, оружие и картины, на полу лежали шкуры, большая кровать, укутанная легким балдахином, располагалась в дальнем углу, все остальное пространство было со вкусом обставлено дорогой мебелью. Поманив брата кивком, он вошел внутрь и прошел через комнату к двери напротив. За ней оказалась еще одна комната, обставленная менее уютно и больше напоминающая склеп. Кровать там была по-меньше.
- Ты будешь спать здесь, - сообщил он, посмотрев на брата, - Располагайся. Если хочешь, можешь позвать гуля, он приготовит ванну и приведет кого-нибудь перекусить. Я же оставлю тебя, у меня еще есть дела. Когда закончишь, сможешь найти меня в главном зале. Там и поговорим.
Сказав это, Жан-Батист развернулся, чтобы уйти.

0

14

Больше Пьер не проронил ни слова. Он выяснил все, что ему надо на данном этапе и напрягать брата смысла не было. Зато вот ванной он воспользовался с удовольствием. Правда, когда гуль предложил помощь, выгнал его. Видеть его тело обнаженным не стоило шавкам старейшин. В прочем, объяснил он это совсем по другому, сказав что ему противно, когда к нему прикасаются люди, уж извини. Всё-таки он столько лет проспал, понимать надо. Гуль на него не обидится, а даже если обидится, Пьеру будет все равно. Приведя себя в порядок и смыв пыль с тела, Пьер оглядел себя и довольно хмыкнул. Брат не слишком расщедрился, но одежду оставил нормальную, чистую и добротную, а уж ее красота и дороговизна не имела никакого значения для последнего. Завалившись на кровать и попросив привести ужин, Пьер снова погрузился в раздумья. Знаний отчаянно не хватало, а Батист, даже если бы хотел, не мог ему помочь. Если он мастер слова, то он практически не мог сопротивляться своему Сиру. Лазейка должна быть, обязательно, но Пьер плохо знал особенности этого клана, нужно было больше информации. В голову пришел разговор с его собственным Сиром, за два дня до его смерти. Тогда он сам пожертвовал собой, чтобы его дети могли уйти. На такое эти все индюки в совете пойти не могли и это была еще одна причина ненавидеть их. Вечная жизнь была не настолько прекрасна как они хотели показать, и если вампир терял человечность его существование становилось бессмысленным. Так говорил его кровный отец, его создатель. Пьер горько улыбнулся своим мыслям. Как бы он не плевал в лицо совету шести, он должен был выполнить договор. Значит придется отдать им книгу... Стоп. Вампир сел в кровати и уставился на свои руки. Тот хмырь в балахоне сказал, что печать перестанет действовать как только он передаст книгу Порядку, значит ли это... Интересно.
В зал он спустился спустя 4 часа, хотя не понимал, о чем они будут говорить. Ничего нового брат сказать наверняка не сможет. А все остальное он уже узнал у гуля. Год, город, настроения людей, все, что требовалось для начала пути. Остальное он выяснит сам. Три дня чтобы отлежаться и восстановиться силы и магию, и можно начать. Главное забрать у этого упрямца медальон. Интересно где он его прячет?
- Ну, я пришел, говори. - Он прислонился спиной к стене, безразлично смотря на брата. Найти бы лазейку в этом тотальном контроле...

+1

15

В зале, где находился Принц, никого уже не было. Только статуя гаргульи под потолком, и сам Жан-Батист, неподвижно сидевший на троне. Высокие белые колонны, уходящие в потолок, оттеняли бледность его лица, делая его самого похожим на статую. Когда голос Пьера эхом отлетел от стен, он медленно открыл глаза. Медитация Принца не была простой медитацией, в этот момент он находился в теле своего гуля за сотни тысяч километров от этого места, но концентрация была грубо нарушена, за что иной бы поплатился головой.
- Тебе стоит поучиться манерам, Продиторес, - проговорил он, переводя туманный ото сна взгляд на брата, - и вообще тебе нужно многое узнать прежде, чем ты отправишься в путь.
Следом за Пьером вошел гуль-дворецкий, чинно поставил на стол поднос, на котором стояли кувшин и два кубка. Принц не обращал на него никакого внимания, приковав пристальный взгляд прохладных глаз к своему близнецу.
- Для начала ты находишься в элизиуме. Ты знаешь, что это значит? В элизиуме запрещено убивать, доставать оружие и пользоваться дисциплинами. Ты должен проявлять уважение к тому вампиру, на чьей территории ты находишься. Ты должен представиться ему сразу же, как придешь на его территорию, иначе у тебя возникнут проблемы. Хранитель элизиума обязан предоставить тебе Убежище на одну ночь, а так же пищу и свою защиту. К примеру, сейчас ты находишься на моей территории, и я даю тебе защиту, Убежище и пищу. Ты должен проявлять уважение и соблюдать запрет на нападение. Если ты нарушишь это правило, этим ты снимешь с меня обязательство защищать тебя, и тогда ты будешь убит. Запомни эти простые правила, они тебе пригодятся в твоем путешествии.
Сказав это, Жан-Батист поднялся с трона и подошел к столу в дальнем углу зала. Гуль удалился, оставив кувшин не тронутым. Как только Принц его откупорил, по запаху стало ясно, что это не вино. Наполнив кубки, он взял их и подошел к брату, протягивая ему один из них. Запах крови, свежей, все еще теплой, возбуждающе щекотал ноздри.
- Пусть Порядок будет к тебе милосерден.. Пей.
Принц внимательно наблюдал за Пьером, показывая лишь легкую заинтересованность.

0

16

- Порядок, значит…  пусть  он хранит и тебя, брат. – Пьер растянул губы в улыбке и принял бокал, почти незаметно дергая ноздрями, ловя аромат. Не то чтобы он не доверял брату… хотя нет, не доверял, пока не мог. Кровь оказалась на редкость хороша, по крайней мере, на запах. Все-таки было, наверно, очень удобно сидеть на троне, пусть и под надзором старейшины. Он коснулся бокалом бокала брата и сделал глоток. Еще не полностью восстановившийся, он вполне осушил бы весь кувшин разом, однако, это означало бы его слабость, а слабость показывать нельзя. А потому, он позволил себе всего один глоток, ожидая пока Жан тоже выпьет.
Начинать разговор не хотелось. Не видел смысла. Пространственные рассуждения на тему величины власти его Сира, и степени везения презренного предателя  были не просто не интересны Пьеру, они скорее были ему противны. А ничего другого брат сказать ему не мог. По крайней мере пока.
Простые правила, да? Ну, конечно. Значит на одну ночь? Что ж, ночь подходит к концу.
- Что еще мне следует знать, перед тем как Ночь закончится? – Спросил он, скучающим взглядом наблюдая за причудливыми тенями, падающими от свечей и скользящими по стене. В этом новом для него мире придется учится жить, и пусть лучше брат расскажет ему, чем он напорется на какой-нибудь сюрприз сам.
Настоящее счастье в том, что можно думать о чем угодно и ни одна древняя сволочь не влезет в голову, пока не посмотришь ей в глаза. Отличная возможность, хотя мне искренне жаль моего создателя. В любом случае он мне не особо мешал.

+1

17

Принц ждал, и дождался, жадно наблюдая, как брат делает глоток и губы его окрашиваются в красный. Жан-Батист сделал глоток следом и улыбнулся, обнажив окровавленные клыки. Разделить трапезу, выпить от одной жертвы – для Жана это всегда значило чуть больше, чем для любого другого.
- Не думаешь же ты, что я тебя выгоню под утро? Ты останешься здесь до тех пор, пока я не решу, что ты готов. Я несу ответственность за тебя, мой дорогой сородич.
Рука Принца легла на плечо Пьера, слегка сжав его, глаза пристально следили за лицом напротив, так похожим на свое собственное. Голосе его зазвучал мягко.
- Возможно, совет и я ошибались в тебе, и ты действительно сможешь стать одним из нас. Со временем, конечно. Когда ты поймешь, что мы едины в наших желаниях о мире и благополучии нашего рода, ты захочешь примкнуть к Порядку. Ты хочешь возродить свой род и быть свободным от гнета древней вины. Порядок хочет предотвратить уничтожение рода вампиров. В сущности, нам с тобой нечего делить. Никто не пожелает твоей смерти, если ты будешь на нашей стороне.
Отпив еще крови, Жан отступил и поставил бокал на столик рядом со своим троном, а сам сел на место, жестом предлагая брату присесть на кресло рядом.
- Твой Сир должен был рассказать тебе о Маскараде. Ты в курсе, что люди не должны знать о нас? Сейчас с этим очень строго. Если смертный узнал о твоей сущности, его следует убить. Ты должен убирать за собой следы, чтобы никак не выдать причину смерти жертвы. И еще, любой, кто представляет угрозу Маскараду, должен быть уничтожен. Если тебе попадется такой вампир, убей его. Разрешено нарушать Маскарад в случае нападения охотников на вампиров, но в этом случае жертвы должны быть уничтожены. Обычно это забота местного Принца. Если же у тебя стычка с вампиром, вы должны драться вдали от наблюдателей. Ах, да, постарайся по-меньше убивать. Сородичей защищает Порядок, так что меньше смертей – больше доверия.
Принц откинулся на спинку трона, подхватив кубок и сделал глоток, поглядывая через край кубка на своего близнеца.

0

18

Пьер сел в предложенное кресло и позволил себе еще пару глотков. Он внимательно слушал то, что говорит брат, отметая лишний мусор его речи и укладывая в голове то, что считал действительно необходимым.  С маскарадом все было понятно. Этот момент он усвоил, еще будучи совсем юным. Тайна значит тайна. Пьеру вообще не улыбалось обозначать себя сейчас, когда он был один. Охотники не перевелись, и это подтверждали слова брата.  Нарушившего убить, свидетелей не оставлять, все тоже самое чему его учил отец.
- Когда выборы новых шести? – Вдруг спросил он, отставляя пустой бокал. Это казалось важным. По крайней мере, могло кое-что объяснить. – Не подумай ничего плохого, просто это же важный момент жизни, не так ли?
Да уж, важнее некуда. Но если это время близко, будет, по крайней мере, понятно сколько времени меня в запасе.  И все же… сидеть вот так, как в старые добрые времена, пусть в бокалах и не вино… на удивление приятно. Всего жесты, незаметные намеки, едва уловимые для всех, но такие понятные мне. Надежда. Какая ирония, черт возьми, надежда для последнего проклятого.
- Скажи мне Бетс, что осталось от дома Августа? Вы ведь наверняка сожгли его, но, может хотя бы, руины остались? Чья это сейчас территория? - И этот момент был важен.

+1

19

- Когда выборы новых шести? Не подумай ничего плохого, просто это же важный момент жизни, не так ли?
- Я не владею такой информацией, - уклончиво ответил Принц, - Это дела совета Старейшин и таким, как мы, не следует о них много знать.
Кто такой Август, Жан-Батист понятия не имел, но догадывался, что это Сир его брата. Интересно, что за мысли вертелись в голове Пьера? Вопросы, которые он задавал, могли дать ему почву для каких-то планов, а у Принца были свои планы на брата, помимо тех, которые имел на него совет. Немного поразмыслив, он ответил:
- Если ты имеешь ввиду Орлеан и близлежащие города - это моя территория. Мне выпала честь стать Принцем совсем недавно. Что стало с домом Августа я не знаю, ровно как не знаю, кто такой этот Август. Однако, это все не имеет отношения к твоей миссии. Задавай правильные вопросы, или посвяти меня в свой замысел. Ведь он у тебя есть? Зачем тебе какой-то трухлявый дом? Хочешь сделать из него убежище? Не смеши меня. Я могу дать тебе любое понравившееся здание во Франции, если пожелаешь. Когда ты выполнишь миссию, нехватки в средствах у тебя не будет.
Жан-Батист осушил кубок до дна, поставил его на стол и чуть улыбнулся, приготовившись внимательно слушать. Времени до рассвета оставалось совсем немного, нужно было обсудить еще пару вопросов, но хотелось дать возможность Пьеру высказаться, дабы создать видимость приятной беседы.

0

20

- Брось, братец, мне не нужны твои дома, ни во Франции ни где-то еще. И да, меня интересовал Орлеан. Это прекрасно, что это твоя территория. К моей миссии, насколько я понимаю имеет отношение все, с помощью чего я могу найти и принести тебе книгу. Так позволь я сам буду решать нужен мне трухлявый дом или нет. Не думаешь же ты, что я стану делиться с тобой всеми планами? Если бы Продиторес рассказывали свои тайны, они не были бы так опасны, как, впрочем, и любой другой клан. Однако, могу дать тебе обещание, что ни прозябать в бездействии,  ни нарушать  законы  Порядка, ставя тебя в неловкое положение, я не намерен. Я высоко ценю твое заступничество. Тем более, что это даст точку возрождения моего рода. Расскажешь мне что-нибудь еще из того, что мне положено знать и чего не положено делать? Мне чрезвычайно нравится слушать твой голос. Тем более что я уже отчаянно хочу спать. Быть может, ты мне приснишься…это было бы забавно. - Пьер усмехнулся. Тончайший намек, поймет его брат или нет? 
Он откинулся в кресле, скользнув взглядом по лицу сидящего напротив, оценил и надменный прищур глаз, и привыкшие кривиться в брезгливости губы, что сейчас растянулись в полуулыбке. Как бы ему хотелось верить, что она искренняя... Что скрывал вампир сидящий перед ним, которого Пьер привык считать братом. Сможет ли он доверять младшему так же как когда-то давно. Зачем на самом деле он разбудил его? Тысяча вопросов и ни одного ответа. Но, если брат его поймет, и им удастся поговорить днем, пока старейшины спят…  это многое объяснит.

+1

21

Выслушав брата, Жан-Батист усмехнулся, разглядывая его лицо из под полуопущенных век. Ответ его удовлетворил, на раскрытие планов он по-правде не рассчитывал, а туманные намеки старался не понимать, по крайней мере делать вид, что не понимает.
- Ты ничуть не изменился, Пьер. Из нас двоих ты был сильнее, а я - умнее. Не забывай об этом, строя какие-то планы за моей спиной. Я всегда буду на шаг впереди.
Поднявшись со своего места, Принц мягкими шагами подошел к столу, на котором были какие-то карты, и жестом подозвал к себе брата.
- Мы не единственные, кто ищет книгу Феба, - сказал он, разворачивая карту, - Охотники на вампиров, называющие себя Серым братством, Отступники, заговорщики - многие желают прибрать к рукам библию вампиров. Мои агенты не слишком далеко продвинулись в сборе информации, но достоверно известно, что книга у хранителя Малефикус. Кто он - никто не знает. В последний раз о нем было слышно в Италии, - палец Принца скользнул по карте, очерчивая дугу, - Здесь находится один из штабов Серого братства. Хранитель имел с ними дело, каким-то образом он передал братству крупицу знаний. Теперь они умеют создавать Кровь Авеля - сильнейшее оружие против нас. Свойства ее страшны. Кровь Авеля - смертельная отрава для нас. С ее помощью можно поставить преграду и наши силы не будут действовать. К счастью, у нас есть Слеза Каина - противоядие. Я дам тебе ее. Одна из наших целей - узнать заклинание Крови Авеля.
Оглянувшись на Пьера, Жан-Батист сказал:
- Я бы начал поиски оттуда.

0

22

Вот теперь информация была полезна вся. И вот теперь Пьер весь обратился в слух, внимательно следя за пальцем брата на карте и слушая что он говорит, ведь все его слова непосредственно относились к поискам книги.
- Хранитель, значит... Интересно как его зовут... Хорошенькая у меня компания подбирается, охотники, отступники…- Пробормотал старший, обводя пальцем место на карте, что граничило с океаном, и не было указано Батистом. – Мне будет нужен корабль и команда. Хотя с командой я пожалуй разберусь сам. И, пожалуй, корабль строить придется на заказ. Найдутся у принца лишние деньги на прихоть братца?
Совсем без колкостей Пьер просто не мог. Тем более, что его слова, если не обращать внимания на ерничество, не были пустым трепом.
- Давай подробнее и  про Кровь и про Слезы. Что это, как именно действует? В больше степени меня интересует как именно обе эти новинки действуют на нас. Просто смертельность меня не интересует. Что будет если воткнуть стрелу в вампира, смазанную Кровью?  Как действует Слеза?  И есть ли еще какие-то новинки  у охотников, о которых тебе известно? Думаю это мне пригодится.
Он подошел почти в плотную к брату, оглядывая карту из-за его плеча и водя по ней пальцем, простраивая одному ему известные маршруты.  А потом и вовсе взял стоящее на столе перо и принялся чертить прямо на карте, соединяя линиями определенные города и обводя их кругами и расставляя над ними цифры. Под номером один Орлеан, под номером два Неаполь и еще несколько городов.
- Кстати, еще мне нужна будет кольчуга, мелкого плетения, двойной вязки, с длинным рукавом. И одежда, определенного вида и качества.  – От развернулся так, чтобы оказаться лицом к лицу с братом, огибая его. – И кинжалы. Тоже под заказ. Сможешь?

Отредактировано Жан-Пьер де Леонкур (2016-04-02 09:34:55)

0

23

- Найдутся у принца лишние деньги на прихоть братца?
- Как всегда, - ответил Жан, искоса глянув на Пьера с ухмылкой, - Помнится, ты вечно клянчил у меня деньги, спуская все на вино и женщин.
Принц с трудом удержал в себе "Доживу ли я до дня, когда ты начнешь зарабатывать сам?" и "Бог наградил тебя смазливым личиком, задумайся, как это можно использовать." В эту секунду было очень сложно удержаться от подкола, но, тем не менее, Жан снова стал серьезным, переводя взгляд на карту
- Кровь Авеля это зачарованная кровь вампира клана Малефикус. В Сером братстве есть вампиры этого и других кланов. Но в основном Малефикус, поскольку им свойственно ненавидеть свой род. Вампиров-охотников называют мстителями. Они так же опасны, как прочие охотники на вампиров, или более опасны, поскольку их сложно распознать.
Жан-Батист на секунду замолчал, почувствовав, как уплотнился воздух из-за подошедшего со спины Пьера.
- Так вот, - продолжил он, делая шаг в сторону и уступая дорогу, - Если оружие охотника смазать кровью Авеля, это будет действовать против нас как смертельный яд. Опасно любое количество, чем его больше, тем быстрее он действует. Противоядие, как я уже сказал, достать очень не просто. Оно есть в небольшом количестве у каждого Принца..
Младший де Леонкур чуть улыбнулся, наблюдая за действиями Пьера. Брат в этот момент выглядел сосредоточенным и предприимчивым, что слегка забавляло и умиляло.
- Охотники умеют каким-то образом оберегать места от проникновения вампиров и себя от наших способностей. Тоже с помощью крови Авеля. И последнее ее свойство - если ее выпить простому человеку, то по силам он нам равен на какое-то время.
Наконец брат оторвался от своего увлекательного занятия и принялся выдавать новые пожелания, на что Жан-Батист изогнул бровь.
- Кольчуга? Кинжалы? Ты ведь сам оружие. Но Каин с тобой, сделают тебе любые игрушки. Вот только...
Принц лукаво улыбнулся, шагнув еще ближе и наклонился к уху Пьера, сказав доверительно:
- Я покажу тебе кое-что по-лучше кинжалов. Уверяю, тебе это понравится.
Жан взглянул с улыбкой в глаза брата, которые были сейчас так близко, что можно было разглядеть в них собственное отражение. Внезапно хлопнув брата по предплечью, Жан-Батист быстро отступил.
- Довольно, - взмахнул рукой Принц, - Все прочее обсудим завтра. Солнце поднимается.
Говоря это, Нобилис направился к выходу, чтобы отправиться спать.

0

24

Пьер замер на мгновенье наконец встречаясь глаза в глаза с Батистом и, улыбнулся своему отражению настолько искренне, насколько это возможно вампиру. Но мгновение прошло, Бетс отошел и Пьер снова вернулся в свое привычное полунасмешливое состояние.
- Да-да, я сам оружие, прекрасно понимаю. Однако,  есть некоторые вещи, которые помогают жить. И я напомню тебе завтра рассказать мне о том, что ты так загадочно обещал. – Он шутливо склонил голову и проводил удаляющуюся спину брата глазами. Спать, конечно, надо. Солнечный свет, что губителен для вампиров, не приятен даже с занавешенными шторами. Да и слабость какая-то во всем теле, однако, это все можно перетерпеть если есть цель, а у Последнего она была. В свою комнату, которую ему так любезно предоставил брат, он зашел когда Жан уже готовился ко сну. Пройдя мимо него, даже не глядя в его сторону, он скрылся за дверью и улегся на кровать намереваясь думать и ждать.
Принц дал достаточно информации для размышления. Эти три дня, необходимые для восстановления витэ и нормализации самочувствия, он потратит на объяснения того, что ему нужно и подготовку. И только потом двинется в путь. Сначала на окраину Орлеана, порыскает в том, что осталось от родного дома. Даже если эти «порядочные» сожгли его дотла и разрушили стены, до подземки они точно не добрались. Он сам-то с трудом находил туда вход, это при том, что много раз там был. Все-таки Август был великим любителем шуток и загадок с первоклассным чувством юмора. Потом в Неаполь на поиски одного хорошо знакомого ему вампира. И будет очень здорово, если этот вампир остался жив до сих пор. Хотя что ему сделается, старому пройдохе. Что-то подсказывало Продиторес, что именно он рассказал охотникам как сделать кровь Авеля. Кто еще на это способен? В любом случае у них с Августом был договор и Пьер очень надеялся что Малефикус  помнит о нем и не отступится. Вампиры ведь зло, так?
Пьер хохотнул своим мыслям и посмотрел на часы. Что-то он задумался,  время приближалось к полудню. Все уважающие себя вампиры уже давно спали, и старейшины вряд ли отличаются бессонницей.  Он поднялся с кровати, и высунулся из комнаты, оценивая насколько комфортно будет ему выйти и только потом вышел в спальню брата, оценивая убранство. Свечи, тени, белый шелк и посреди всего этого его близнец. До жути романтично. Пьер, совсем не прилично  хихикнул, но в слух высказываться не стал, мало ли. Он подошел ближе к кровати брата и сел на постель проводя рукой по щеке спящего вампира, готовый ко всему, хотя прекрасно понимал, что тот не проснется от одного поглаживания.
До чего беззащитный. Убить во сне и все – нет проблем. Значит все – таки доверяет, раз остался наедине со мной, без охраны. Понятно что если  я его убью, то и сам не выйду от сюда живым, но все равно…  значит помнит, значит верит… хорошо. Потрясающе хорошо. Уголки тонких губ поползли вверх помимо воли.
И все-таки, сидеть и смотреть на красавца – брата это здорово, конечно, но надо и честь знать.
- Бетс. Эй, Бетс, подъем, дом горит. –  Негромко позвал Пьер, встряхнув спящего и на всякий случай отпрянув назад, мало ли что его умный братец со сна учудить может. – Доброе утро.

+1

25

С тех пор, как кто-то в последний раз вот так бесцеремонно будил Принца, прошло уже очень много времени. Днем вампиры были слишком уязвимы, поэтому двери комнаты Жана-Батиста охранял с обратной стороны Страж, а окон здесь не было. Нехотя выпутываясь из глубокого сна, младший де Леонкур уже догадывался, кто мог пойти на такую дерзость и разбудить его посреди бела дня. Он приоткрыл глаза и приподнялся на локтях, разглядывая настороженное лицо брата.
- Пьер, дай мне немного поспать, - сонно проговорил он, рухнув обратно и повернулся на другой бок, укутываясь простыней. Но раньше, чем Морфей успел утащить его обратно, Жан осознал, что сейчас они впервые совсем одни. Возможно, Пьеру не терпелось с ним уединиться чтобы сказать что-то важное? Эта мысль кольнула в груди, нехотя Жан снова открыл глаза и медленно сел на кровати, расставаясь с простыней. Спал он в белой сорочке, как это делают люди, а вот Пьер даже не разделся. Похоже, он готовился к тому, чтобы потревожить сон младшего. Нахмурив брови, Принц уставился на брата, надеясь, что тот ему сейчас скажет что-то чрезвычайно важное.
- В чем дело?

0

26

Пьер улыбнулся,. Возвращаясь к кровати и сначала садясь, а потом и вовсе нагло улегся, обнимая брата.
-Может быть не справедливо будить тебя, когда ты так сладко спишь, но я не мог дождаться того момента, когда ты перестанешь оглядываться на каждое свое слово.  Я невероятно скучал. И как тебя угораздило попасть к мастерам слова. Но я хотел не об этом… Я знаю где книга, ну точнее знаю где она была до того, как я улегся спать. Скажи мне, Бетс, каково это находится под действием уз, которые вытягивают из тебя все жилы? Хочешь ли ты разорвать их? Что если бы это было возможно? Что бы ты стал делать оказавшись на свободе? - Он говорил полушепотом,сбиваясь с одной мысли на  другую, желая так много сказать, склоняясь почти вплотную к уху  брату, понимая, что скорее всего, за его дверью кто-нибудь из охраны точно есть, и не факт что этот кто-то служит напрямую принцу, а значит может услышать, может донести. И хотя такая интимность позы волновала вампира, навевала воспоминания,  не совсем уместные сейчас,  выбора все равно не было. – Скажи мне брат, я слишком хорошо знаю тебя, чтобы верить в то, что ты добровольно стал марионеткой, которую дергают за ниточки. У твоего непутевого брата есть чем тебя удивить.
Пальцы скользнули вверх по боку, задевая ребра и ключицы и…
- Медальон?  - Пьер замер, глядя на близнеца, но, впрочем, не сделал ни одной попытки вытащить его из под рубашки, увидеть его или отобрать.  – Спасибо. Говори, Бетс. Говори, пока нас никто не слышит. Иначе катись к черту со своими планами. Я могу играть с жизнями кого угодно, могу плевать на свою собственную, но я хочу быть  уверен в том, что мой брат верен мне так же, как  и я ему, верен своему общению. Иначе вот тебе мое сердце – можешь оборвать мою жизнь своими же руками.  И плевал я на весь этот мир.

+1

27

В первые секунды Принц удивленно вскинул брови, не ожидая такой откровенности, попытался даже высвободиться, но быстро сдался, слушая убаюкивающий шепот возле уха. Рука его опустилась на спину брата, слегка сжав ткань его рубахи. Пьер говорил и спрашивал так много, что сонный разум не успевал переваривать информацию. К тому же этот его пыл сбивал с толку. Продиторес был горяч, казалось, в этих объятьях он сейчас сгорит дотла.
- Медальон?
Только сейчас Жан сумел опомниться и машинально перехватил руку Пьера за запястье, убирая ее по-дальше от своей шеи. Посмотрев в его глаза холодным взглядом, он дождался окончания речи приподнялся и навис сверху, прижав руки старшего к кровати.
- Попридержи коней, мой пылкий брат, - Жан-Батист смотрел на него сверху пару секунд, потом тихо рассмеялся. Сейчас Пьер был очень слаб, как букашка какая-нибудь, выбраться из тисков младшего он бы не смог, если бы захотел. Руки Принца удерживали его крепко и бескомпромиссно.
- Ты не в том положении, чтобы требовать ответов, но я тебя успокою. Я никогда не был сторонником слепого повиновения. Я сознательно пил кровь Старейшин и стал пешкой своего Сира. Дойдя до края доски, пешка становится ферзем. Поэтому, отвечая на твой вопрос, хотел бы я разорвать Узы - нет. Я доволен положением вещей, поскольку все это сделало меня тем, кто я есть. Когда-нибудь я изменю ход истории прямо под носом Старейшин. Для этого нужно много терпения, но я очень терпелив. Ведь мне хватило терпения отыскать твою могилу. Это было все равно что искать иголку в стоге сена. Ты заставил меня попотеть, братишка.
Усмехнувшись, Жан-Батист отпустил руки Пьера и сел, взглянув на него с привычной прохладой. Не смотря на то, что сидел он на нем верхом, его ничуть не смущала эта поза.
- Так что ты там сказал о местонахождении книги?

+1

28

Вот как. Что ж, ладно. Так, значит так. Пока медальон у него, пусть там и остается. Смысл его все равно не разгадать ни брату, ни кому бы то ни было еще. А на его шее, он в большей безопасности чем у меня.
Пьер заложил освобожденные руки за голову, оглядывая сидящего на нем брата и ухмыльнулся, подумав о том, насколько это все пошло выглядит.  Бетс не ответил на все, что спрашивал Пьер, но даже то, что он сказал было лучше чем то, что было вначале.
- Не в моем положении? - Губы Пьера расплылись в улыбке и он показательно скользнул взглядом по фигуре брата, не особо скрытой рубашкой. – Мне мое положение вполне нравится. Ладно, что касается книги. То, что Продиторес выкрали книгу в свое время не сказки. Мы действительно увели ее прямо из под носа тогдашнего  хранителя. Но, когда вы начали на нас охоту, решили, что оставлять ее опасно и отдали ее одному из Малефикус, заключив с ним сделку.  Я не знаю жив ли он, но выясню это. И если жив, принесу тебе книгу. А если он мертв, найду того, кому он ее передал. Вся сложность в том, чтобы найти его. Для этого мне и нужен корабль и руины моего дома. Видишь, все просто брат. Насколько мне известно от того хранителя, книга имеет много интересных сюрпризов. Жаль, что мне не удалось обучиться древнему языку.
Пьер замолчал  глядя в глаза Батиста и не делая больше попыток пошевелиться. Сейчас он не смог бы сдвинуть близнеца с места, вздумай он сопротивляться, да и зачем? Ему вполне нравилось такое положении. Как давно он не чувствовал подобного. Хотя, Жан явно дольше. Ведь то время что он спал, брату пришлось жить одному.
- Хотел бы я повернуть время вспять и провести эти долгие годы твоего одиночества с тобой. – Он все же потянул руку, касаясь щеки своего отражения, тепло глядя в глаза, и почти сразу убирая ее, и возвращая своим глаза привычную насмешливость.  – Удобно тебе? Остаться что ли тут? Твоя кровать явно уютнее моей.

+1

29

Интересно, что творится в твоей голове? Ждать ли мне предательства? И как скоро? Ты сладко поешь, Пьер, но я то тебя знаю. Будь ты рядом все эти годы, вероятно, я бы никогда не стал Принцем, пытаясь отмыться от подмоченной твоими стараниями репутации. Ты не так прост. Мы оба.
Взгляды Пьера были проигнорированы, может потому что Жан-Батист был слишком сонный, а может ему было действительно не до этого. История книги, точнее то, как она кочевала между двумя кланами, заботила его гораздо больше, нежели куда там смотрит брат. Впрочем, тому удалось таки задеть Принца за живое и немного расколоть его лед.
– Удобно тебе? Остаться что ли тут? Твоя кровать явно уютнее моей.
Фраза вызвала какие-то воспоминания, зарытые очень глубоко. От них он старался избавиться еще при жизни, а сейчас они вызвали улыбку. Помнится, в определенном возрасте им стали запрещать спать вместе, но старший решал эту проблему, по ночам пробираясь к нему тайком.
- Как в детстве? - улыбнулся Жан, наклоняясь к уху Пьера и двусмысленно прошептал:
- Старший брат хочет поиграть со мной?..
Выждав красноречивую паузу, Принц слез с него, ложась рядом.
- Я не против, оставайся. Только...
Младший широко зевнул и повернулся лицом к брату, укладываясь по-удобнее.
- Расскажи, что там была за сделка и что еще за древний язык? Кто его может знать? Похоже, у тебя информации больше, чем у меня. Ты не перестаешь меня удивлять.

+1

30

- Хм, я бы пожалуй поиграл. – Облизнулся старший, но с места не двинулся и только когда  принц улегся, притянул его к себе, обнимая.  – Книга, которую ты ищешь очень красивая, в резном серебряном переплете и теплая на ощупь, будто живая. Она написана на древнем языке первых не живущих, который на сегодняшний день знают только хранители книги. В ней содержится наша история, и заклинания, удивительной силы. И я даже не сомневаюсь, что секрет крови  Авеля  есть в этой книге. А еще я сомневаюсь что кто-то из старейшин видел эту книгу в живую, хотя не берусь утверждать обратное.  Я не знаю содержания книги, но точно знаю о том, чудес в ней много. Когда-то мы пытались ее перевести, но, конечно, не смогли.  Впрочем, если я найду того хранителя, будет гораздо проще.
Пьер глянул на засыпающего брата и улыбнулся.
- Спи, младший. Скоро уже надо будет вставать. Спи, а я как когда-то давно, буду охранять твой сон.  Придет время детей ночи, тебе опять играть свою роль, но пока солнце греет эту землю – забудь обо всех проблемах и спи. А я никуда не денусь. Даже отправившись на поиски, я больше не оставлю  тебя, пока хожу по этой земле. Спи, Бетс, кончилось твое одиночество.
Еще долго, до самого вечера, до самой темноты, он гладил брата по плечу, совершенно не представляя на кой черт тому это нужно. Его брат жил один столько лет, так с чего бы ему нуждаться в том, кто и при жизни доставлял столько  хлопот,  и все же, казалось правильным каждое слово, словно давно уже надо было все это сказать.
Он так и не ушел с кровати до самого пробуждения Жана, не меняя позы. Ему было о чем подумать. Все – таки условия сделки он так и не рассказал. Ни к чему пока. А ночью брат не спросит. Не в его интересах подобное обсуждать под чутким взором старейшин. Значит начнем подготовку. Главное быть осторожным и не лезть на рожон. Пьер никогда не был пай-мальчиком, однако, как бы не ерничал,  уходить с этого света пока не хотелось.

Отредактировано Жан-Пьер де Леонкур (2016-04-03 12:38:36)

+1


Вы здесь » The Vampire Chronicles » Завершенные эпизоды » Пробуждение